КалейдоскопЪ

Начало Великой Отечественной войны

Значение победы под Москвой. Образование антигитлеровской коалиции

Уничтожение Советского Союза было одной из главных целей германского фашизма на пути к мировому господству. Под прикрытием договоров 1939 г. фашистское руководство тщательно готовилось к внезапному нападению на СССР. 30 июня 1940 г., в первый день после прекращения огня во Франции, начальник германского генерального штаба генерал Гальдер записал в своем дневнике: «Основное внимание – на Восток». Тщательно разработанный «план Барбаросса», был подписан Гитлером 18 декабря 1940 г. В нем предусматривалось обрушить на СССР с первых дней войны основные силы вермахта и разгромить Красную Армию в ходе кратковременной кампании («блиц-криг») «еще до того, как будет закончена война против Англии». Вопрос почему Гитлер решился напасть на СССР, оставив у себя в тылу воюющую Англию, т. е. вести войну на два фронта, вопреки принятой ранее доктрине, еще не получил полного освящения. Ряд документов этого периода в Англии засекречен до 2005 г., в США срок секретности вообще не установлен. Сейчас можно сказать, что большую роль в этом «роковом», как писали затем гитлеровские генералы, решении сыграла недооценка силы Советского Союза, стремление использовать слабость Красной Армии, не закончившей перевооружение и не оправившейся после массовых репрессий против командного состава, а также надежда на международную изоляцию СССР.

Планируемая «молниеносная война» против СССР должна была, по расчетам стратегов, закончиться через 8-10 недель и во всяком случае до наступления зимы. Гитлер особенно подчеркнул, что война должна вестись «на уничтожение» с целью ликвидации Советского государства. «Всю территорию России нужно разделить на ряд государств с собственными правительствами, готовыми заключить с нами мирные договоры». Главной целью завоеваний были изложены в генеральном плане «Ост», в котором намечалось выселить в Сибирь из западных районов СССР, Польши, Чехословакии около 31 млн человек (затем было предложено увеличить число до 51 млн человек). На отнятые земли предполагалось переселить 10 млн немцев, которые должны были онемечить около 14 млн оставшихся здесь жителей. В этом же плане намечалось и «сокращение» населения ряда национальностей. Гитлер дал распоряжение «принять необходимые меры против размножения ненемецкого населения» на оккупированных территориях. История не знала столь чудовищных человеконенавистнических планов.

К лету 1941 г. у советских границ были развернуты огромные вооруженные силы, полностью подготовленные для гигантского наступления под тщательно разработанным планом.

Несмотря на явное нарастание непосредственной угрозы, Советский Союз оказался не подготовленным для успешного отражения агрессии, что и определило трагический характер начала войны, привело к крупным поражениям Красной Армии и ее отступлению летом и осенью 1941 г.

Причины наших неудач можно разделить на объективный и субъективный. Говоря о причинах поражения Советских войск в начале войны, необходимо отметить, что противник в этот период имел ряд преимуществ в военно-экономической подготовке и обладал более высоким военно-техническим уровнем. На его стороне был также двухлетний опыт победоносной войны в Европе. Но основными причинами трагических результатов начальных операций все же были просчеты и ошибки в руководстве страной и Вооруженными Силами, последствия культа личности Сталина и репрессий 30-х гг.

Усилиями советского народа под руководством партии в короткий исторический срок была создана в стране современная индустрия, позволявшая оснастить армию и флот всем необходимым. Однако Красная Армия, одна из крупнейших армий мира, была сильно ослаблена репрессиями 1936–1939 гг., охватившими основную массу командных кадров, особенно высшего звена. В результате не только были уничтожены опытные, проверенные в боях командиры и политработники, но и создана в армии обстановка страха, боязни инициативы и ответственности за принимаемые решения.

Серьезной причиной наших неудач были также сталинские репрессии. Они затронули тысячи военачальников. Многие крупные советские теоретики военного дела были репрессированы. Среди них М.Н. Тухачевский, А.Н. Егоров, И.П. Уборевич, А.А. Свечин, Я.Я. Алкнис, С.М. Белицкий, А.М. Вольке, А.В. Голубев, Г.С. Иссерон, В.А. Меликов, А.И. Корк, Н.Е. Какурин, Р.П. Эйдеман, А.Н. Лапчинский, А.И. Верховский, Г.Д. Гай и многие другие. Вне всякого сомнения, это нанесло огромный ущерб боеспособности Красной Армии.

