КалейдоскопЪ

Третье отделение

Тайная полиция появилась в России еще в эпоху Петра I, но в XVIII в. она не имела большого значения и временами вовсе упразднялась. Полицейские функции государства заметно усилились при Александре I, когда было учреждено министерство полиции, просуществовавшее недолго и вошедшее в 1819 г. в состав министерства внутренних дел.

Недоверие к обществу и многочисленное злоупотребление властью со стороны чиновников породили намерения Николая I взять контроль над администрацией под личное наблюдение. Вскоре после прихода к власти, 3 июля 1826 г., он создает III отделение Собственной его императорского величества канцелярии, полицейско-бюрократический орган, считая, что с помощью жесткого административного влияния можно воздействовать на всю общественную жизнь страны. Николай I совершенно искренние полагал, что с помощью административно-полицейских мер можно не только искоренить крамолу, но и защитить обиженных. В обязанности III отделения входили самые разнообразные дела: сбор информации по всем случаям государственных преступлений; наблюдение за различными религиозными сектами, выявлением фальшивомонетчиков; наблюдение за подозрительными людьми и высылка их из крупных городов; управление местами заключения, определение порядка пребывания иностранцев. Оно являлось высшей цензурой, занималось случаями жесткого обращения помещиков с крепостными крестьянами и в целом осуществляло надзор за злоупотребления администрации. Глава III отделения генерал А.Х. Бенкендорф, инструктируя своих чиновников, требовал от них, чтобы они узнавали «о бедных и серых должностных людях, служащих верой и правдой и нуждающихся в пособии». Всем ведомствам империи предписывалось удовлетворять все требования чиновников III отделения.

В составе III отделения числилось всего 16 чиновников и тайная агентура. Небольшая численность чиновников компенсировалась тем, что глава III отделения являлся одновременно шефом жандармского корпуса, образованного в 1827 г. Первоначально корпус жандармов имел численность около 4 тыс. человек и свои отделения практически во всех губерниях России. Фактически жандармы были исполнительным органом III отделения. Жандармские офицеры обязаны были присутствовать при всех сколько-нибудь значимых событиях, происходивших в губерниях: на праздниках, рекрутских наборах, при ревизиях в суде и т. д. В отдельных случаях они даже проводили следствия. Часто деятельность жандармов приходила в противоречие с судебной и прокурорской практикой, но даже в этих случаях власти вставали на сторону высшей полиции.

III отделение было создано в условиях спокойной политической обстановки, поэтому многие из дел, которыми оно занималось, носили надуманный характер или были сильно преувеличены. Все это сопровождалось мелкими, необоснованными придирками к людям, которые, как правило, не имели никакого отношения к оппозиционному движению. Относительно спокойная обстановка в стране, не высокий профессиональный уровень жандармов, не видевших сложных противоречий в обществе, приводили к упрощенному пониманию сыскной работы, поощрению сомнительных доносов и откликам на мнимые слухи. Подобный подход к служебным обязанностям вызывал в обществе раздражение. С другой стороны, III отделение совершенно ничего не могло сделать против произвола чиновничества. Образованные слои общества были возмущены вмешательством III отделения в издательскую деятельность и театральные постановки. Хорошо известна, например, история мелочного контроля над литературным творчеством А.С. Пушкина. III отделение пыталось использовать в своей деятельности даже послов за рубежом, чем вызывало презрение со стороны дипломатов. Тем не менее, была создана заграничная агентура, следившая за русской эмиграцией.

Своей первоначальной цели – прекращения злоупотреблений, взяточничества, казнокрадства, а также предотвращения развития демократических идей в обществе – III отделение не достигло. Более того, полицейское вмешательство в духовную жизнь российской интеллигенции вызвало недоверие к власти в целом.