КалейдоскопЪ

Послевоенное устройство мира (1945 – начало 60-х гг.)

Закончилась Вторая мировая война. Человечество вышло из этой трагедии, умудренное драматическим опытом кровавых событий. Установившийся мир воспринимался как непреходящая ценность миллионами людей во всех воевавших странах. Омраченная тяжелейшими последствиями войны, радость Победы звала к новым совместным усилиям народов для ликвидации разрухи. Военный опыт государств антигитлеровской коалиции порождал уверенность в возможности такого сотрудничества и в послевоенной истории. Однако шанс воспользоваться новым политическим мышлением для того, чтобы создать систему цивилизованных отношений между государствами, исключающих разрешение международных споров с помощью силы, не был использован.

Новое соотношение сил в мире после Второй мировой войны. Международное положение СССР

Обсуждая схему послевоенного устройства мира, руководители государств антигитлеровской коалиции – трех великих держав СССР, США и Англии – И.В. Сталин, Ф. Рузвельт и У. Черчилль на конференциях в Тегеране (1943) и Ялте (1945) разработали основные подходы к проблемам дальнейшего политического и социально-экономического развития. Суть этих подходов заключалась в том, чтобы обеспечить широкое международное сотрудничество по следующим направлениям: ликвидация последствий войны; возрождения национальной экономики; демилитаризации Германии и ее союзников; выкорчевывание из общественного движения идеологии и практики фашизма; гарантия соблюдения территориальных интересов стран, боровшихся с фашизмом; выработка надежного механизма международного контроля за политической и военной стабильностью в различных регионах земного шара; создание инструмента контроля за безопасностью всех народов.

Эти вопросы были в центре обсуждения на Потсдамской конференции (июль – август) 1945 г. руководителей СССР, США и Англии. Эта конференция показала, что Советский Союз и западные державы по-разному видят послевоенное устройство мира. Наша страна добивалась, чтобы мирные договоры с Германией и ее союзниками воспрепятствовали возрождению фашизма; чтобы военные преступники понесли заслуженное наказание; чтобы государства, входившие в коалицию агрессоров, в определенной мере возместили странам-жертвам агрессии причиненный им ущерб. Договоры должны были обеспечить прочные основы европейской безопасности и возможность демократического развития всех стран.

Правительства же США и Англии стремились к превращению территорий государств-агрессоров в сферу господства американских и английских монополистов. Заключение мирных договоров, по замыслу Вашингтона и Лондона, должно было воспрепятствовать демократическим процессам в этих и других европейских странах. Столкновение двух политических курсов усложнило подведение черты под итогами войны в Европе, более чем на год затянуло подготовку и заключение мирных договоров. Только 10 февраля 1947 г. мирные договоры с Италией, Румынией, Болгарией, Венгрией и Финляндией были подписаны в Париже. Таким образом, в конечном счете мирное урегулирование было согласовано на базе сотрудничества всех главных держав – участниц антигитлеровской коалиции. Несомненно, заслугой Советского Союза явилось то, что договоры не содержали положений, ущемляющих политическую или экономическую независимость побежденных государств, национальное достоинство их народов. Договоры предусматривали такие территориальные изменения, которые учитывали национальные права соответствующих государств.

Особое значение в послевоенном урегулировании, конечно, играл германский вопрос. В 1945 г. именно по инициативе СССР и Потсдамской конференции было принято решение о том, чтобы Германия была единым, целым государством. В ответ на предложения СССР, вынесшего основной удар фашистской агрессии и сыгравшего решающую роль в ее отражении, представители Запада не посмели выдвинуть вынашиваемые ими планы расчленения Германии, но не было поддержано наше предложение о создании общегерманского правительства, которое взяло бы на себя ответственность за заключение мирного договора и обеспечило бы выполнение обязательств Германии по этому договору. Однако удалось добиться от наших западных партнеров создания четырехстороннего (СССР, США, Англия, Франция) контроля за развитием Германии. Советский Союз последовательно срывал попытки США в контрольном совете по Германии создать административные немецкие органы для трех или двух зон, считая такие попытки несовместимыми с принципом четырехстороннего управления этой страной и обращения с ней как с единым целым.

Так что раздел Германии отнюдь не был следствием поражения Германии в войне или политики СССР в «германском вопросе». Именно США приступили в конце 1946 г. к организационному, а затем экономическому и политическому разделу Германии, начав его с создания англо-американской объединенной зоны (Бизония).

Так, вопреки Потсдамским соглашениям, был начат раскол Германии. На ее территории возникли два германских государства, шедшие в течение четырех десятилетий разными путями. Наличие двух германских государств стало тяжелым испытанием для немецкого народа, фактором неблагоприятного политического климата на европейском континенте в течение многих лет.

