КалейдоскопЪ

РЕФОРМЫ ЧИНГИС-ХАНА

К 1204 г. Чингис-хан (? – 1227), подчинив и объединив практически все монгольские племена, приступил к строительству своего государства. Нововведения коснулись, в первую очередь, следующих сфер деятельности: устройство военно-полицейского аппарата, правосудие, внешняя политика, ведение улусного хозяйства.

Первой реформой были преобразования в армии, главным из которых стал отказ от родового принципа комплектования армии: «Сохраняя внешне старую десятичную систему, присущую кочевникам Центральной Азии, подразделённую на крылья – «левое» (джунгар), «правое» (барунгар) и «центр» (кель), которые были подчинены ближайшим соратникам каана, Чингисхан наполнил её новым содержанием – формирование десятков, сотен и тысяч проводилось не по старому принципу родовых ополчений, а по решениям высшей власти государства, то есть самого каана. Данные десятичные подразделения теперь формировались из разных, не обязательно родственных, «кибиток», что давало возможность рационально распределять по унифицированным военным частям, так сказать, «призывной контингент» […] Для такой однородной военной системы Чингисхан теперь мог ставить на офицерские и полководческие должности людей своего ближнего круга, не оглядываясь на родовые традиции.»[21]

В 1206 г. монгольская армия насчитывала 95 тыс. человек и Чингис-хан распределил её между нойонами-тысячниками. «Тысячники могут быть разделены на три категории. Первые являлись давнишними сподвижниками Чингиса (20 %), которые получали за свою службу высокие звания и специальные привилегии. Именно из этой группы вышли самые известные монгольские военачальники. Вторую группу составляли тысячники, связанные с Чингис-ханом посредством брачных союзов или усыновлений (10 %), которые играли заметную роль в государственном управлении и руководстве армии. Подавляющее большинство тысячников (70%) ранее не имели с Чингис-ханом каких-либо связей […] и в дальнейшем на большие должности не выдвигались.»[22]

Самым крупным тактическим подразделением в монгольской армии был тумен, состоявший из 10 тыс. воинов. В тех туменах, которые были подчинены родственникам Чингис-хана, большая часть тысячников в обязательном порядке набиралась из воинов, доказавших ему свою преданность.

Другим новшеством стало создание особого, подчинённого непосредственно хану гвардейского корпуса кешиктенов-телохранителей. Он был создан из личной стражи Чингис-хана, первоначально насчитывающей 70 тургаудов (дневная стража) и 80 кебтеулов (ночная стража). В течение 1206 г. численность кешиктенов была доведена до тумена (тургауды – 8 тыс., кебтеулы – 2 тыс.). Набирались кешиктены из числа сыновей и младших братьев нойонов, тысячников и сотников. Набранные в кешиг становились гарантами лояльности своих семей хану и формировали первую значительную группу знати, которая была обязана своим положением Чингис-хану.

Кешиктены, в первую очередь, отвечали за жизнь хана, кроме того, в их функцию входило поддержание порядка в новом государстве: «Для собственно полицейских функций в 10-тысячной гвардии кешиге существовало подразделение кебтеулов численностью в 2 000 человек. Они как и остальные гвардейцы, несли сторожевую службу по охране каана и его ставки, но были у них и дополнительные обязанности […] их основное занятие – полицейская и, шире, правоохранительная деятельность.»[23]

Чтобы добиться от кешиктенов преданности и окончательно вывести их из-под влияния родовых вождей, им были даны значительные привилегии: «Чингис-хан издал указ, в котором приказал считать его служащих рангом выше, чем обычных солдат и военачальников, составлявших основу регулярной армии: «Мой кешиктен выше любого армейского нойона-тысячника, а стремянной моего кешиктена выше армейского нойона-сотника или десятника»[24].

Создание кешига дало Чингис-хану:

во-первых, орудие в борьбе с традиционным родовым укладом;

во-вторых, руководителей в новые управленческие структуры;

в-третьих, орган для выполнения разного рода охранных функций.

В области внутренней политики главным стало создание письменного закона, ставшего правовой основой нового государства. Это была «Великая Яса» введённая Чингис-ханом на курултае в 1206 г. Сфера применения нового закона относилась почти ко всем областям и отделам права – государственно-административному, уголовному, торговому и экономическому, военному и налоговому. Яса регламентировала практически все основы жизни Монгольской империи от повседневного быта до принципов дипломатии и ведения войны.

Введение письменных законов потребовало создания должности человека, отвечающего за их исполнение – верховного судьи. «Причём в функции верховного судьи […] входил ещё надзор над исполнением повинностей и сбором налогов. Это проистекало из того, что в начальном монгольском государстве повинности и налоги не были чётко разграничены, поэтому контролировавший исполнение повинностей (логично, что для этого выбрана правоохранительная структура) автоматически принимал функции и налогового органа вообще.»[25]

Таким образом, главными новшествами позволившими Чингис-хану создать централизованное государство и сильную армию были: реформы в армии, создание кешига, введение Ясы.

Истины ради, следует сказать, что все эти нововведения были придуманы до Чингис-хана и уже применялись, по отдельности, разными кочевыми народами. Так, например, жёсткую дисциплину первыми ввели кидани; гвардия, как орган власти, отделённый от родовых традиций и подчинённый только хану был у кереитов; письменные законы были у хуннов и тюрков. Заслуга Чингис-хана состояла в том, что он сумел внедрить все эти новации в своём новом государстве.