КалейдоскопЪ

Россия в сфере международных отношений второй половины XIX в.

Во второй половине XIX в. соотношение сил на мировой арене заметно изменилось:

1. В 1870 г. закончилось объединение Италии.

2. В 1871 г. образовалась Германская империя.

3. После «революции Мэйдзи» (1868) Япония отказалась от политики изоляционизма.

4. Все более важную роль в мировой политике после гражданской войны (1861–1865) стали играть США. При этом общей чертой, присущей государственным деятелям всех крупных стран, было убеждение в неразрывной связи экономического могущества с территориальными приобретениями. Захват новых земель казался самым надежным средством обеспечить рост внутреннего рынка, получение сырья и сбыт производимых товаров.

5. Англия, Бельгия, Германия, Испания, Италия, Португалия, Франция продолжают раздел Африки. США устанавливают контроль над Филиппинами и Пуэрто-Рико (1898).

6. Россия присоединяет новые территории Средней Азии (Хиву и Бухару); Япония в конце XIX в. приступает к захвату китайской территории (о. Тайвань). Одновременно сферы влияния в Китае устанавливают Англия (бассейн р. Янцзы), Германия (бассейн р. Хуанхэ и провинция Шаньдун), Россия (Порт-Артур и Ляодунский полуостров).

Все великие державы, а за ними и малые, увеличивали и совершенствовали свои вооруженные силы. Европа, как выразился В.О. Ключевский, «для собственной безопасности поместилась на пороховом погребе». Всеобщая воинская повинность была введена во всех крупных государствах Европы, кроме островной Англии. На той стадии экономического и политического развития это неизбежно вело к межгосударственному соперничеству, образованию военно-политических блоков, разделу так называемых «свободных территорий» и их последующему переделу. Крупнейшие государства делали ставку на решение спорных вопросов военной силой. Пацифистские фразы в основном лишь маскировали стремление ослабить противников. Не случайно в эти годы в трудах экономистов и политологов Д. Тобсона, К. Каутского и других появляется термин «империализм», означавший, по их мнению, прежде всего захватническую политику капиталистических государств и вместе с тем невозможность полностью игнорировать идеи политического либерализма в этой сфере, которые и вызвали проведение Гаагской конференции в 1899 г. Здесь были подписаны соглашения «О законах и обычаях сухопутной войны», об ограничении средств ведения боевых действий.

Взаимное недоверие между государствами было велико. Шел поиск союзников, заключались договоры и создавались военно-политические блоки. Наиболее мощным союзническим блоком был Тройственный союз, созданный в 1882 г.: в него вошли Австро-Венгрия, Германия, Италия. Однако и его участники не вполне полагались друг на друга. Германия до 1890 г. еще считала нужным «перестраховаться» путем тайного договора с Россией.

С Италией не единожды вступала в переговоры Франция, стремясь оторвать ее от Тройственного союза. Мало кто знал, что уже с 1892 г. между Россией и Францией был заключен тайный оборонительный союз, дополненный военной конвенцией, указывающей, какое количество войск обе страны обязуются выставить на случай войны с Германией. Англия пребывала в «гордом одиночестве», Франция таила незажившую рану своего поражения в 18701871 гг. И готова была примкнуть к любому противнику Германии. Жажда реванша ярко проявилась в конце 80-х гг.

Англия и Россия уже следили друг за другом через тонкий барьер слабых едва сохранивших самостоятельность государств: Персии, Афганистана и полунезависимого Тибета. Англичане зорко следили за «воротами в Индию». Главного своего конкурента Англия видела в России. «Огромный ледник, надвигающийся над Индией», – так выразился в английском парламенте лорд Дизраэли.

Узловыми пунктами противоречий и наиболее «горячими точками» международных отношений второй половины XIX в. были Африка, Балканы, Средний и Дальний Восток. Сталкивались интересы Англии и Франции – из-за Египта; Англии и Германии в Юго-Западной Африке; на Балканах – интересы Австро-Венгрии и России; Германии и России – в Средней Азии и Афганистане; на Дальнем Востоке – России и Японии, США и Испании.

Внешняя политика Российской империи в эти десятилетия определялась несколькими взаимосвязанными целями:

1) обеспечить свое влияние на Балканах и решить судьбу Турции, этого, по выражению Николая I, «больного человека Европы»;

2) расширить свои владения в Средней Азии и на Дальнем Востоке;

3) восстановить позиции на Черном море, утраченные после Крымской войны.

Решение последней задачи облегчило поражение Франции в ходе франко-прусской войны 1870–1871 гг. Русско-турецкая война 1877–1878 гг., означала новый шаг на пути ликвидации одряхлевшей Турецкой империи. В результате возникло самостоятельное Болгарское княжество, была признана суверенность Черногории, Сербии и Румынии; Россия вернула Бесарабию, получила Карс, Ардаган, Батуми; Австро-Венгрия захватила Боснию и Герцеговину, а Англия – остров Кипр. Главным союзником России на Балканах оставалась Сербия.

Одновременно в 1879–1880 гг. русская армия продвигалась в глубь Средней Азии. В 1868 г. вассальную зависимость от России признал эмир Бухары, в 1873 г. протекторатом России стало Хивинское ханство, к 1885 г. были подчинены туркменские племена. Для управления этой территорией был создан Туркестанский край.

На Дальнем Востоке правительство России стремилось получить выгодные позиции в случае возможного раздела Китая и обеспечить контроль над Кореей. В 1898 г. Китай был вынужден уступить России в аренду на 25 лет порты Порт-Артур и Дальний (Даляньвань). В 1896 г. началось строительство Китайско-Восточной железной дороги, акции которой были скуплены русской казной. Растущие противоречия с Австро-Венгрией и Германией на Балканах и Ближнем Востоке, с Японией на Дальнем Востоке толкали Россию на союз с Францией. Это сближение завершилось в 18911893 гг. рядом соглашений, положивших начало новому военно-политическому блоку– Антанте (сердечное соглашение).

К началу ХХ в. можно выделить два основных направления экспансии русского царизма: ближневосточное (раздел Турции с приобретением проливов Босфор и Дарданеллы) и дальневосточное. Военный министр России А.Н. Куропаткин записал в дневнике 16 февраля 1903 г. о грандиозных планах Николая II идти к присоединению Кореи, взять и Тибет, Персию, захватить не только Босфор, но и Дарданеллы.

Эти амбициозные планы требовали огромного материального подкрепления, тем более что Россия имела самую многочисленную в мире армию мирного времени – до 1 млн чел. Например, доходная часть бюджета за 1903 г. составила около 2 млрд руб., в том числе от винной монополии около 580 млн, а расходы на армию и флот составляли 465 млн рублей. Подобная политика не была уделом лишь одной России. В Японии за 1893–1899 гг. доля винных расходов составляла 38,5 %.

Общая оценка сложившихся международных отношений к концу XIX в. дает основание сделать вывод, что «эпоха затишья» была в то же время «эпохой вооружения мира». Техника войны не отставала в своем развитии от техники мира. Это было затишье перед бурей.