На примере двух подходов к германской проблеме прослеживается линия наших бывших союзников по антигитлеровской коалиции на отторжение Советского Союза от мировой политики, на отторжение коммунизма.

Эта же тенденция прослеживается и в решении вопросов политического развития и экономического возрождения европейских государств.

Завершение войны в Европе поставило в практическую плоскость необходимость ликвидировать последствия войны. О том, сколь тяжелы были эти последствия, свидетельствуют такие цифры. СССР потерял в войне треть национального богатства, Англия оказалась в прямой зависимости от американского империализма. Ее государственный долг вырос за годы войны в 3 раза. Что касается Франции, то поражение 1940 г. и фашистская оккупация привели к тому, что объем промышленного производства составлял к концу войны всего 30 % от довоенного. Не лучше было и положение в других странах – жертвах фашистской агрессии. Единственной крупной державой, которая вышла из Второй мировой войны укрепившейся в экономическом отношении, были Соединенные Штаты Америки. Во-первых, военные действия не коснулись их территории; во-вторых, размещение военных заказов в промышленности привело к бурному росту производственного аппарата; в-третьих, милитаризация экономики привела к значительному увеличению прибыли монополий. США вышли на первое место в капиталистическом мире по уровню развития производительных сил; пользуясь слабостью конкурентов, захватили основную долю мирового капиталистического рынка; первыми испытали и поставили на вооружение новый вид оружия массового уничтожения – атомную бомбу. Все это питало ненасытные амбиции американских монополий на господство в послевоенном мире. Отведя себе роль всемирного полицейского, американский империализм активно стремился навязать европейским странам такой экономический порядок, который бы закрепил бы доминирующую роль США в послевоенном развитии.

5 июня 1947 г. государственный секретарь США Дж. К. Маршалл заявил о готовности США способствовать экономическому восстановлению стран континента. Конечно, американская помощь могла бы играть огромную роль в деле восстановления Европы, если бы не оговаривалась целым рядом политических условий, требованиями о разносторонней экономической информации. Американская помощь, провозглашенная «планом Маршалла», была инструментом экономической и политической экспансии США на континенте.

Стремление американского империализма стать не только спонсором европейской экономики, но и гегемоном политической жизни на континенте наталкивалось на сопротивление демократических сил в самих европейских государствах. Европейская политика первых послевоенных лет в значительной мере определялась активной ролью в ней левых сил, и прежде всего коммунистов. В годы войны коммунистические и рабочие партии стали ядром сил Сопротивления фашизму во Франции, Италии и других странах Западной и Восточной Европы. Своим беззаветным служением освобождению народов от «коричневой чумы», последовательностью в отстаивании национальных интересов коммунисты снискали уважение и доверие европейских народов. Результатом этого явилось значительное увеличение численности коммунистических партий – в 5 раз по сравнению с довоенным периодом. В 19441947 гг. коммунисты входили в правительства 12 стран.

Решающим препятствием на пути имперским планам Вашингтона встал Советский Союз. Влияние нашей страны на европейскую политику было обусловлено той выдающейся ролью, которая сыграла наша страна в годы войны. Эта роль широко признавалась как зарубежными политиками, так и массами. Документы сохранили для нас не мало высказываний политических деятелей Запада, в том числе и антисоветской ориентации, признававших решающее значение побед Красной Армии на советско-германском фронте в 1941–1945 гг. Вот лишь некоторые из них. Английский премьер-министр Уинстон Черчилль подчеркивал, что эти победы решили участь германского милитаризма. «Будущие поколения, – подчеркивал он, – будут считать себя в долгу перед Красной Армией столь же безоговорочно, как и мы, которым довелось быть свидетелями этих великих подвигов»[65].

Карл Реннер, первый президент освобожденной от фашистов Австрии, заявлял, что все человечество в долгу перед советскими солдатами.

Признание международного авторитета СССР, окончательный выход нашей страны из предвоенной политической изоляции выразились в широком развитии наших международных связей. Если до войны СССР имел дипломатические отношения с 26 государствами, то к концу войны – уже с 52.

С победой Советского Союза в войне стало очевидным, что ни одна мировая проблема не может больше решаться без участия СССР, учета его национальных интересов. В этих условиях СССР стал главным препятствием на пути гегемонистских планов американского империализма в Европе, стремившегося, по выражению Президента США Г. Трумэна, сделать Землю «по крайней мере, на 85 %» похожей на американский эталон. Именно это стремление заокеанских политиков и экономических боссов явилось решающим фактором того, что уникальный шанс строительства прочного мира для многих поколений, дававшийся после разгрома агрессоров во Второй мировой войне, остался неиспользованным.

Аналогичная европейскому направлению ситуация сложилась и на азиатско-тихоокеанском направлении международной политики.

