КалейдоскопЪ

Убийство Павла I

С начала правления Павла I преследовал страх перед возможными заговорами. Он никому не доверял. Решив защитить себя от измен и мятежей, император велел построить замок-крепость, где он мог бы чувствовать себя в безопасности. Такой замок был построен в Петербурге и получил название в честь Архангела Михаила – Михайловский замок.

С первых дней правления Павла Петровича в высших кругах общества зрело недовольство новым императором. Противники политики Павла I в 1797–1799 годах сформировали первый заговор, который был раскрыт императором, едва начавшись. В заговоре участвовали наследник престола Александр и его жена Елизавета Алексеевна, а также их друзья.

Второй заговор 1800 года возглавили граф Пален, братья Зубовы и генерал Бенигсен. Наследник престола сын Павла I Александр лично не участвовал в заговоре, но отлично знал о нем. Александр заручился обещанием заговорщиков сохранить жизнь его отцу. Но все получилось не так, как надеялся Александр.

В начале 1801 года у Павла I появилось желание приблизить к трону племянника жены, 13-летнего Евгения, принца вюртембергского. Наследование престола Александром было под угрозой, и заговорщики решили ускорить события.

Павел I словно предчувствовал свою близкую кончину. В последний день жизни 11 марта 1801 года Павел I позвал к себе сыновей – Александра и Константина – и приказал повторно привести их к присяге на верность себе (хотя они уже присягали при его восхождении на престол). Затем император поужинал вместе с сыновьями. Когда ужин кончился и все вставали из-за стола, Павел I отчего-то сказал: «Чему бывать, того не миновать», – и ушел.

В это время заговорщики уже начали действовать. Среди них были люди, занимавшие высшие посты в государстве: граф Пален, князь Зубов, его брат граф Зубов, князь Волконский, граф Бенигсен, генерал Уваров и другие. Поначалу заговорщики действительно не хотели убивать императора. Они надеялись арестовать его и заставить добровольно отречься от престола в пользу старшего сына Александра.

Только что отстроенный Михайловский дворец, где располагался император, в ту ночь охраняли войска, верные великому князю Александру. Ночью кто-то из заговорщиков по дороге в спальню императора наткнулся на лакея и ударил его. Лакей поднял шум. Павел I услышал крики лакея, бросился к окну и спрятался за занавеской.

Заговорщики вошли в спальню и не увидели императора в постели. Они подумали, что заговор уже раскрыт, и Павел I давно скрылся. Граф Пален приблизился к постели, потрогал простыни рукой и воскликнул: «Гнездо еще тепло, птица не может быть далеко». Заговорщики стали обыскивать комнату и обнаружили стоящего за шторой императора. Павел I стоял перед заговорщиками, в руках которых сверкали обнаженные шпаги, в ночной рубашке. Кто-то из заговорщиков сказал:

– Государь, вы перестали царствовать. Император – Александр. По приказу императора мы вас арестуем.

Павел I ответил Зубову:

– Что вы делаете, Платон Александрович?

– Вы арестованы, ваше величество, – повторил кто-то.

– Арестован, что это значит – арестован? – переспросил император.

Один из офицеров с ненавистью ответил:

– Еще четыре года тому назад с тобой следовало бы покончить!

– Что я сделал? – переспросил Павел.

Платон Зубов отвечал, что деспотизм его сделался настолько тяжелым для России, что они пришли требовать его отречения от престола.

В описании дальнейших событий воспоминания членов заговора весьма расходятся. Один пишет, что император «вступил с Зубовым в спор, который длился около получаса и который, в конце концов, принял бурный характер. В это время те из заговорщиков, которые слишком много выпили шампанского, стали выражать нетерпение, тогда как император, в свою очередь, говорил все громче и начал сильно жестикулировать. В это время… граф Николай Зубов, человек громадного роста и необыкновенной силы, будучи совершенно пьян, ударил Павла по руке и сказал: «Что ты так кричишь!».

Император с негодованием оттолкнул левую руку Зубова, на что последний, сжимая в кулаке массивную золотую табакерку, со всего размаху нанес правою рукою удар в левый висок императора, вследствие чего тот без чувств повалился на пол. В ту же минуту француз-камердинер Зубова вскочил с ногами на живот императора, а Скарятин, офицер Измайловского полка, сняв висевший над кроватью шарф императора, задушил его им».

По другой версии, Зубов, будучи сильно пьян, запустил пальцы в табакерку, которую Павел I держал в руках. Тогда император первым ударил Зубова и сам начал ссору. Зубов выхватил табакерку из рук Павла I и сильным ударом сшиб его с ног. Правда, очень странно, каким образом у императора оказалась табакерка в руках, ведь он недавно выскочил из кровати? Но как бы то ни было, табакерка в судьбе Павла сыграла свою роковую роль.

Другой мемуарист описывает сцену смерти по-своему: удар табакеркой являлся «сигналом, по которому князь Яшвиль, Татаринов, Гарданов и Скарятин яростно бросились на него, вырвали из его рук шпагу; началась с ним отчаянная борьба, Павел был крепок и силен; его повалили на пол, били, топтали ногами, шпажным эфесом проломили ему голову и, наконец, задавили шарфом Скарятина».

Оставшуюся часть ночи лейб-медик обрабатывал изуродованный труп императора, чтобы утром его можно было показать войскам, в доказательство его якобы естественной смерти. Однако, несмотря на нанесенный грим, на лице императора хорошо были видны синие и черные пятна. Когда Павел I лежал в гробу, его треугольная шляпа была надвинута на лоб так, чтобы скрыть левый глаз с кровоподтеком и ушибленный висок.

Так в ночь с 11 на 12 марта император Павел I из-за того, что отказался подписать отречение от престола в пользу сына Александра, был убит в собственной спальне.