КалейдоскопЪ

Судебная реформа

Новые судебные уставы вводились 20 ноября 1864 г. Создавался суд присяжных. В основу суда были положены прогрессивные принципы: бессословность судопроизводства, введение гласного и публичного состязательного процесса; независимость судей от администрации, выражавшаяся в том, что судьи утверждались царем, а мировые судьи – Сенатом и могли быть уволены только по собственному желанию или по суду. Решение о виновности выносили присяжные заседатели из числа гражданского населения. Судам предоставлялось право толкования законов, устранялась прежняя волокита по причине пробелов в законодательстве.

Структура суда упрощалась. Устанавливалось два вида судов: мировые и общие. Мировой суд учреждался для разбора уголовных преступлений и решения малозначительных гражданских дел, если ущерб не превышал 500 руб. Мировой суд был единоличным и осуществлялся мировым судьей. Его деятельность, прежде всего, должна была быть направлена на примирение сторон, но наряду с этим он обладал и правом вынесения приговора. Решение мирового судьи могло быть обжаловано в более высокой инстанции – съезде мировых судей, состоявшем из всех мировых судей данного округа (всего было создано 108 округов). Мировые судьи выбирались уездными земскими собраниями из кандидатов, обладавших определенными образовательными и имущественными цензами. Образовательный ценз был невысок – в пределах среднего образования. Имущественный же ценз был значительным и достигал 15 тыс. руб. недвижимости или 400 десятин земли.

Общий суд устанавливался в трех инстанциях: окружные суды, как правило, один на губернию, судебные палаты (одна на несколько судебных округов) и Сенат. Наиболее важные дела рассматривались в окружных судах. Гражданские дела решались без участия присяжных заседателей, уголовные дела – с участием заседателей. Приговор, вынесенный присяжными заседателями, считался окончательным, и апелляции по нему не принимались. Судебные палаты выступали как апелляционная инстанция по делам окружных судов и как суд первой инстанции по актам о государственных преступлениях, по отношению к печати и др. Рассмотрение дел в судебных палатах производилось с участием сословных представителей. Высшей судебной инстанцией был Сенат, который выступал как орган судебного управления и кассационного суда, т. е. рассмотрения правильности применения закона. В случае нарушения закона или процессуальных норм Сенат не рассматривал дело по существу, а направлял его в соответствующий суд для вторичного разбора.

Судебные уставы видоизменили прокуратуру, которая стала выступать как орган судебного надзора (до реформы прокуратура осуществляла общий надзор), она обязывалась контролировать соблюдение закона и в случае его нарушения поддерживать государственные обвинения в суде. Учреждались должности судебных следователей, занимавшихся предварительным расследованием. Провозглашалась их независимость. Следователи могли прибегать к помощи полиции, но не имели права передавать ей свои обязанности по расследованию. Вводилась адвокатура – присяжные поверенные и частные поверенные.

Новая судебная система выглядела довольно стройной. Однако за этим фасадом скрывалось много особенностей, которые сильно ограничивали реализацию провозглашаемых буржуазных принципов. Суд присяжных являлся специфической формой выражения общественного мнения, отражавшего мораль и традиционные взгляды той или иной категории населения. Поэтому решение суда зависело от состава присяжных заседателей. По Хлебным уставам для присяжных заседателей устанавливался довольно значительный имущественный ценз – в городах до 2 тыс. руб., что существенно ограничивало представительство различных слоев, практически исключая участие представителей демократической части общества. Независимость судей была формальной, ибо их общественный статус соответствовал верхам демократии. Так же как и высокопоставленные чиновники, они получали высокие денежные оклады, устанавливался тот же порядок чинопроизводства, в должности они утверждались лично царем или Сенатом. С одной стороны, большое значение придавалось вероисповеданию судей, с другой – права адвокатуры с самого начала были ограничены. Подсудимым не всегда разрешалось выбирать защитника, что особенно было распространено в политических процессах. Закон ограничивал адвоката в знакомстве с делом подсудимого. Сохранялись и некоторые сословные черты. Так, мировой суд фактически не был распространен на самую многочисленную категорию населения – крестьянство. Крестьянский волостной суд рассматривал дела не по общему законодательству, а на основе так называемых «общеизвестных случаев», что нередко приводило к злоупотреблениям.

Правительство не торопилось с проведением судебной реформы. Через два года после указа было открыто только два судебных округа: в Петербурге и Москве. В целом судебные уставы были распространены только на 44 губернии, но в них процесс создания новых судов занял более тридцати лет. Это отражало основное содержание политики царизма, направленной на сдерживание и ограничение буржуазных принципов судопроизводства.

Новая судебная система имела во многом прогрессивное значение, способствуя развитию в народе гражданского самосознания. Особенно заметную роль сыграли в этом мировые суды, в которые могли обращаться лица из малоимущих слоев.