К примеру, для подготовки майора Генерального штаба требуется как минимум 10–12 лет, командарма – 20 лет. А их почти всех репрессировали. Это дезорганизовало армию, вырвало из рядов талантливых командиров. На их место часто приходили недостаточно грамотные и опытные люди. 85 % командного состава наших Вооруженных Сил занимали свои посты менее года. К началу войны только 7 % командиров имели высшее военное образование, а 37 % не прошли и полного курса обучения в средних военно-учебных заведениях. Из 733 высших командиров и политработников (начиная с комбрига и до Маршала Советского Союза) было репрессировано 579. С мая 1937 г. по сентябрь 1938 г. подверглись репрессиям почти все командиры дивизии и бригад, все командиры корпусов и командующие войсками военных округов, большинство политработников корпусов дивизий и бригад, около половины командиров полков, треть комиссаров полков. Почти все эти сведения о потерях командного состава Красной Армии были известны германской разведке. Не случайно начальник генерального штаба сухопутных сил фашистской Германии генерал Ф. Гальдер в мае 1941 г. писал: «Русский офицерский корпус исключительно плох. Он производит худшее впечатление, чем в 1933 г. России потребуется 20 лет, пока она достигнет прежней высоты». Правда, Гальдер ошибся, офицерский корпус Красной Армии удалось воссоздать в годы Великой Отечественной войны. Однако пришлось заплатить за это слишком дорогой ценой.

Резко упал уровень оперативно-тактической грамотности офицерского корпуса. Репрессии против инженерно-конструкторских кадров, работавших в области военной техники, и руководства военной промышленности снизили темпы разработки и выпуска военной техники и перевооружения армии новыми ее образцами. Таким образом, несмотря на увеличение численности вооруженных сил к началу войны (до 5,3 млн человек), боеспособность Красной Армии была значительно ослаблена.

План отражения агрессии исходил из ошибочных представлений, что война с обеих сторон начнется армиями прикрытия, а основные силы будут развертываться с проведением мобилизации (как это было в Первой мировой войне) в течение последующих 10–15 и более дней. Была допущена крупная стратегическая ошибка и в определении направления главного удара противника. Сталин, вопреки мнению маршала Б.М. Шапошникова, считал, что он будет нанесен на юг, где и были дислоцированы основные силы танковых и механизированных войск.

Роковую роль в неподготовленности нашей армии к отражении агрессии сыграли переоценка дипломатических средств, просчет во времени возможного начала войны и запрещение Сталиным проводить мероприятия по переводу войск на повышенную готовность, «чтобы не спровоцировать войну с Германией». До самого начала войны, несмотря на многочисленные данные разведки и дипломатических источников о сроках нападения Германии, Сталин и Молотов считали, что им удастся договориться с Гитлером и оттянуть столкновение, строго выполняя свои договорные обязательства и демонстрируя мирные намерения. Поэтому в то время, когда гитлеровская армия заканчивала развертывание своих войск для наступления на Советский Союз, советские войска находились в местах дислокации мирного времени. Директива, отданная в ночь на 22 июня все еще предусматривала возможность «провокационных действий» со стороны Германии, но и она не успела дойти до войск. Первые удары гитлеровских захватчиков оказались внезапными для соединений и частей Красной Армии. В первый день войны на советских аэродромах было уничтожено 900 самолетов, враг захватил господство в воздухе, дезорганизовал управление войсками. Только Военно-морской флот, своевременно приведенный в оперативную готовность № 1 наркомом ВМФ адмиралом Н.Г. Кузнецовым, сумел отразить нападение, не потеряв от первых ударов авиации врага ни одного корабля, и организованно приступил к ведению оборонительных боевых действий.

Гитлеровское командование ввело в сражение основные силы вермахта, превосходящие в 6–8 раз наши войска на главных направлениях. Развернулись тяжелые приграничные сражения, исход которых оказался трагичным для Красной Армии.

Спешно созданные в ходе начавшейся войны сначала Ставка Главного Командования во главе с наркомом обороны маршалом Тимошенко, а затем Ставка Верховного Главнокомандования во главе со Сталиным не смогли эффективно руководить войсками в сложившейся обстановке. Сталин, сосредоточив в своих руках руководство партией и государством, будучи Председателем ГКО, Верховным Главнокомандующим, Народным комиссаром обороны, не был достаточно подготовлен к специфической деятельности руководства войсками.

