КалейдоскопЪ

МУСУЛЬМАНСКИЕ ЗАИМСТВОВАНИЯ

«…основным заимствованием у мусульман были камнемёты противовесного типа и огнемётная техника.

…Поход против хорезмшаха показал значительно возросшее умение монголов брать города – тому способствовало уверенное освоение монголами китайской традиции (во всех вариантах – тангутской, чжурчжэньской и собственно китайской) и появление у них через каракиданей и уйгуров ещё более мощной камнемётной техники. В походе на богатые городские оазисы Средней Азии монголы набирали трофеи, силой уводили мастеров и ремесленников. Разумеется, были и добровольцы: переходили на службу даже целые подразделения как катапультёров, так и огнемётчиков. Всё это к середине 1220-х гг. значительно увеличивало возможности монголов по взятию укреплений и городов.»[99]

«Отдельным средством в осадном искусстве монголов была осадная толпа. Хашар, или буквально «толпа», приём давно известный на Востоке. Он заключается в том, что войско завоевателей использует согнанное население завоевываемой области на тяжёлых вспомогательных работах, чаще всего осадных.»[100] «Однако до совершенства этот приём довели монголы.

…Использование хашара было особенно важным для земляных работ – от подкопов до создания осадных валов. Такие валы часто сооружались монголами и требовали больших трудовых затрат в древесно-земляных работах.

…Тяжёлая работа хашара по сути – это техническое средство, мускульная сила, направленная на выполнение элементарных действий, которые составляли части общего плана. В этом смысле хашар представляет собой технику, пусть и специфическую. Но хашар стал и тактическим приёмом, который монголы стали очень широко использовать. Он заключается в применении хашара как живого щита для катапульт, для атакующих колонн монголов и для действия таранов…»[101]

«Другой особенностью применения хашара монголами было использование его как непосредственного орудия штурма, его первой волны. Этот бесчеловечный приём помимо основной цели – заставить обороняющихся израсходовать средства обороны по людям хашара, сохранив собственно монголов – давал ещё дополнительный психологический эффект воздействия на защитников. Сопротивляться людям, согнанным в хашар, было трудно, если не невозможно…»[102]

«Последнее, что хотелось бы отметить касательно осадных машин, -- это их высокая подвижность в армии монголов. Речь идёт не о колёсных камнемётах и осадных повозках, а о мобильности инженерных частей монголов. Монголы не возили с собой в дальних походах машин – этого им было не нужно, достаточно было взять с собой специалистов и некоторое количество редких материалов (кунжутных верёвок, уникальных металлических узлов, редкие ингредиенты горючих смесей и т.п.). Всё же остальное – дерево, камень, металл, сыромятная кожа и волосы, известь и даровая рабочая сила находились на месте, то есть у осаждённого города. Там же отковывались кузнецами-монголами простые металлические части для орудий, хашар готовил площадки для катапульт и собирал древесину, делались снаряды для камнемётов.»[103] «…добытые на местах и привезённые с собой компоненты собирались мастерами инженерных и артиллерийских подразделений воедино. Таким образом, хрестоматийные картинки длинных обозов, с медленно тянущимися рядами катапульт, таранов и прочих орудий – это не более чем фантазии писателей исторических романов.»[104]

Прав ли Р.П. Храпачевский, когда пишет, что монголы не перевозили камнемёты, а каждый раз изготавливали их на месте у осаждённого города? Для проверки этого утверждения рассмотрим применявшиеся монголами камнемёты подробнее.

Итак, по его мнению, ко времени нашествия на Русь на вооружении монгольской армии состояли следующие метательные машины (стреломёты/аркбаллисты рассматривать не будем, так как разрушить с их помощью стену невозможно):

- «вихревые катапульты» -- камнемёты кругового действия на вертикальном опорном столбе;

- блиды – камнемёты с метательным рычагом;

- камнемёты «китайского типа» стационарные и подвижные (на колёсах) разной мощности (в зависимости от количества натяжных элементов – метательных шестов);

- мусульманские камнемёты противовесного типа.

Однако, при внимательном рассмотрении выясняется, что всё это разнообразие можно свести к двум основным видам. Это будут, по европейской классификации, перрье («вихревые катапульты», блиды, камнемёты «китайского типа») и требуше (мусульманские камнемёты).

Перрье состоял из двух основных частей: опорной и метательного рычага. Опорная часть могла быть одного из трёх типов:

- один опорный столб;

- два опорных столба (треугольные стойки);

- две усечённые пирамиды.

В верху опорной части на оси закрепляли гибкий метательный рычаг. К длинному тонкому концу рычага присоединяли пращу. К короткому толстому – поперечный брусок с закреплёнными на нём натяжными верёвками.

