КалейдоскопЪ

Крестьянский вопрос

Наиболее острым политическим вопросом второй четверти XIX в. было отношение к крепостному праву. К этому времени крайности крепостничества, характерные для эпохи Екатерины II, значительно смягчились, но право владения одного человека другим оказывало разрушающее воздействие на все общество. Главное, что обращало на себя внимание в крепостничестве, это полное беззаконие и беззащитность крестьянина от помещика. В целом, придерживаясь обычаям сельского общества, помещики могли безнаказанно ломать крестьянские судьбы. На прочность крепостничества образованные люди достаточно давно смотрели с осуждением, но устойчивость государства и некоторый рост благополучия общества отодвигали эту проблему.

Отрицательное отношение Николая I к крепостному праву признается практически всеми историками. В качестве примера обычно приводят его фразу из выступления в Государственном совете: «Нет сомнения, что крепостное право в нынешнем его у нас положении есть зло, для всех ощутительное и очевидное, но прикасаться к оному теперь было бы зло, конечно, еще более гибельное». Как жесткий государственник, Николай I не мог допустить действий, которые неизбежно сопровождаются ослаблением власти. В связи с этим он проводил политику общего ослабления крепостного права. В царствование Николая I издано 108 указов, ограничивших власть помещиков над крестьянами. Николай I придерживался взгляда, что попечительство над крестьянами по конкретным жизненным случаям снимет общую остроту проблемы крепостничества.

Среди законодательных актов по крепостному вопросу центральное место занимает Свод законов. В законах о состояниях, изложенных в IX томе Свода, содержатся статьи, регламентирующие взаимоотношения помещиков и крепостных, тщательно собраны и отредактированы положения из всех царских указов более чем за вековое прошлое. В свод вошли, в том числе, и те положения, которые ранее не считались существенными или были вовсе забытыми. Обилие и разнообразие статей закона производило впечатление государственной заботы о крепостных людях, но имело формальное значение, так как механизм их реализации практически отсутствовал.

Николай I хорошо знал, что любое обсуждение вопросов о крепостном праве вызывает лихорадочный интерес в обществе и порождает множество слухов в крестьянской среде. Стремясь избежать публичных мнений по этому вопросу, правительство касалось его осторожно и за закрытыми дверями. С этой целью создавались секретные комитеты, которые изучали возможность изменений в положении крепостных. Особо подобранный состав секретных комитетов, закрытое слушание вопросов, обставленное массой бюрократических формальностей, заметных результатов дать не могли. Между тем, они наметили политические подходы к крестьянской проблеме, которые нашли отражение в ряде законов.

В 1842 г. был издан указ «Об обязанных крестьянах», который существенно дополнял закон о свободных хлебопашцах, ставший одной из правовых норм Свода законов. По новому указу помещики могли «не стесняясь постановлениями о свободных хлебопашцах» освобождать своих крепостных не обязательно с наделением и землей, но и без земли. При освобождении помещик заключал с крестьянами соглашение, по которому он выделял в пользование крестьян часть вотчинной земли, а они обязывались нести оброк или выполнять барщину в его пользу. Освобожденные таким образом крестьяне не попадали в ведение государства, а сохранялись под вотчинным управлением помещика. Единственное преимущество, которое получали освобожденные крестьяне, состоит в неизменности размеров крестьянской земли и повинностей.

Закон об обязанных крестьянах выглядел очень странно. С одной стороны, декларировалась неизменность размеров крестьянских наделов, не принадлежащих им и находившихся в вотчинной собственности помещика. С другой стороны, крестьяне не получали полной гражданской свободы, как это предусматривал закон о свободных хлебопашцах. Реальные результаты этого закона были очень не значительные. Скорее он демонстрировал намерения правительства постепенно решать судьбу крепостных.

Гораздо решительнее Николай I действовал в западных губерниях, где дворянство было польско-литовского происхождения, а крестьяне – русскими (в то время украинцы и белорусы официально считались русскими). В середине 40-х гг. правительство разработало «инвентарные правила», которые достаточно подробно регламентировали отношения между помещиками и крепостными. Для каждого имения были составлены инвентари – официально утвержденные акты, в которых были определены крестьянские наделы и размеры повинностей в пользу помещиков. Начиная с 1847 г. «инвентарные правила» начали вводиться в Киевской, Волынской и Подольской губерниях. В Литве подобные правила существовали еще раньше, а в 1848 г. аналогичное «устройство» крестьян было распространено и на Польшу. Особенностью инвентарей в Польше было более независимое положение крестьян. Еще в 1807 г. Наполеон провозгласил личную свободу польских крестьян, но полное их безземелье сохраняло произвол помещиков, который теперь ограждался конкретными правилами.

На основе ряда прецедентов в 1847 г. был издан указ «О предоставлении крестьянам имений, продававшихся с публичных торгов за долги, права выкупать себя с землею». По указу крестьяне должны были в короткий срок все вместе внести выкуп без предоставления кредита со стороны государства. Размер выкупа определялся рыночной ситуацией и соответствовал цене на торгах. Крестьяне выкупались с землей и становились собственниками. Условия такого выкупа были крайне не благоприятными для крестьян. Кроме того, после закона последовали различные административные ограничения его действия. Все вместе делало невозможным практическое применение этого закона и воспользовалось им лишь незначительное число крестьян.

В николаевскую эпоху был принят ряд других законов, касающихся положения крепостных. Ограничивались права помещиков ссылать своих крепостных в Сибирь, разрешалось по усмотрению помещиков отпускать дворовых людей на волю, крепостным с согласия их помещиков предоставлялось право покупать землю, запрещалось населенные имения сдавать в аренду лицам недворянского происхождения и др. Каждый из законов имел случай применения, но все указы носили фрагментарный характер, очень слабо ограничивали произвол помещиков и радикальным образом не меняли систему крепостничества.