КалейдоскопЪ

Выборы новой правительницы

Император Петр II не оставил после себя завещания и не назначил преемника на российский престол. Перед Тайным советом встала сложная задача. Ночь с 18 на 19 января 1730 года члены Тайного совета провели без сна, выбирая будущего правителя. Среди возможных претендентов на престол называлось имя первой жены Петра I – Евдокии Лопухиной, но она была стара для управления государством. Младшая дочь Петра Великого – Елизавета Петровна – считалась незаконнорожденной, так как родилась до заключения родителями брака. Двухлетнего сына старшей дочери Петра Великого – Анны Петровны – тем более никто не принимал всерьез.

Князь Д. М. Голицын предложил возвести на трон среднюю дочь царя Ивана V, Анну Иоанновну, вдову герцога Курляндского. Кандидатура Анны сразу же устроила всех, прежде всего потому, что из-за отсутствия Анны в России все ее просто забыли: в Москву она наезжала довольно редко. Это позволяло надеяться, что императрица будет послушной игрушкой в руках тех, кто посадил ее на трон. У Анны явно не будет хватать ума и сил поступать по-своему. Так полагали члены Верховного Тайного совета. Всем очень нравилось и то, что Анна Иоанновна не имела влияния при дворе.

Но Голицын еще и предложил ограничить права будущей государыни, дав большие полномочия Тайному совету. В составленном Тайным советом документе значилось, что государыня должна была править страной только вместе с Советом и согласовывать с ним все решения. Она также не могла самостоятельно объявлять войну, заключать мир, вводить налоги, жаловать чины и земли.

К Анне Иоанновне отправились в Миттаву В. Л. Долгорукий и М. М. Голицын с предложением занять российский престол при условии подписания ею этого документа. Анна Иоанновна была удивлена и обрадована представившейся ей возможностью царствовать. Она без раздумий подписала бумагу (Кондицию) и вскоре выехала в Москву.

Она так и не успела выучить ни французский, ни немецкий языки, по-русски тоже писала всю жизнь с ошибками. Словесный портрет новой императрицы, дошедший до наших дней в записках графа Эрнста Миниха, таков: «Станом она была велика и взрачна. Недостаток в красоте награждаем был благородным и величественным лицерасположением. Она имела большие карие и острые глаза, нос, немного продолговатый, приятные уста и хорошие зубы. Волосы на голове были темные, лицо рябоватое и голос сильный и пронзительный. Сложением тела она была крепка и могла сносить многие удручения».

Тем временем московские дворяне узнали про ограничение царской власти, про подписанную новой императрицей Кондицию, заподозрили неладное. Многим стало ясно, что Тайный совет ограничил власть императрицы для того, чтобы самому управлять государством.

Сотни дворян в течение двух недель начали разрабатывать свои проекты реформ государственной власти. Все они тоже были направлены на ограничение монархии, но не так, как планировал Тайный совет.

25 февраля 1730 года на первой встрече императрицы с дворянами она получила жалобу от тех дворян, чьи проекты по преобразованию власти Тайный совет не хотел рассматривать. Анна Иоанновна поняла, что подписанная ей Кондиция об ограничении ее власти была выражением не народной воли, а лишь кучки родовитых вельмож.

Она разрешила начать обсуждение проектов преобразования государственной власти. Тогда поднялся страшный шум, никто никого не слушал, каждый кричал о своем.

Присутствующие на обсуждении гвардейцы не выдержали и выступили в поддержку самодержавной власти императрицы. Генерал-лейтенант Салтыков принял на себя управление гвардией и провозгласил Анну Иоанновну самодержавной государыней. Дворянам ничего другого не оставалось, как сделать то же самое. Тогда Анна Иоанновна велела подать подписанную ею Кондицию и на глазах у всех смело разорвала, рассчитывая на поддержку гвардейцев. 28 апреля 1730 года Анна Иоанновна была коронована в Успенском соборе Московского Кремля.