Выстрел производился следующим образом. Длинный конец рычага перевешивал короткий и поэтому постоянно находился в нижнем положении. Обслуга закрепляла его спусковым устройством и укладывала снаряд в пращу. После этого натяжные одновременно и резко тянули верёвки вниз. В результате рычаг изгибался, накапливая энергию. Затем приводили в действие спусковое устройство, которое освобождало рычаг. Длинный конец рычага быстро выпрямлялся, одновременно поднимаясь вверх. При положении рычага близком к вертикальному праща разворачивалась и освободившийся снаряд летел вперёд.

Были и более мощные перрье (камнемёты «китайского типа»), метательный рычаг которых состоял из нескольких шестов, связанных (стянутых обручами) в пучок для увеличения мощности, а каждую из натяжных верёвок тянули два человека.

Средний по мощности перрье метал камни весом ок. 8 кг на расстояние ок. 100 м. Мощный семишестовый перрье, команда которого состояла из 250 человек, был способен метнуть камень весом ок. 60 кг на расстояние ок. 80 м.

Требуше имел следующую конструкцию. Основание – опорная рама, на которой находились две вертикальные стойки (опорные столбы), соединявшиеся вверху осью, через которую продевался метательный рычаг. К короткому толстому концу рычага прикреплялся противовес, который мог быть жёстко зафиксирован на конце рычага или подвижно соединён с помощью оси. (Требуше с фиксированным противовесом был проще и его можно было быстрее изготовить. Требуше с подвижным – мощнее, так как траектория падения противовеса была более крутой, что обеспечивало большую передачу энергии через рычаг. Кроме того подвижный противовес резко тормозился в нижней точке, создавая дополнительный импульс для пращи – в верхней. В подвижном противовесе груз почти не перемещался во время падения, поэтому ящик для противовеса служил долго и его можно было наполнять доступными сыпучими материалами – землёй, песком, камнями.) К длинному тонкому концу метательного рычага кроме пращи прикрепляли канат для притягивания рычага к земле посредством ворота, установленного на опорной раме.

Для производства выстрела длинную часть рычага притягивали к земле воротом и закрепляли спусковым устройством. Толстый конец с противовесом, соответственно, поднимался вверх. Пращу укладывали в направляющий жёлоб, располагавшийся внизу между опорными столбами. После того как снаряд был уложен в пращу, приводили в действие спусковое устройство. Рычаг освобождался, противовес под действием силы тяжести резко шёл вниз. Длинный конец рычага, слегка изгибаясь, быстро поднимался вверх и тянул за собой пращу. В верхнем положении рычага праща разворачивалась, выбрасывая снаряд вперёд.

Оптимальный требуше имел рычаг длиной 10-12 м, противовес – ок. 10 т и мог метать камни весом 100-150 кг на расстояние 150-200 м.

Для разрушения бревенчатых укреплений русских городов были необходимы тяжёлые снаряды (камни) весом не менее 100 кг. Перрье для этой цели явно не подходит. Следовательно, монголы при штурме русских городов применяли требуше.

Теперь узнаем насколько сложно было изготовить требуше и сколько времени занимал этот процесс: «Требуше делается из обычного деревянного бруса и верёвок с минимумом металлических частей. В этом устройстве отсутствуют какие-либо сложные и трудные в обработке детали, что позволяет справиться с постройкой команде плотников средней квалификации. Поэтому стоит требуше недорого и для его изготовления не нужны какие-либо стационарные и специально оборудованные мастерские.»[105] «По опыту современных реконструкций, изготовление большого требуше требует около 300 человеко-дней (при использовании только инструмента, доступного в средние века). Со сборкой из готовых блоков справляется десяток плотников за 3-4 дня. Однако не исключено, что у средневековых плотников рабочий день был дольше и работали они более квалифицированно.»[106]

Таким образом, получается, что монголы скорее всего перевозили требуше с собой в разобранном виде.

Всё логично и понятно за исключением одного обстоятельства. Для того чтобы разрушить участок стены (пробить в ней брешь) необходимо, чтобы снаряды (камни) несколько раз попали в одну точку. Этого можно добиться только в том случае, если все они будут приблизительно одного веса и формы. (Снаряд/камень с большим весом или аэродинамическим сопротивлением не долетит до цели, а с меньшими – перелетит.) То есть, вопрос о точности – это в первую очередь необходимость унификации снаряда/камня, так как пристреляться можно только имея одинаковые снаряды/камни. Следовательно, для того чтобы обеспечить прицельную стрельбу, необходимо заранее позаботиться о большом количестве одинаковых снарядов/камней. Как же монголы решали эту задачу?

