КалейдоскопЪ

СРАВНЕНИЕ

Думаю, человеку прочитавшему всё вышеизложенное понятно, что у монголов, по сравнению с русскими, были намного лучше развиты: стратегия, тактика, разведка, управление войсками, дисциплина и т.п.

«…он [Чингис-хан] не просто вёл войны, имея хорошую армию, но обладал системой, которой была обеспечена слаженная работа и действенность всех частей его военного государства.

Системность эта проявлялась в следующем: у Чингисхана имелась сбалансированная армия, с её обученными и дисциплинированными воинами, талантливыми полководцами, совершенными по тому времени структурой организации, тактикой, вооружением, осадными технологиями, военным планированием (стратегией); действия армии не были самостоятельными, они подкреплялись: разведкой – армейская (ближняя/тактическая), дальняя (стратегическая), её активными мероприятиями (подрывная деятельность, пропаганда и т.п.) и дипломатией – внесением раздоров между государствами, гибким выбором временных союзников и т.д.; тыл был подкреплён – внутренним аппаратом, т.е. удачно составленным законодательством и охранными органами, налогообложением, почтой, системой ротации административного аппарата, системой управления захваченными территориями.

Таким образом, в державе Чингисхана были впервые заложены системные принципы государственного строительства, что по тем временам, на фоне рыхлых и несвязанных гособразований соседей монголов, и давало им большое преимущество в экспансионистской политике. Так что если посмотреть на историю создания их империи, мы видим знакомые нам сейчас реалии: массовые армии; действия отдельных корпусов в рейдах на больших пространствах в глубине территорий противника, координированные общей стратегией; качественная разведка всех видов; использование элементов психологической войны и пропаганды; тесная увязка военных и дипломатических мероприятий; большое внимание к проблемам связи и их решение на тогдашней технологической базе и т.д. При этом надо заметить, что противникам монголов было очень далеко до многих конкретных их достижений (хотя по частям они многое из них знали), но самое главное – они так и не поднялись, в отличие от монголов, до понимания увязки всего этого в единое целое, чем зачастую подписывали приговор своим государствам.»[152]

Теперь о взятии монголами русских городов.

Вначале делалась попытка выманить гарнизон в поле для его разгрома и последующего легкого взятия беззащитного города, именно так были взяты Рязань и Коломна. Если выманивание не получалось, то приступали к правильной осаде. Первым делом проводили подготовку окрестностей путём набора хашара и подручных материалов. Затем хашар производил необходимые работы: возведение частокола вокруг города, сооружение камнемётов, засыпание рва.

После этого монголы систематической стрельбой из камнемётов старались разрушить участок стены, сбить или поджечь заборола. Кроме того, с помощью камнемётов они разбивали лёд на валу, который защитники часто делали на направлении возможного штурма, а также разрушали и поджигали городские кварталы с целью деморализации осаждённых.

К разрушенному участку стены под прикрытием щитов на расстояние прямого выстрела из лука (ок. 50 м) выдвигались лучники и легкие камнемёты, устраивавшие «железный поток», сгоняя защитников со стены, не давая им производить ремонтные работы. Когда стены оказывались частично разрушены, начинался всеобщий штурм с использованием лестниц. При этом штурмовали город с разных сторон, чтобы заставить защитников распылить силы.

Защитные действия гарнизонов русских городов оказывались неэффективными. Частокол, возведённый монголами вокруг города, делал невозможным вылазки. Стрельба с заборол легко подавлялась монгольскими камнемётами. Отсутствие башен делало невозможным проведение фланкирующего (продольного) огня против монгольских войск, подошедших вплотную к стене, и сосредоточение огня с нескольких сторон против монгольских камнемётов.

Остаётся только сравнить вооружение противоборствующих сторон. Мне представляется, что защитное вооружение русских дружинников и тяжеловооружённых монголов было примерно равноценным. Разница заключалась только в способах изготовления и соотношении отдельных элементов. Тем же, кто считает, что широко распространённые у монголов кожаные доспехи не обеспечивали необходимой защиты, отвечу так: «На первый взгляд может показаться, что кожаные доспехи не могли предоставить воину достойную защиту от оружия противника и что использование кожи в качестве бронирующего материала свидетельствует о низком уровне доспешного дела.

На самом деле это далеко не так. Исторический и боевой опыт не только монголов, но и других народов свидетельствует, что кожа крупных животных, будучи соответствующим способом обработанной, мало уступала в твёрдости железу и представляла собою вполне подходящий материал для изготовления доспехов.»[153]

Что касается наступательного вооружения, то монголы, безусловно, значительно превосходили русских по степени насыщенности войска оружием дистанционного боя, т.е. луком со стрелами.

