КалейдоскопЪ

Финансовая политика царизма. Финансовые реформы

Развитие капитализма требовало улучшения финансового положения России. Промышленность и транспорт особенно остро нуждались в кредитах, которые имели крайне слабое развитие до отмены крепостного права. Проведение реформы 1861 г. на основе выкупной операции требовало также огромных средств. Государственный бюджет России испытывал хронический дефицит. В 1861 г. сметные расходы государства составляли 355,4 млн руб., а доходы только 334,1 млн руб. Таким образом, изначально закладывался дефицит в 21,3 млн руб. Фактически же в 1861 г. было израсходовано 416,7 млн руб. Такой огромный дефицит покрывался с помощью различных финансовых ухищрений, иностранных займов и выпуска дополнительных казначейских билетов, что приводило к постоянным колебаниям курса рубля.

С финансовой точки зрения царизм оказался неподготовленным к проведению выкупной операции, предусмотренной Крестьянской реформой. Денег на реформу не было, и на ближайшие годы нового источника их поступления не предвиделось. Поэтому выкупные суммы было решено выплачивать не наличными деньгами, а процентными бумагами в виде государственного займа. Чтобы избежать наплыва этих бумаг на фондовые биржи и их обесценивания, были введены ограничения на передачу их из рук в руки и установлен порядок погашения в течение 49 лет. Фактически это означало, что выплата наличных денег помещикам откладывалась на неопределенный срок. С одной стороны, такая мера имела политические последствия, поскольку вызывала недовольство дворянско-помещичьих кругов и даже некоторую их оппозиционность царизму, с другой – недоверие к государственным финансам, на которые ложился огромный внутренний долг. Перед правительством встали задачи срочно преодолеть эти негативные последствия политическими и финансовыми мерами.

Через год после отмены крепостного права правительство приступило к проведению финансовых реформ, которые растянулись на весь пореформенный период, и только к концу XIX в. дали заметные результаты. Под давлением общественности и международных финансовых организаций царизм пошел на политическую уступку, объявив о публикации государственного бюджета и отчетов государственного контроля. Открывались статьи государственных доходов и расходов, что в какой-то степени позволило избавиться от прогрессирующего казнокрадства и злоупотреблений. Одновременно был установлен новый порядок расходования средств. Закон 1862 г. устанавливал единую государственную кассу, т. е. единственным распорядителем государственных средств становилось Министерство финансов. Вводился особый ревизионный орган, независимый от администрации – государственный контроль. В губерниях создавались его отделения – контрольные палаты. Государственный контроль должен был следить не только за размерами расходуемых сумм, но и за их правильным использованием именно на те цели, на которые они были ассигнованы.

В том же 1862 г. правительство приступило к проведению денежной реформы. Получив крупный иностранный заем в размере 85 млн руб., оно открыло свободный обмен кредитных билетов на золото и серебро по установленному курсу. Но правительство руководствовалось отсталыми экономическими взглядами и не видело прямой связи между денежным обращением и финансово-экономическим положением страны. В результате неблагоприятное состояние экономики, связанное с временным снижением деловой активности в первые пореформенные годы, дефицит государственного бюджета, пассивность внешнеторгового баланса привели к значительной утечке золота за границу. Истратив большую часть металлического запаса, правительство не смогло повысить курс рубля. Курс кредитного рубля продолжил падать. Реформа была прекращена, потерпев полный крах. Последующие годы знаменовались возраставшим выпуском кредитных билетов, что вело к новому витку инфляции. В условиях пореформенного развития инфляция имела серьезные социальные последствия: снижалась покупательная способность городских низов (особенно рабочих), сдерживалась деловая активность промышленников. Но инфляция была выгодна спекулянтам и помещикам-экспортерам.

Капиталистическое развитие и связанное с этим резкое возрастание роли кредитования потребовали перестройки банковской системы. В 1860 г. был образован Государственный банк, который заменил убыточные Заемный и Коммерческий банки. Фонды Государственного банка формировались преимущественно из казенных вкладов. Частные вклады и депозиты промышленности концентрировались в акционерных банках. В 60-х – начале 70-х гг. шла «учредительная банковская горячка». Это нашло отражение в следующих показателях: в 1861 г. был один акционерный банк, в 1864 – четыре, а в 1873 г. – уже 39 банков. Период учредительства в 1875–1880 гг. сменился чередой банковских крахов, когда многие вкладчики оказались разорены.

Крестьянство, нуждаясь в мелком краткосрочном кредите семян, скота, инвентаря, часто обращалось к ростовщическому капиталу, где был очень высок процент на ссуды. Например, в 1866–1876 гг. в сельской местности, прилегающей к Москве, средний процент ростовщических операций составил 35,5 годовых.

Дворянская направленность политики царизма хорошо прослеживается на налоговой системе. Под давлением народных выступлений была отменена архаичная система откупов. Вместо нее открывалась свободная продажа вина, табака, сахара, которая облагалась особым акцизным сбором. Основные налоги не только не были отменены, но постоянно росли. Подушная подать была отменена для мещан, но для всех остальных сословий стала еще более тягостной. В 1861 г. подушная подать была увеличена и составила 1 руб.; в 1863 г. она поднялась еще на 25 %, а в 1867 г. вновь возросла в среднем на 50 коп. К концу 60-х гг. подушная подать в среднем составляла 1 руб. 75 коп. С созданием земств в 3 раза возросли местные сборы. Налоговое бремя ложилось прежде всего на плечи крестьянства. В начале 70-х гг. бывшие помещичьи крестьяне платили с каждой десятины податей и выкупных платежей от 2 руб. 21 коп. до 3 руб. 33 коп., тогда как помещик с десятины платил от 7 до 23 коп. В ряде мест крестьянские платежи вообще превышали реальную доходность земли, что приводило к деградации крестьянского хозяйства. Неравномерность налогового обложения дворянских и крестьянских земель являлась серьезным препятствием для свободного развития российской экономики.

В 60-х – начале 70-х гг. в прессе остро обсуждалась проблема налоговой политики. Всеобщий характер приобрело требование всесословного налогообложения на основе подоходного налога. Проблема налогообложения закономерно приобрела политический характер, так как все налогоплательщики должны иметь доступ к власти. Всесословный подоходный налог рассматривался как шаг к созданию народного представительства. Именно политические мотивы, вопреки экономической целесообразности, удерживали царизм от введения подоходного налога. Подобным же образом в городах ставилась проблема введения квартирного залога. Однако, отдавая себе отчет в том, что введение такого налога повлечет за собой необходимость расширения избирательных прав в городах, царизм категорически воспротивился этому нововведению. Таким образом, финансовая политика царизма в 60-70-х гг. носила ярко выраженный сословный характер, сохраняя экономические привилегии для дворянства, хотя и при некоторой перестройке всей финансовой системы.