КалейдоскопЪ

Реформы в области просвещения

Экономический прогресс и дальнейшее развитие общественной жизни России серьезно сдерживались низким образовательным уровнем населения и отсутствием системы массовой подготовки специалистов. Такое ненормальное положение не только являлось препятствием на пути демократического развития страны, но и наносило ущерб экономике и политическим институтам. Поэтому голоса о необходимости введения всеобщего бесплатного обязательного начального образования раздавались не только из демократического лагеря, но и из правительственных кругов.

Реформа школы в основном была осуществлена двумя актами: «Положением о начальных народных училищах» 14 июня 1864 г. и «Уставом гимназий и прогимназий» 19 ноября 1864 г. Утверждение двух отдельных документов имело принципиальное значение. Между начальным звеном образования и средними учебными заведениями не устанавливалось преемственности. Начальные школы были государственные, земские, церковноприходские, воскресные и т. д. Срок обучения, как правило, не превышал трех лет. Они давали невысокий уровень знаний – элементарная грамотность и арифметика. Среднее образование давали гимназии, которые делились на классические и реальные, с семилетним сроком обучения. В классических гимназиях отдавалось предпочтение гуманитарной подготовке, большое место занимали древние языки. Реальные гимназии имели практическую направленность, и заметное место в них занимали предметы естественного цикла. Кроме того, создавались и прогимназии, имевшие более сокращенный курс обучения, равный первым четырем классам гимназии. В начале 60-х гг. получило развитие и женское образование.

Реформа народного образования провозглашала принцип общечеловеческого образования и всесословной школы. Предусматривалось применение важнейших достижений прогрессивной педагогики: учет возрастных особенностей учащихся, наглядность обучения, гуманное обращение с детьми, запрещение телесных наказаний.

Перестройка школы не привела к полной демократизации образования. Вокруг школы складывался определенный общественный стереотип, который соответствовал сословной иерархии. Считалось, что классическое образование имеет превосходство над реальным. Сословная политика и сложившиеся общественные ориентиры превращали классическую школу в привилегию дворянства. Для низших слоев она была недоступна из-за высокой платы за обучение. Начальное образование имело весьма ограниченный уровень, а самое главное – оно так и не получило статуса бесплатного и обязательного.

Общественное развитие диктовало необходимость подготовки интеллигенции. Функционирование государственной системы требовало образованных чиновников, юристов. Земская, городская и судебная реформы, перестройка народного образования скрыли широкое поле деятельности для лиц с высшим образованием. Растущая экономика предъявляла спрос на специалистов разнообразных направлений. Высшая школа не могла удовлетворить растущие потребности в специалистах. Во всех российских университетах к началу 60-х гг. обучалось чуть больше 3 тыс. студентов. Даже в конце XIX в. в стране испытывался острый дефицит инженеров. Например, среди заведующих промышленными предприятиями только 8 % имели техническое образование, но и среди них значительную часть составляли иностранцы. Сами университеты испытывали хронические трудности с замещением преподавательских должностей. Все это постоянно требовало не только расширения высшей школы, но и существенной ее перестройки.

18 июня 1863 г. был утвержден новый университетский Устав, который заметно ослаблял бюрократическую опеку над университетами и провозглашал их внутреннюю автономию. Совет университета получал право избирать ректора, проректора и университетских судей, рассматривал финансовую смету, присуждал ученые степени, назначал студентам стипендии. Устав расширил объем преподавания, что выразилось в увеличении числа кафедр. Из преподавания исключались атрибуты дворянского образования – фехтование, музыка, рисование. Демократизация внутри-университетской жизни в основном отвечала распространенной тогда либеральной точке зрения, сформулированной известным историком, ректором Московского университета С.М. Соловьевым: «Пока в образованном человечестве будут цениться умственные способности, ученые заслуги и литературные труды, до тех пор ученый, профессор будет иметь нравственный авторитет». Чрезвычайно важно, что устав закреплял статус университета как светского учебного заведения и богословские науки не оказывали существенного воздействия на их деятельность.

Университетская реформа устранила далеко не все пережитки крепостнической поры. Сохранилось право министра просвещения назначать и увольнять преподавателей, утверждать университетские инструкции и правила, назначать пособия студентам. Студенты не получили прав создавать свои корпоративные организации. Продолжало существовать сословное деление студентов различных факультетов. Например, юридические факультеты, готовившие главным образом к государственной службе, по составу студентов были преимущественно дворянскими, медицинские факультеты – разночинными.