КалейдоскопЪ

КОЗЕЛЬСК

Обстоятельства осады и взятия монголами Козельска описаны в Ипатьевской летописи и у В. Татищева.

Ипатьевская летопись: «Так город разорил Владимир, попленил города Суздальские и пришёл к городу Козельску, был в нём князь молодой именем Василий. Увидали же нечестивые какой ум крепкодушный имеют люди в городе, словами обманными невозможно город взять. Козляне же совет сотворили, не сдаваться, Батыю сказав: «Хотя князь наш молод, но положим животы свои за него и здесь славу сего света примем и там небесные венцы от Бога примем». Татары же бились, захватить хотели город, разбили городскую стену и взошли на вал татары. Козляне же ножами резались с ними, совет же сотворили выйти на полки татарские. И вышли из города, порубили камнемёты их, напали на полки их и убили татар 4000 и сами убиты были. Батый же взял город, убил всех и не пощадил детей и до сосущих молоко, а о князе Василии неизвестно и иные говорят, что в крови утонул, потому что очень молод был. С тех пор татары не смеют его называть городом Козельском, но город злой, потому что бились 7 недель, убили в нём у татар трёх сыновей тёмников. Татары же искали и не могли их найти во множестве трупов.»[268]

Летописец явно завысил количество убитых монголов. Вот что написал по этому поводу В. Чивилихин: «Четыре тысячи убитых степняков – слишком много, потому что в таком случае и противников должно бы быть примерно столько же, а это маловероятно: в средневековом русском городе такого значения и площади всё население едва достигало этой численности. Скорее всего, летописец допустил традиционное преувеличение ровно в десять раз, как это делал он и его коллеги во многих случаях.

…Когда в конце XIX века тянули через Козельск железную дорогу на Тулу, то при земляных работах посреди Батыева поля тронули груду человеческих черепов. […] Это были, несомненно, останки героической козельской дружины, потому что орда сжигала тела своих павших воинов в больших кострах. Так вот, черепов было по тщательному счёту двести шестьдесят семь. Выходит, в последнем своём бою защитники Козельска, вышедшие из города на вылазку, могли убить около четырёхсот врагов, но и сами сложили головы.»[269]

В. Татищев: «После разбития великого князя сам Батый возвратился в область Рязанскую и, недолго медля, дождавшись войск, посланных для разорения градов около Владимира, пошёл в Вятичи ко граду Козельску, в котором был князь Василий, прозванием Козля. Сей хотя млад, но весьма храбр был и, слыша о нашествии иноплеменников, град весьма укрепил. И когда Батый приблизился, послал по всем градам области Черниговской и в Козельск, чтоб не противясь отдались, что некоторые учинили и получили от него мир. А Василий, учинив совет, положил обороняться за веру и отечество до последнего излияния крови. Люди же сами, бывшие во граде, согласились, хотя князь их млад, но им всем вместе жизни своей не жалеть, и лучше себе поставляли помереть, нежели веру поругать. И с тем присланного отпустили. Батый, услышав сего малого града столь жестокий ответ, рассвирепев, немедленно град обступил и стали бить пороками. Выбили стены немало и хотели идти во град, но здесь козельцы учинили прежестокий бой и, долго бившись, принудили татар оставить оное. И видя татар многих побитых, ободрились и той ночью, выйдя из града, так храбро на татар напали, что все оные великие войска в смятении бежать принудили, где их более 4000 побили, а в плен никого не брали. Но татары, осмотревшись и увидев, что оных мало, обступив их, отошедших от града, всех порубили и в тот же день город, уже без обороны бывший, взяли. Батый, въехав во град, так рассвирепел, что велел во оном всех, не щадя жён и детей, порубить и повелел его не Козельском, но Злым градом называть (калмыцкое Мау Балгасун), поскольку в течение семи седмиц доставая оный, потеряли трёх знатных начальников от детей княжеских, и много войска их было побито.»[270]

Столь длительная по времени осада Козельска, особенно в сравнении с продолжительностями осад других русских городов, заставляет искать объяснение. Вот что написал по этому поводу Р.Ю. Почекаев: «…осада Козельска представляется историкам очередной загадочной страницей кампании 1237-1238 гг., и они готовы предлагать самые фантастические объяснения того упорства, с котором Бату его осаждал. В самом деле, почему монголам было столь важно захватить этот маленький и стратегический вроде бы совсем не важный городок? Л.Н. Гумилёв полагал, что, осаждая Козельск, Бату мстил черниговскому князю за участие его предшественника в убийстве монгольских послов перед битвой на реке Калке. В.А. Чивилихин, ссылаясь на результаты археологических раскопок, утверждал, что монголов привлекли хранившиеся в городе крупные запасы зерна: якобы козельцы, убедившись в неминуемости гибели, сожгли зерно, и именно это побудило монголов назвать Козельск «злым городом» и стереть его с лица земли. Полагаю, всё можно объяснить гораздо проще, причём это объяснение вполне вписывается в алгоритм действий Бату на Руси. Он просто должен был захватить пограничный город очередного княжества и дождаться реакции со стороны местного князя – собирается ли тот предпринять ответные действия или нет. Именно поэтому Бату в течение семи недель сам осаждал Козельск, выматывая и своих воинов, и осаждённых, и лишь убедившись в нехватке своих сил, был вынужден направить приказ отрядам Кадана и Бури присоединиться к нему и совместными усилиями взять город, на что всё равно понадобилось три дня.»[271]

С моей точки зрения, подобное объяснение вызывает только ещё больше вопросов. Вообще, какие действия мог предпринять местный князь? Мне представляется, всего два варианта: ничего не делать или попытаться деблокировать Козельск. Черниговский князь ничего не предпринял, вероятнее всего, из-за распутицы. Теперь предположим, что он всё-таки, каким-то чудом, сумел бы привести свое войско к Козельску. Далее, монголы в полевом сражении, вероятно, разгромили бы в очередной раз русских. Ну и что после этого, по мнению автора, должен был сделать Бату? Немедленно начать наступление на Черниговское княжество? (Кстати, дальнейшие события показали, что монголы всё равно разгромили Чернигов, хотя местный князь и не «предпринял ответных действий».)

Скорее всего, события развивались следующим образом:

В конце марта – начале апреля Бату появился под стенами Козельска и предложил жителям сдаться. На городском совете было принято решение – обороняться.

Получив отказ, Бату, у которого вероятно не хватало воинов для решительного штурма, блокировал Козельск, приступил к осаде на измор, ожидая подхода дополнительных сил.

Время шло, начался разлив Жиздры, ручьи и болота наполнялись талой водой. Половодье на Жиздре обычно продолжается около месяца и после конца половодья пойма Жиздры превращается в болото. Это затянуло осаду ещё, как минимум, на неделю. (Остаётся только гадать, чем всё это время питались как сами монголы, так и их лошади.)

В первой половине мая, когда земля подсохла и подошли дополнительные силы, монголы, проломив с помощью камнемётов городскую стену, попытались захватить город, но были отбиты. После этого на очередном городском совете было принято решение атаковать врага.

Ночью гарнизон совершил вылазку, уничтожив монгольские камнемёты, но сам был окружён и перебит. После этого монголы легко взяли город, который было уже некому защищать. Жители были вырезаны поголовно.

После взятия Козельска монголы двинулись в степь, практически по прямой. Последним русским городом, павшим под натиском монгольской армии весной 1238 г., вероятно, стал Елец.

Вернувшись летом 1238 г. в причерноморские степи, монголы продолжали вести боевые действия против ещё не покорённых половцев, а так же подавляли восстания в ранее завоёванных землях аланов, мордвы, черкесов и других народов.