КалейдоскопЪ

В Гатчине

Вскоре Екатерина II придумала еще один способ удалить Павла от престола. Она подарила сыну Гатчину (царскую резиденцию недалеко от Санкт-Петербурга) вместе с окрестными деревнями и предписала ему уехать в свое имение. Это была практически ссылка, которая продолжалась целых 13 лет. Павел Петрович старался не думать об отсутствии личной свободы. В Гатчине он начал заниматься хозяйственными делами, благотворительностью, строительством и упорядочением своих художественных коллекций.

Начавшаяся в 1787 году война с Турцией стала поводом для обращения Павла к матери. Он просил императрицу послать его на войну. Екатерина II долго тянула с ответом и в конце концов отказала. Позже она разрешила сыну поехать в действующую армию, в Финляндию, но очень быстро отозвала его.

При возобновлении военных действий в Финляндии Павел вновь стал проситься в армию, Екатерина II высмеяла его и приказала поставить на сцене Эрмитажа комедию собственного сочинения оперу «Горе-богатырь Косометович», в которой присутствовавшие на спектакле увидели сатиру на Павла Петровича. Это стало новым оскорблением сына, которому к тому времени было 35 лет.

Павел знал, что когда-то он станет императором, и готовился к этому. Он много думал над вопросами лучшего государственного устройства, писал различные планы преобразования того или иного российского учреждения. Однако так получилось, что, став императором, он поступал совершенно иначе, чем собирался прежде, – Павел оказался одним из самых деспотичных правителей России.

Дворец в Гатчине

Павел I взошел на престол, когда ему было уже 42 года. Это единственный случай в истории Дома Романовых, чтобы монарх на престоле оказался в таком, прямо скажем, немолодом возрасте. Правда, Анне Иоанновне было 47 лет, когда она вступила на престол, а Екатерине II – 33 года, но обе эти женщины почти не имели династических прав на престол и оказались на нем по воле случая или судьбы.

Когда Павлу сообщили о близившейся кончине государыни, он совсем не был рад воцарению и произнес: «Я прожил 42 года. Бог меня поддерживал. Быть может, Он даст мне силу и разум исполнить даруемое Им мне предназначение».