КалейдоскопЪ

Оставление Москвы

Отступая к Москве, М.И. Кутузов рассчитывал дать новое сражение на подступах к городу. Предварительный выбор места сражения выпал на местность около деревни Фили (ныне в черте Москвы), но М.И. Кутузов счел его неудачным. 1 сентября в Филях, в крестьянской избе, состоялся знаменитый военный совет, на котором обсуждался вопрос о новом сражении. Ряд генералов считали необходимым дать еще одно сражение под Москвой, но Кутузов категорически объявил свое решение – город оставить, взяв всю ответственность за будущий исход войны на себя.

На следующий день, 2 сентября, русские войска покинули Москву, уничтожив продовольственные запасы и военные склады. В тот же день начался грандиозный московский пожар. Одновременно город покинули его жители. В считанные часы город опустел. Войска отходили в юго-западном направлении.

После взятия Москвы Наполеон рассчитывал на заключение почетного для себя мира. Он неоднократно обращался по этому поводу к Александру I, но не получал ответа. В результате пребывание в Москве становилось для Наполеона опасным. Его армия не получила ожидаемого окончания войны. Более того, впереди все выглядело неясно. Столица России находилась далеко; русская армия уцелела и постепенно укреплялась; французская армия сильно оторвалась от своих основных баз снабжения, а Москва была разорена и на три четверти сожжена. Размышляя о перспективах, Наполеон пробыл в Москве 36 дней.

Оставляя Москву, Кутузов сначала сделал видимость отступления на юг, по рязанской дороге, а затем неожиданно повернул на калужскую дорогу (Тарутинский маневр) и 21 сентября расположился лагерем у села Тарутино, в 80 км юго-западнее Москвы. Эта позиция позволяла в любой момент перерезать коммуникации Наполеона, осуществлявшиеся по смоленской дороге, находившейся совсем неподалеку. Ясно было, что вглубь России Наполеон двинуться не мог, а при любом другом движении русская армия оказывалась у него в тылу.

Более месяца Наполеон бездействовал, что в его положении было недопустимо. Между тем, русские войска активно готовились к боевым действиям. Главная армия вновь была доведена до 116–120 тыс. человек. Активно создавалось народное ополчение, численность которого по России достигало 400 тыс. человек. Ополчение прямо не участвовало в сражениях, но содержало в себе огромный людской резерв армии, имело большое значение в различных вспомогательный работах и при обеспечении войск продовольствием и снаряжением. После оставления Москвы М.И. Кутузову, наконец, удалось достигнуть взаимодействия с 3-й и Дунайской армиями: они были объединены под общим командованием Чичагова; генерал Тормасов был переведен в главную квартиру Кутузова и впоследствии, во время болезни Кутузова, был некоторое время главнокомандующим. Сильная, опытная армия Чичагова занимала исключительно важное стратегическое положение, сковывая огромные силы противника, не сильно ограничивая подход французских резервов к Москве. План М.И. Кутузова состоял в том, чтобы вынудить Наполеона к отступлению по разоренной смоленской дороге; силами трех русских армий окружить его между Днепром и Березиной и нанести решающий удар.

7 октября французская армия выступила из Москвы в юго-западном направлении, но около города Малоярославец была встречена русскими войсками. Разгорелся ожесточенный бой. Город 8 раз переходил из рук в руки и в результате был захвачен Наполеоном, но отступив, Кутузов занял позиции перекрывавшие путь Наполеона на юго-запад. Не имея достаточных сил, император Франции окончательно потерял стратегическую инициативу и свернул к Смоленску по разоренной дороге через Можайск. Фактически Наполеон развернулся спиной к противнику, что означало полное отступление. Ему крайне необходимо было оторваться от преследования русских войск (вспомним, что незадолго до этого Кутузову удалось выдерживать дистанцию от преследователей), но русское командование также понимало стремление французов и торопилось не допустить такое развитие событий. В преследовании наполеоновской армии очень большую роль играл казачий корпус атамана М.И. Платова.