КалейдоскопЪ

Годы заточения

Елизавета Петровна приняла решение выслать всю семью Ивана Антоновича из страны. 28 ноября был опубликован манифест, и в сопровождении конвоя семья императора покинула Петербург, направляясь к западной границе России.

Но Елизавета тут же пожалела о проявленном великодушии. Царственная семья за границей с помощью могущественной родни могла стать серьезной опасностью для нее. Целый год продолжалось искусственно замедленное путешествие свергнутого императора, окончившееся заточением в крепости Динамюнде, где узники провели больше года.

В 1744 году по приказу Елизаветы Петровны Анна и Антон Ульрих вместе с Иваном, Екатериной и рожденной в крепостных казематах дочерью Елизаветой были переправлены в Воронежскую губернию, в город Раненбург.

В конце августа того же года в Раненбург приехал майор Корф и увез 4-летнего Ивана Антоновича на север. Он не выпускал ребенка на улицу и никому не показывал его лица. Называть тайного узника следовало именем Григорий. Мальчика привезли в подземную тюрьму Соловецкого монастыря.

27 февраля 1746 года Анна Леопольдовна родила принца Алексея. Рождение каждого ребенка усиливало ненависть Елизаветы. Она понимала, что каждый из рожденных Анной Леопольдовной детей имел больше прав на российский престол, чем она. В припадке ярости Елизавета разорвала рапорт о рождении Алексея. Вскоре пришло известие о смерти Анны Леопольдовны, скончавшейся после родов.

Тело Анны Леопольдовны было заспиртовано и отправлено в Петербург. Анну Леопольдовну назвали брауншвейгской принцессой и похоронили в Благовещенской церкви.

Шли годы. Одна тюрьма сменялась другой. Последним пристанищем Брауншвейгского семейства стал архиерейский дом в Холмогорах. Маленького Ивана навсегда отделили от родителей. И они не знали, что произошло с ребенком. Бывшего императора содержали в совершенно изолированной комнате без окон. Охранники докладывали, что мальчик каким-то образом все же узнал о том, кто он, и называет себя императором.

Иван Антонович был физически здоровым и совершенно нормальным ребенком. Но его участь была страшной: все лучшие годы детства, юности и молодости были проведены им в четырех стенах пустой комнаты, где из мебели были только стол, стул и кровать.

Раз в неделю ночью с завязанными глазами Ивана водили через двор в баню. О другом мире мальчик мог составлять представление только по вдыхаемому им в течение нескольких минут свежему воздуху, по крикам ночных птиц и шуму листвы на деревьях.

В 8-летнем возрасте мальчик заболел оспой и корью одновременно. Императрица Елизавета разрешила допустить к больному лишь одного монаха, причем в самый тяжелый момент, но ребенок выжил.

Сохранилось свидетельство современника, видевшего Ивана взрослым: «Он был белокур, даже рыж, роста среднего, очень бел лицом, с орлиным носом, имел большие глаза и заикался. Разум его был поврежден. Он вызывал к себе сострадание, одет был худо».

В начале 1756 года Ивана перевели в Шлиссельбургскую крепость. Там его пытались убедить в том, что он не император Иван Антонович, а сын неизвестных родителей и зовут его Григорий. Но Иван упорно твердил свое: «Я – Иоанн, самодержец всея Руси».

В один из дней 1756 года императрица Елизавета пожелала посмотреть на Ивана Антоновича. Она увидела плохо одетого юношу, худощавого, с белокурыми волосами, матово-белой кожей, длинным носом и большими серо-голубыми глазами. Сильно заикаясь, он говорил, что «Иоанн умер, а сам он – небесный дух». Императрица сочла его душевнобольным. Охранники регулярно доносили императрице, что «арестант здоров, только в уме помешался». В доказательство они сообщали, что временами заключенный буйствует, бросается на караульных, кричит и бранится с ними.

Но по стране ходили слухи о жизни свергнутого императора. Елизавета Петровна предприняла огромные усилия, чтобы уничтожить память о правлении Анны Леопольдовны и Ивана VI. Из архивов были изъяты и уничтожены все документы, где упоминались их имена, отменены все указы и законы, принятые во время их царствования.

В 1764 году подпоручик Смоленского пехотного полка Василий Яковлевич Мирович в ночь своего дежурства с 4 на 5 июля попытался договориться с охранявшими Ивана Антоновича офицерами об освобождении узника, те отказались. Тогда Мирович скомандовал солдатам: «К ружью!». Вместе с солдатами он намеревался штурмом взять помещение, где содержался несчастный юноша. Охрана поняла, что ей не выдержать натиска солдат Мировича, и стала действовать по данной ей инструкции: Иван Антонович был убит при попытке его освобождения.

Тело Ивана VI Антоновича, которому не исполнилось и 24 лет, было тайно погребено в Шлиссельбургской крепости, чтобы никто и никогда не нашел его могилы.