Советские войска, оказывая сопротивление, вынуждены были отступать, неся большие потери. Партия разработала программу мобилизации всех сил народа на защиту страны, подняла и организовала советский народ на Великую Отечественную войну. Коммунисты были на всех опасных и ответственных участках борьбы. КПСС стала «воюющей партией». Страна напрягала силы для обороны. Под огнем врага эвакуировались предприятия из районов, находящихся под угрозой нападения, население поднималось на строительство оборонительных рубежей, промышленность всей страны быстро перестраивалась на военный лад, шла мобилизация, создавались новые армии, которые выдвигались на встречу наступающему врагу.

Несмотря на тяжелые условия начала войны, отпор Красной Армии и народа нарастал. Расчеты гитлеровцев на то, что, разгромив войска приграничных округов в первые недели войны, они смогут беспрепятственно продвигаться к Москве, Ленинграду, Донбассу, а Советский Союз как государство распадется, провалились. Ожесточенные сражения на дальних доступах к Ленинграду, в районах Киева, Одессы, Мурманска и под Смоленском показали миру решимость советских людей отстоять свою страну. План молниеносной войны начал разваливаться. 4 августа Гитлер на совещании заявил, что если бы он перед войной был достаточно информирован о силе Красной Армии, то «принять решение о необходимости нападения на СССР ему было бы значительно труднее».

Сопротивление Красной Армии и решимость советского народа, поднявшегося на Великую Отечественную войну, вызвали поддержку со стороны прогрессивных сил мира. Начался процесс консолидации всех антифашистских сил.

Историческое значение имела в этом процессе победа советских войск под Москвой. Последние исследования Московской битвы значительно расширили наши представления о ее месте в ходе Второй мировой войны. Взятие Москвы было главной целью гитлеровской армии в 1941 г., условием победоносного окончания войны с Советским Союзом и важным этапом в борьбе за мировое господство. Но это решающее сражение 1941 г. гитлеровское руководство проиграло. С первым поражением немецко-фашистских войск во Второй мировой войне рухнул миф о непобедимости немецкой армии, потерпела крах доктрина молниеносной войны. Советский Союз выстоял и остановил агрессию, молниеносная война перешла, вопреки планам гитлеровского руководства, в длительную и кровопролитную борьбу со все нарастающими силами СССР и складывающейся антигитлеровской коалиции. Таким образом, победа под Москвой изменила стратегический характер всей Второй мировой войны.

В битве под Москвой Советский Союз нанес первое поражение фашизму, положил начало его разгрому в тот период, когда он обладал наибольшей военной мощью, а прогрессивные силы были еще разобщены и союз стран антигитлеровской коалиции только складывался. Мужественное сопротивление советского народа вдохновило народы мира на борьбу за свободу и национальную независимость. Мировая общественность увидела в Советском Союзе силу, способную остановить агрессию и вести успешную борьбу за освобождение от фашизма. Антифашистская борьба принимала характер общедемократического движения мирового масштаба, во главе которого встала наша страна.

Героическая борьба Советского Союза стала важным фактором образования антигитлеровской коалиции, этого уникального военно-политического союза государств с различным общественным строем. Угроза фашизма привела к союзу с СССР правительства Великобритании и США, которые преодолели классовые антагонизмы и наследие длительного периода антисоветской внешней политики, отражая интересы широких народных масс и требования прогрессивной общественности. Однако в общей борьбе с фашизмом правительство США и Великобритании преследовали и свои цели. Они рассчитывали не только сокрушить своего противника – Германию, но и кардинально ослабить социалистическое государство в ходе войны. Эти цели во многом определили неровный и противоречивый курс в политики и стратегии англо-американской коалицией.

С началом войны Черчилль и Рузвельт объявили о своей поддержке борьбы советского народа. Первым шагом в создании антигитлеровской коалиции было подписано 12 июля 1941 г. соглашения с Великобританией о совместных действиях в войне против Германии. Затем были подписаны аналогичные соглашения СССР с эмиграционными правительствами Чехословакии и Польши. В сентябре Советский Союз признал Ш. де Голля как руководителя свободных французов. Правительство США приняло решение оказать СССР экономическое содействие. Однако реальной помощи Советскому Союзу в первые месяцы войны ни Великобритания, ни США не оказали. Суть политики этого периода выразил Черчилль в письме военно-морскому министру 10 июля 1941 г.: «Если бы русские смогли продержаться и продолжать военные действия хотя бы до наступления зимы, это бы дало нам неоценимые преимущества … Пока русские продолжают сражаться, не имеет значения, где проходит линия фронта»[62].

