КалейдоскопЪ

Отмена крепостного права

Основные предпосылки отмены крепостного права

В середине XIX в. в России весь социально политический строй продолжал определяться господством феодально-крепостнической системы, основанной на принудительном труде крестьян и самодержавно-бюрократических формах управления государством. Однако под влиянием развития производительных сил общества и рыночных отношений в стране происходили значительные изменения. Россия была аграрной страной, т. е. основные экономические источники жизни общества и государства черпались из сельскохозяйственного производства. В зависимости от роста сельской продукции находились благополучие населения и успешность деятельности государства, в том числе и в международной сфере. Между тем темпы роста сельскохозяйственного производства в первой половине XIX в. имели устойчивую тенденцию к снижению. Примером могут служить следующие показатели: в начале XIX в. средние сборы зерна на душу населения составляли 36,5 пудов; в середине века они составляли 35,6 пудов, но с учетом роста численности городского населения и освоения новых земель общий рост зернового производства замедлился. Главная причина замедления темпов экономического развития России связана с низкой эффективностью принудительного крепостного труда.

Потребность отмены крепостного права выражали в России многие передовые умы. Об этом многократно высказывались и российские императоры Александр I и Николай I, но тесная связь государственной политики с интересами помещиков не позволяла преодолеть их сопротивление.

В традиционных представлениях крепостное право связывают, прежде всего, с положением личной зависимости помещичьих крестьян, численность которых в середине XIX в. составляла около 40–45 % крестьянского населения. В действительности крепостничество было всеобъемлющей системой. Даже государственные крестьяне, обладавшие личными гражданскими правами, были составной частью принудительной системы социальных отношений. Они имели ограниченные возможности территориального перемещения, выполняли принудительные повинности, имели крайне ограниченные права собственников, подвергались телесным наказаниям. Феодально-крепостническая система содержала огромное количество ограничений и особых правил для всех свободных сословий, что сильно снижало уровень личной инициативы людей, развитие предпринимательства и культурных запросов. Крепостничество оказывало отрицательное влияние на российскую армию, формируемую на принудительных основах рекрутской повинности. Сказывалось и еще одно парадоксальное явление: уровень крепостнических отношений и степень угнетения русского крестьянства были намного выше, чем в национальных регионах.

Крымская война сильно обострила социальные противоречия в российском обществе и оказала решающее воздействие в ускорении отмены крепостного права. В годы войны было проведено несколько усиленных рекрутских наборов и организовано народное ополчение. За короткий период 1853–1855 гг. в армию было взято 878 тыс. человек и еще 360 тыс. – в ополчение, что в 8 раз превышало наборы в обычных условиях. В условиях господства ручного труда такой отток рабочих рук из деревни наносил серьезный урон хозяйству страны. Возросли подвозная, дорожная и постойная повинности. И используя различные механизмы, государство взяло из хозяйств большое количество лошадей и скота для армии. В условиях войны в 13 раз сократился экспортный вывоз хлеба, что нанесло существенный удар по российскому рынку в целом. Необходимо добавить, что на период войны пришлось два неурожайных года – 1854–1855, имевшие для аграрной страны очень тяжелые последствия. Все перечисленные явления стали катализатором социально-экономических проблем России, вяло текущий кризис феодально-крепостнической системы резко ускорился, затрагивая все слои населения.

В годы Крымской войны заметно изменилась социальная психология крестьянства. Наметился растущий «дух неповиновения», общего брожения и озлобления крестьян. В связи с этим в исторической литературе обычно приводятся данные о растущем количестве открытых крестьянских выступлений (данные различные, в зависимости от методики подсчета). В 50-х гг. их количество в среднем составляло более 100 в год, что в 4 раза превышало этот же показатель в первой четверти XIX в. Но сами по себе эти цифры не создают массовой картины крестьянского недовольства. Как это часто бывало, в России гораздо более впечатляющими были скрытые формы крестьянского неповиновения. Массовой стала плохая работа на барщине, невыход крестьян на выполнение различных повинностей, уклонение от налогов, побеги и т. д. Подобные явления наблюдались практически во всех имениях. Российская деревня наполнилась разнообразными политическими слухами, каждый из которых давал свою трактовку освобождения крепостных. Действия правительства по набору ополчения, добровольцев во флот, восстановление Крыма, – еще более усиливали всевозможные слухи, подталкивая часть крестьянства к побегам. Так, например, широкую известность приобрело движение в «Таврию за волей», когда тысячи крестьян южных губерний двинулись в Крым, якобы по призыву царя. Современников впечатлило, что крестьяне все более становились неустрашимы и прежние приемы воздействия на них становились безрезультатными. Дело дошло до того, что в 1857 г. власть подтвердила право помещиков сечь крестьян розгами до 40 ударов, палками – до 15 ударов, заключать их в смирительные дома, но ничего, кроме дополнительного озлобления это не принесло. Складывалась картина какого-то всеобщего помешательства, когда даже правильные действия властей нередко воспринимались как злодейство – явление распространенное в переломные эпохи. Происходила переоценка прежних общественных ценностей и социальных устоев.