КалейдоскопЪ

Начало войны

Поздно вечером 11 июня 1812 г. французская армия начала форсирование Немана.

На следующий день, 12 июня, французские войска вошли в Ковно, куда прибыл и Наполеон. В это время Александр I находился в Вильно. Донесение о начале войны он получил только вечером 13 июня. Сразу же было подготовлено письмо Наполеону с предложением вступить в переговоры при условии, что французские войска покинут русскую территорию. Наполеон отклонил предложения о переговорах и не приостановил наступление войск.

Русские армии были разбросаны на огромном пространстве и фактически не имели взаимодействия. 1-я армия под командованием М.Б. Барклая де Толли дислоцировалась в районе Вильно и насчитывала более 120 тыс. человек. 2-я армия под командованием генерала П.И. Багратиона находилась юго-западнее, около Белостока и имела около 50 тыс. человек. 3-я армия под командованием генерала А.П. Тормасова – около 45 тыс. человек – располагалась еще южнее, около Луцка. Кроме того, на юго-западе России находилась Дунайская армия под командованием адмирала П.В. Чичагова (около 57 тыс. человек). Дополнительно к этому следует добавить, что подступы к Петербургу прикрывали корпус генерала И. Н. Эссена (38 тыс. человек) под Ригой; корпус генерала Е.И. Меллера-Закомельского (27 тыс. человек) у Торонца. Во вторую линию обороны входил крупный корпус генерала Ф.Ф. Эртеля (около 38 тыс. человек) в районе Мозыря. Таким образом, в зоне вторжения наполеоновские войска имели огромный перевес сил, и русскому командованию требовалось время и большие усилия, чтобы сосредоточить войска на главном направлении.

В соответствии с планом Фуля 1-я армия покинула Вильно и двинулась к Дрисскому лагерю. Александр I был при армии. 30 июня армия вступила в Дрисский лагерь и все генералы убедились, что план Фуля представлял собой большой миф, который в условиях войны вел к неминуемой гибели армии. Военный совет высказался за продолжение отступления. Вскоре после этого Александр I покинул армию. 15 июля он был в Москве, затем уехал в Петербург, где и провел весь 1812 год, ожидая исход смертельной схватки.

Через несколько недель после начала войны в критическом положении оказалась 2-я армия под командованием Багратиона, которая была блокирована превосходящим противником. С огромным трудом Багратиону удалось вырваться из блокады и выдвинуться на соединение с 1-й армией.

Армии соединились 22 июля около Смоленска. Это было важным событием, так как Наполеону теперь противостояла достаточно многочисленная армия. Среди русского командования распространилась мысль о генеральном сражении под Смоленском. На это очень рассчитывал и Наполеон, сохранивший превосходство сил, но все-таки Барклай де Толли настоял на отступлении. Сражение под Смоленском все-таки состоялось. Для русской армии важно было, чтобы отступление шло организовано, без прямого давления противника. Важно было задержать наполеоновские войска. Три дня, с 4 по 6 августа, корпуса генерала И.Н. Раевского и генерала Д.С. Дохтурова защищали город от кавалерии французов. Оборона Смоленска произвела очень глубокое впечатление на Наполеона. Из Смоленска он попытался связаться с Александром I и начать мирные переговоры через пленного генерала П.А. Тучкова, но ответа не последовало. Уязвленный молчанием Александра I Наполеон распорядился двигаться дальше на Москву.

При переходе через русские границы французское командование было уверено, что война будет успешной и закончиться быстро. Однако с самого начала российские просторы и стремление командования вывести армию из-под сокрушительного удара наполеоновских войск сильно осложнило ситуацию. Малообъяснимо, почему Наполеон двинул армию на Москву: экономически Петербург мало уступал второй столице, а политически был гораздо важнее. Москва находилась дальше от Петербурга, и это очень сильно растягивало коммуникации. Действительно, русская армия стала отступать в сторону Москвы и преследование ее Наполеоном, опытным стратегом, означало передачу инициативы отступающим войскам. В свою очередь, русское командование не имело продуманного плана заманить противника в глубь страны («скифской войны»), но при столь сильной распыленности сил это был едва ли ни единственный вариант.

Война приобретала затяжной характер. Наполеон рвался в центр России, но русские войска достаточно организованно отступали, не давая втянуть себя в крупные сражения. Главное направление войны сопровождалось другими операциями. На север, в направлении Риги был направлен корпус под командованием маршала Джона Макдональда. Наполеон очень рассчитывал наладить снабжение армии по морю, и захват Риги ему был необходим.

Однако Макдональд встретил стойкое сопротивление корпуса Эссена и, несмотря на подкрепление, взять Ригу не смог. Еще один корпус под командованием Удино был направлен в сторону Петербурга, но благодаря активным действиям генерала П.Х. Витгенштейна, французское командование вынуждено было отказаться от движения на север.

Очень драматично развивались события на юго-западе, в направлении Киева. Здесь развернулся широкий фронт военных действий. Наступление вели корпус маршала Ренье и австрийские войска (во время войны – союзники Франции) под командованием князя Шварценберга. Французам противостояла 3-я Западная армия под командованием опытного полководца генерала Тормасова. В этом направлении русская армия не только выдержала удар, но и начала наступление, захватив Брест, но в августе под ударами превосходящих сил противника несколько отступила к городам Кобрину и Луцку. Вскоре к 3-й армии подошла Дунайская армия, и общее командование было возложено на адмирала Чичагова.

Общая периодизация войны 1812 года мало подходит к событиям юго-западного направления. Здесь не было принудительного отступления и крупных сражений, но в постоянных столкновениях 3-я армия вывела из строя 130 тыс. наполеоновских солдат – примерно столько же, сколько их подошло к Москве. Уже в начале сентября 3-я армия вновь перешла в наступление, угрожая наполеоновской армии быть отрезанной с запада.

После соединения 1-й и 2-й армий под Смоленском в командовании войск наметился серьезный кризис. Официально не было главнокомандующего соединенной армии. Багратион подчинялся Барклаю де Толли как военному министру, но категорически не признавал его главнокомандующим. Несомненно, Барклай де Толли был опытным полководцем, хорошо понимал трагичность ситуации и имел план действий, опиравшийся на отступление русских войск вглубь страны. Однако патриотический подъем в войсках и обществе вызвал глубокое недоверие к действиям Барклая де Толли, этнического шотландца, выходца из Прибалтики. Его обвиняли в пассивности, граничившей с изменой. Барклая ненавидели в придворных кругах, что разрушало его взаимоотношения с правительством. Сам Александр I вполне доверял Барклаю де Толли, но преодолеть негативное общественное мнение не смог.

По представлению высших сановников империи 8 августа главнокомандующим всей русской армии был назначен генерал М.И. Кутузов. Об этом сразу были оповещены все командующие армиями: Барклай де Толли, Багратион, Тормасов и Чичагов. Это должно было остановить всякое брожение в войсках. Несомненно, 67-летний М.И. Кутузов был самым старшим по возрасту и по службе из действующих русских генералов. В армии он состоял более 50 лет, прошел выдающуюся боевую школу под командованием П.А. Румянцева и А.В. Суворова, дважды получал серьезные ранения, был мудрым стратегом и опытным дипломатом. За несколько лет до этого Кутузов потерпел тяжелейшее поражение от Наполеона под Аустерлицем, но у всех перед глазами была блистательная победа в русско-турецкой войне и заключение спасительного для России Бухарестского мира. Александр I не любил Кутузова, но в сложившейся критической ситуации он не мог поступить иначе, как назначить его главнокомандующим.