Первое, что приходит в голову это использование находящейся в окрестностях осаждаемого города каменоломни. Скорее всего именно этот способ использовали монголы при взятии Киева: «Проблемой могла стать удалённость от города месторождений камня, необходимого для изготовления снарядов метательных машин: ближайшие пригодные для разработки выходы скальных пород находятся в 50 км от Киева по прямой (к счастью для монголов, камень можно было доставлять вниз по течению Ирпеня и Днепра).»[107]

Таким образом, чтобы воспользоваться этим способом, монголы должны были найти в пределах досягаемости каменоломню и, используя хашар, обеспечить изготовление и доставку соответствующих снарядов. В принципе, при той дисциплине и организованности, которые сумел привить монголам, создавая свою армию, Чингис-хан, это всё было вполне достижимо. А что делать, если в окрестностях города нет каменоломни? Может быть, монголы возили камни с собой от одного города к другому, так же как разобранные требуше?

Попробуем подсчитать на примере Владимира, сколько могло понадобиться камней при штурме одного города. При этом будем исходить из следующих допущений:

- длительность обстрела – 4 суток (ночью подсветку целей осуществляли с помощью снарядов с горючей смесью);

- количество требуше – 32 (сколько монголы использовали камнемётов при осаде Владимира – неизвестно, поэтому возьмём по аналогии с Киевом);

- средняя скорострельность одного требуше – 2 выстрела в час.

Получилось около 6 000 снарядов. Для перевозки такого количества камней, при весе одного -- 100 кг, необходимо ок. 1 500 саней. Для стотысячной монгольской армии цифра достаточно реальна.

Впрочем, очень может быть, что унифицированных камней монголам потребовалось значительно меньше. Дело в том, что: «…опыт стрельб […] опроверг долго бытовавшее мнение о неточности стрельб больших требуше и невозможности их перенацеливания. Было подтверждено, что при стрельбе на максимальную дальность отклонение в сторону от идеальной линии не превышает 2-3 м. Причём чем снаряды тяжелее, тем отклонение меньше. Гарантируется попадание в участок 5 на 5 м с дистанции 160-180 м. Дальность стрельбы можно предсказуемо менять с точностью до 2-3 м, укорачивая или удлиняя пращу, меняя […] вес снаряда или вес противовеса. Перенацеливание в сторону можно производить, поворачивая опорную раму ломами. Поворот даже на небольшой градус даёт ощутимое (и также предсказуемое при элементарном знании геометрии) смещение выстрела в сторону»[108].

Следовательно, фактически было необходимо относительно небольшое количество унифицированных снарядов:

- несколько для пристрелки;

- несколько десятков для разрушения стены;

- небольшое количество про запас, на тот случай, если осаждённые всё-таки сумеют заделать пробоину в стене.

Однако, возможно, монголы использование и третий, менее распространенный способ. Вот что написал в 1241 г. Шихаб ад-Дин Мухаммад ибн Ахмад ибн Али ибн Мухаммад ал-мунши ан-Насави (? – 1249/1250) в «Жизнеописании султана Джалал ад-Дина Манкбурны»: «Когда они [монголы] увидели, что в Хорезме и в его области нет камней для катапульт, они нашли там в большом изобилии тутовые деревья с толстыми стволами и большими корнями. Они стали вырезать из них круглые куски, затем размачивали их в воде, и те становились тяжёлыми и твёрдыми как камни. [Монголы] заменили ими камни для катапульт.»[109]

На Руси тутовых деревьев, конечно, не было. Самые распространённые деревья у нас в средней полосе это сосна и берёза. Для того, чтобы получить деревянный снаряд весом ок. 100 кг достаточно было взять свежесрубленное сосновое бревно диаметром 0,5 м и длиной 0,65 м.

Конечно, против каменных стен такой снаряд был бесполезен, но ведь на Руси XIII в. подавляющее большинство городских стен были деревянными. Кроме того: «…основной задачей стенобитных камнемётов является не столько снесение стен как таковых (хотя пробитие солидной бреши, обеспечивающей свободный проход пехоты и конницы, очень желательно), сколько уничтожение укрытий для защитников – зубцов, парапетов, навесных галерей и щитов, навесных башенок-бретешей, казематов для баллист и т.д. Для успеха штурма с использованием обычных лестниц достаточно обнажить верхушку стены, чтобы вражеские солдаты не имели прикрытия от лёгкого метательного оружия.»[110] «Воины располагались только на заборолах – площадках вверху стены, прикрытых частоколом или деревянным бруствером. Заборола были уязвимы для разрушения даже не самыми тяжёлыми камнями, серьёзную угрозу для них представляли и зажигательные снаряды. После этого оставшиеся без прикрытия защитники легко сметались со стены массированным обстрелом из луков и лёгких скорострельных требуше.»[111]

Таким образом, с большой долей уверенности можно утверждать, что для обстрела русских городов монголы применяли собираемые на месте из готовых блоков требуше. Снаряды для этих камнемётов они привозили с собой или изготавливали из деревьев.