КалейдоскопЪ

Кризис «верхов»

В современной политической терминологии применительно к правящим кругам государства, ряду публицистов и общественных деятелей получило распространение понятие «элита». В печати оно используется весьма избирательно и, как правило, применяется к наиболее заметным представителям буржуазного лагеря. Для середины XIX в. в связи с особенностями социальной и политической структур более приемлемо понятие «верхи», под которым подразумеваются высшие чиновники, общественные деятели, крупнейшие земельные магнаты и различные неформальные авторитеты из придворных кругов. Так или иначе, «верхи» имели прямое отношение к принятию политических решений и реализации их на различных уровнях власти. Кризис «верхов» означал невозможность управлять страной по-старому при отсутствии их консолидированной позиции по отношению к будущим возможным изменениям – отмене крепостного права.

В дворянско-помещичьих кругах не было единства во взглядах на отмену крепостного права. Подавляющая часть помещиков не признавала никаких нововведений и противилась отмене крепостного права вообще. Многие помещики были готовы объявить крестьян свободными, наделить их гражданскими правами, но без предоставления им земли. Такое решение было повторением реформ 1816–1819 гг. в прибалтийских губерниях. Одновременно это означало изъятие у крестьян земли, на которой они вели собственное хозяйство и которой они фактически владели на протяжении многих поколений. Помещики рассчитывали, что освобождение без земли заставит бывших крепостных арендовать свои традиционные наделы за деньги или натуральную оплату. Реформа должна была сохранить прежнюю хозяйственную систему с ее феодальными повинностями: барщиной или оброком.

Другие представители помещичьего лагеря высказывались за освобождение крестьян с маленьким наделом, значительно меньшим по сравнению с существующим. Они считали, что безземельное освобождение приведет к тому, что крестьяне разбредутся в поисках заработка и найти дешевых работников будет трудно. Маленький надел прикрепит крестьян к их месту жительства и обеспечит выгодной рабочей силой.

Часть помещиков считала нужным сохранить за крестьянами существующий земельный надел. Такое решение казалось справедливым, но ставило крестьян в очень неравное положение: у разных помещиков размеры наделов значительно отличались.

В высших правительственных кругах был распространен взгляд, что крестьяне должны получить точно нормированные наделы, которые находились у них в пользовании. При этом повинности крестьян в пользу помещиков и в пользу государства также должны быть четко определены. Земля должна принадлежать не отдельным хозяевам, а крестьянской общине.

Разноречивые мнения о возможности отмены крепостничества нарушали прежде консолидированный взгляд дворянско-помещичьих кругов, выделяя из него оппозиционные по отношению к политике правительства группы и усугубляя тем самым кризис «верхов».