Обращаясь к другим видам наступательного вооружения монголов следует отметить – сравнение затрудняет тот факт, что тактика, применявшаяся тяжеловооружёнными монгольскими всадниками, отличалась от тактики русских дружинников/европейцев: «Доминирующим сейчас является мнение, что эта тактика была диаметрально противоположной той, которую применяло европейское рыцарство: тяжёлая конница наносила удар не в начале сражения, а, наоборот, в финале, завершая битву. Противник на тот момент уже долго «обрабатывается» силами всего остального войска, в основном за счёт лучной стрельбы (осуществляемой прежде всего легко- и средневооружёнными всадниками), понёс большие потери в людях и особенно конях, в значительной мере дезорганизован, но продолжает держаться.»[154]

«…панцирная кавалерия буквально врезалась в ослабленные вражеские ряды, нанося копейный удар (пускай он и не сродни встречному соударению взаимно атакующих всадников, как то практиковалось у рыцарства), а потом довершая дело клинками и булавами. После чего, когда противник, наконец, не выдерживал и обращался в бегство, начинался финальный этап: монголы активно преследовали отступавших, нанося им огромные потери…»[155]

Вероятно, можно констатировать тот факт, что наступательное вооружение дружинников было, в большей мере, чем у монголов, приспособлено для поражения защищённого доспехами противника (узкий гранёный наконечник копья, клевец, чекан). В принципе, при прочих равных условиях, это давало дружинникам некоторое преимущество в рукопашном бою с тяжеловооружёнными монголами. Но в том то и дело, что Чингис-хан внедрил в свою армию столь развитое военное искусство, в первую очередь, для того, чтобы лишить противника возможности сражаться на равных.

Монгольский тяжеловооружённый всадник при лобовом столкновении с дружинником был бы выбит из седла, так как монгольские сёдла были приспособлены не для конной сшибки, а для стрельбы из лука. (Дело в том, что монголы использовали короткие стремена и высокие сёдла. Это давало им возможность, приподнявшись на стременах, удерживаясь шенкелями[156], балансируя корпусом и амортизируя ногами, вести стрельбу из лука, так как, стоя на стременах, они избавлялись от тряски во время скачки, сохраняя корпус в относительном покое. Дружинники для обеспечения устойчивости в момент копейного удара использовали длинные стремена и сёдла с высокой и широкой задней лукой. Всадник упирался в стремена вытянутыми вниз и слегка вперёд прямыми ногами, корпус откидывал назад и опирался на заднюю луку седла. Таким образом, сила удара копья складывалась из скорости и массы коня и массы тела всадника.) Монголы легко выходили из этого положения, так как монгольская кавалерия была слишком манёвренной для проведения против неё копейной атаки плотным строем, монголы легко уклонялись от неё, засыпая строй дружинников стрелами. Защитное вооружение дружинников не обеспечивало надёжной защиты, так как стрела, выпущенная из монгольского лука, при наличии бронебойного наконечника и попадании в цель под углом близким к прямому, на расстоянии до 100 м пробивала кольчугу, а на дистанции до 50 м – ламеллярный или ламинарный доспех. Положение усугублялось отсутствием у русских дружинников средств защиты для коней, а организация войска не позволяла обеспечить его прикрытием от метательного оружия до момента атаки. В результате поражения монгольскими стрелами лошадей первой шеренги, практически одновременное падение передовых коней и всадников превращало строй атакующих в беспорядочную свалку, мешанину из тел людей и животных. Это не позволяло дружинникам довести атаку до конца и вступить в прямой боевой контакт с монголами.

В тех случаях, когда монголы из-за природных условий были ограничены в манёвре, они помещали в передние линии центра своего построения вспомогательные части, набранные из кочевых и полукочевых народов. Подставив союзников под главный удар русских войск, монгольская армия в это время выполняла роль заградительного отряда. В результате этого основные потери при завоевании Руси понесли монгольские союзники.

Мне кажется, закончить эту главу можно известным высказыванием Наполеона (1769 – 1821), заменив в нём мамелюков на русских дружинников, а французов на монгольских тяжеловооружённых всадников: «Два дружинника могли отлично держаться против трёх монголов, потому что были лучше вооружены и обучены, сидели на лучших лошадях и имели слуг для поддержки; но, с другой стороны, 100 монголов не должны были опасаться 100 дружинников, а 300 монголов превосходили такое же число дружинников, а 1 000 монголов должны, несомненно, победить 1 500 дружинников».[157]