Контуры послевоенного урегулирования были очерчены в Потсдамской декларации США, Англии и Китая в июле 1945 г., в августе в соответствии с договоренностью между государствами-союзниками по антигитлеровской коалиции к ней присоединился и Советский Союз. Конкретные планы государств-победительниц на Дальнем Востоке оформились на московском совещании министров иностранных дел СССР, США и Англии в декабре 1945 г.

Согласованная программа союзных держав предусматривала демилитаризацию Японии, создание на ее территории миролюбивого и демократического государства.

Твердая позиция СССР в обеспечении условий для независимости азиатских стран сорвала планы американского империализма заполнить образовавшийся после капитуляции Японии вакуум военно-политического присутствия и экономической экспансии в этом регионе.

СССР отстаивал необходимость объединения и демократизации Китая, в котором в течение двух десятилетий обстановка определялась не только внешними обстоятельствами, но и внутриусобной войной. В этих условиях СССР выступал за создание единого национального правительства и прекращение гражданской войны между силами Гоминдана и народно-освободительной армии, возглавляемой коммунистами. Отказ от иностранного вмешательства во внутренние дела Китая был непременным условием стабилизации обстановки в центре Азиатского континента. Защищая интересы китайского народа, СССР добился возвращения Китаю территорий острова Тайвань и островов Пэнху (Пескадорских). СССР последовательно выступал за создание независимого и суверенного корейского государства. Советский вариант разрешения корейской проблемы предполагал учреждение пятилетней опеки на полуострове для оказания помощи в экономическом и государственном самоопределении Кореи при создании демократического правительства этой страны.

В результате победы над японским милитаризмом пришли в движение и народные массы других стран юго-восточной Азии. Уже в августе 1945 г. было провозглашено создание независимых государств Индонезия, Вьетнам.

В послевоенные годы правящие круги США и других капиталистических стран неоднократно пытались затормозить демократические процессы в юго-восточной Азии. Здесь были и вмешательства во внутренние дела Китая на стороне потерявших поддержку народа гоминдановских сил, и оккупация южной части корейского полуострова, приведшая к войне в Корее, здесь и развязывание французскими колонизаторами войны против независимости Вьетнама. В этих приемах интернационализации внутренних конфликтов и в прямой вооруженной агрессии проявились попытки правящих кругов США и бывших колониальных империй сохранить свое колонизаторское статус-кво.

Для Советского Союза ликвидация очага Второй мировой войны в Азии означало обеспечение мира и стабильности на своих восточных и южных рубежах, возврат исконно русских земель на Сахалине и Курильской гряде. Решающая роль СССР в разгроме крупнейшей сухопутной группировки японского милитаризма обеспечила усиление авторитета СССР и признания нашей страны как великой не только европейской, но и азиатской державы.

Как в Европе, так и в Азии СССР оказался основным и мощным фактором, противодействующим американским монополиям в попытках воспользоваться плодами великой победы народов над реакцией в своекорыстных целях.

Будучи не подготовленными к военному противостоянию с Советским Союзом, понимая непопулярность новой войны в сознании народов, правящие круги США перенесли конфронтацию с СССР в сферу своей внешней политики.

Пущенный в политический оборот в 1947 г. термин «холодная война» стал обозначать состояние политической, экономической, идеологической, полувоенной и прочей конфронтации между государствами. Суть этой конфронтации заключалась в том, чтобы держать человечество на грани новой «горячей» войны, создавать зыбкое равновесие страха. Атмосферу этой истерии хорошо передают Л.А. Безыменский и В.М. Фомин: «Готовность к агрессивной войне, настрой на ядерную вакханалию превращается в способ существования. Идет бурный процесс милитаризации экономики, идеологии, психологии, общества. Вашингтон погружается в великодержавный транс, втягивая в него другие страны».

Антисоветская истерия, разработка многочисленных планов вовлечения Советского Союза в новую войну, планы экспорта «демократии по-американски», шельмование коммунистов в США и других странах как агентов Москвы, обусловливание экономической помощи европейским странам исключением коммунистов из правительств, широкое разворачивание средств идеологической диверсии – все это стало неотъемлемой частью общественно-политической жизни послевоенной Европы.

Но читатель может задаться вопросом: почему же эти оплодотворенные патологическим антисоветизмом зерна «холодной войны» дали свои всходы, на десятилетия затормозили путь к общеевропейскому дому? Ведь высокий гуманизм и нравственность Советский Союз проявил во всех решающих битвах Второй мировой войны, а советский солдат образца 1945 г. по сей день остается образцом чести и достоинства для европейских народов. Думается, что не малую роль в превращении в послевоенные годы СССР, страны-освободительницы в образ врага сыграли крупные просчеты советского руководства в области внутренней и внешней политики.