КалейдоскопЪ

«Конституция» Н. Муравьева

В ранних декабристских организациях деятельность Н. Муравьева была незаметна. Его роль заметно возрастает после 1821 г.,

в период похода гвардии в западные губернии. К этому времени относится и первая редакция «Конституции». Усиление влияния Н. Муравьева часто связывают с его ясным и последовательным политическим мышлением и в то же время с огромным состоянием его семьи и заметным положением в придворных кругах. В рамках «Союза Благоденствия» Муравьев был республиканцем, что объясняет весьма уважительное отношение к нему П. Пестеля. В начале 20-х гг. он постепенно переходит на позиции монархизма. Во время следствия над декабристами он так и заявил – «в продолжении 1821 и 1822 гг. удостоверился в выгодах монархического представительного правления»[12]. Муравьев стремился к прогрессу, но стремился избежать сокрушительной ломки существующего порядка, искал безболезненного способа решения политических проблем в России. Также как и П. Пестель, Н. Муравьев придавал первостепенное значение обоснованию преобразований и их политическому содержанию, что и отражает проекты «Конституции». Каждый раз, когда в тайном обществе возникали переломные события, Н. Муравьев садился за составление нового варианта проекта. Известно, что было написано четыре редакции «Конституции», из которых три дошло до нас.

По форме проект Н. Муравьева сильно отличается от «Русской Правды». Он действительно очень похож на конституцию, имеет внутреннюю логическую известность и достаточную лаконичность. Н. Муравьев руководствовался принципом свободы человеческой воли, отсюда закон должен ограничивать государственную власть. Должна быть полная политическая свобода, гарантией которой мог служить принцип федеративной формы государства, создающей необходимую систему противовесов федеральной власти. По мнению Н. Муравьева существование автономных провинций могло предотвратить возрождение деспотизма. Чтобы не допустить распада страны, Н. Муравьев отводил право суверенитета только федеральной власти. В целом государство должно было быть сильным, могущественным и иметь мощную армию.

В основу структуры «Конституции» положено три основополагающих признака: нация, территория, власть. Они соответствуют главам: «О гражданах», «О состоянии, личных правах и обязанностях русских», «О России». Остальные 8 глав – подробное положение основ государственной власти.

Принцип народного суверенитета Н. Муравьев видит в постепенном приближении всего народа к управлению государством. Граждане – обладатели собственности в размере не менее 500 руб. серебром. Они имеют активное и пассивное избирательное право. «Каждый житель, – писал Н. Муравьев, – который не был гражданином, но достиг своими трудами до того, что составил себе требуемое состояние, поступает немедленно в граждане»[13]. Это должно стимулировать инициативу свободного предпринимательства наградой в виде политических прав. Крестьяне получали избирательные права, но только на уровне волостного правления.

«Конституция» безусловно отменяла крепостное право. Провозглашались все демократические свободы: слова, печати, собраний, создания различных сообществ. Царственная власть была ограничена, но должна быть сильной, сосредотачивая в себе все реальные рычаги управления, включая армию.

Будущая Россия представлялась как федеративное государство, состоящее из 15 федеративных единиц – держав (точнее, 13 держав и 2 области). Столица, как и у П. Пестеля, должна переместиться в Нижний Новгород, чтобы сломать прежние имперские традиции.

Н. Муравьев, как и П. Петель, строго придерживался принципа разделения властей. Высшим законодательным органом должно стать двухпалатное Народное Вече. Верхняя палата – Верховная Дума, состоящая из 42 членов. Она составлялась из представителей от каждой федеративной единицы; от всех держав – по 3 представителя, от Московской – 2, от Донской – 1.

Все представители избирались на 6 лет, но каждые два года одна треть переизбиралась. Таким образом достигалась стабильность состава. Палата Представителей избиралась из расчета – 1 представитель от 50 тыс. избирателей, всего 452 члена. Палата Представителей избиралась на 2 года. «Конституция» содержала одно весьма актуальное требование: чиновники и государственные подрядчики не могут быть избраны в законодательное собрание. Заседания обеих палат должны проходить открыто, а журналы заседаний должны публиковаться.

Система власти в державах во многом повторяла федеральную. Создавалось двухпалатное законодательное собрание с более ограниченными полномочиями, чем на федеральном уровне. При выборах также устанавливался высокий имущественный ценз. Державный правитель не избирался, а назначался палатами федерации, так и в державах требовался огромный имущественный ценз – не менее 30 тыс. руб. серебром.

Большой интерес в «Конституции» представляет решение аграрного вопроса. В тексте неоднократно подчеркивается идея ликвидации крепостного права, но земельный вопрос решается крайне умеренно. Специально оговаривалось, что «земли помещиков остаются за ними». Для Муравьева это было первоочередным вопросом. Бывшие крепостные земли фактически не получали. В одной из поздних редакций «Конституции» признавалось, что «дома поселян с огородами оных признаются их собственностью со всеми земледельческими орудиями и скотом»[14]. Государственные крестьяне получали землю в «общественное владение». Предлагалось, что впоследствии крестьяне могут получить право на частное владение землей. Специально подчеркивалось, что военные поселения немедленно уничтожались, а поселяне получали земли на правах государственных крестьян. Таким образом, решение аграрного вопроса в «Конституции» носило очень умеренный характер не разрушая, а скорее, укрепляя помещичье хозяйство, создавая обширный рынок крестьянско-бытовых рабочих рук, которые совершенно не обременяли барское хозяйство.

Проект Н. Муравьева открывал широкие возможности для развития гражданских отношений в России, но не создавал основ для демократизации общества. Несомненно, «Конституция» отражала реальные условия гражданского и политического развития, в которых помещичьи круги имели подавляющее влияние, но объединяя власть и собственность создавала фактически олигархическое государство.