Вторым важным шагом стала трехсторонняя конференция (СССР, Великобритания, США) в Москве, которая состоялась 1941 г. и завершилась подписанием протокола по поставкам. Но Англия продолжала уклонятся от заключения договора с СССР.

Срыв плана «молниеносной войны», все возрастающее сопротивление Советского Союза во многом определило решение японского руководства начать, вопреки настояниям своего союзника Германии, войну не против СССР, а против США и Англии за южные тихоокеанские территории.

Мощный внезапный удар японского авианосного соединения 7 декабря 1941 г. по главной базе Тихоокеанского флота США на Гавайских островах – Перл-Харбору, где были уничтожены его основные силы, высадка десанта в Малайе и на Филиппинах начали агрессию Японии на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии. Пожар войны охватил всю планету.

США 8 декабря объявили войну Японии. Вслед за США в войну вступили Великобритания и ее доминионы, правительство Голландии и ряд государств Латинской Америки. 11 декабря Германия и Италия объявили войну США, за ними их союзники Румыния, Венгрия, Болгария, Словакия, Хорватия.

Победа под Москвой продемонстрировала способность к борьбе Советского Союза, ускорила процесс складывания антигитлеровской коалиции. Вступление в войну США завершило образование военно-политического союза против фашистской Германии и ее союзников в Европе. 1 января 1942 г. была подписана Декларация Объединенных Наций 26 государствами: СССР, Великобританией, США, Китаем, Югославией и др. По настоянию СССР в Декларацию была включена формулировка о необходимости полной победы над врагом и мобилизации всех возможностей стран – военных и экономических – для борьбы с фашизмом.

Идея коалиционной войны с высадкой англо-американских союзников на севере Франции и открытием второго фронта явилось составной частью политических договоренностей СССР с Великобританией и США о совместной борьбе с фашизмом в целях быстрейшего разгрома врага. Однако претворение в жизнь этих договоренностей проходило с большим трудом и большими задержками под влиянием империалистических интересов правящих кругов этих стран.

В декабре 1941 г. после вступления в войну США англо-американские союзники разработали совместный план ведения войны, о котором не сообщили СССР. Он предусматривал вести длительную войну путем «создания и сжатия кольца вокруг Германии. Главная цель – удержание русского фронта, вооружение и поддержание Турции, наращивание сил на Среднем Востоке и овладение всем северо-африканским побережьем». Это был способ войны на истощение как Германии, так и своего союзника – Советского Союза. В марте 1942 г., когда шли интенсивные переговоры с Советским Союзом, по указанию Рузвельта был срочно разработан американский план высадки во Франции 48 дивизий в апреле 1943 г., и только на случай катастрофического положения на советско-германском фронте здесь в 1942 г. предусматривалась высадка ограниченными силами.

26 мая 1942 г. после длительных дипломатических переговоров были подписаны советско-английский договор о союзе в войне против гитлеровской Германии и сотрудничестве после войны. А 11 июня – советско-американское соглашение о принципах, применяемых в рамках к взаимной помощи в ведении войны против агрессии. В это же время союзники дали обещание открыть второй фронт в Европе в 1942 г., о чем было опубликовано специальное коммюнике.

Однако уже в июле Рузвельт и Черчиль отказываются открыть второй фронт в 1942 г. и принимают решение о высадке войск в Северной Африке в соответствии с идеей плана «сжатия кольца». Уместно отметить, что это решение они приняли, имея данные о планах Гитлера на лето 1942 г. из перехваченных и расшифрованных радиограмм германского командования. Советский Союз вновь остался один на один в борьбе против главной силы агрессивного блока – гитлеровской армии.

Смысл политики своего руководства по отношению к СССР в этот сложный период американские начальники штабов довольно четко выразили, когда узнали о принятом Рузвельтом и Черчиллем решении осуществить высадку войск в 1942 г. не во Франции, а в Северной Африке: «Итак, советские победы, а не неминуемое поражение Советов становятся решающей предпосылкой вторжения (во Францию) в 1943 г.».