КалейдоскопЪ

ПОЧЕМУ МОНГОЛЫ НЕ ВЕРНУЛИСЬ В ЕВРОПУ?

В начале 1241 г., после опустошения значительной части Руси, монгольская армия вторглась в Восточную Европу. В течение года Венгрия вместе с входившими тогда в её состав Словакией, Хорватией и Боснией была разорена. Кроме Венгрии были разгромлены значительная часть Польши, Моравия, а также Сербия и Болгария.

В марте 1242 г. монгольская армия повернула назад. Поводом для возвращения стала необходимость для Бату и других чингизидов, находившихся в армии, принять участие в курултае, который должен был состояться в связи со смертью великого хана Угэдэя.

В 1246 г. новым великим ханом был избран Гуюк. Спрашивается, почему после этого Бату не вернулся в Европу для дальнейших завоеваний, а остался в Поволжье. Кроме европейского (западного) направления остальные стороны света для завоеваний не подходили: на севере было просто некого завоёвывать, а южное и восточное направления были уже «заняты» другими чингизидами.

Можно предположить, что у Бату было недостаточно сил для осуществления широкомасштабного вторжения, так как значительная часть его армии после окончания Великого Западного похода вернулась в Центральную Азию. Однако, он вполне мог использовать Венгрию, как опорную базу, для осуществления набегов в европейские страны, как это ранее уже неоднократно делали другие кочевники. Ведь именно с территории Венгрии производили свои набеги в V в. гунны, в VII в. авары, в Х в. венгры.

Может быть что-то изменилось в Европе со времён венгров? Да, к XIII в. на территории большинства европейских стран появилось большое количество каменных замков.

Дело в том, что в средние века строительство крепостей по всей Европе приобрело большой размах. Этому способствовали многолетние противостояния королевств и отдельных княжеств. Всего было построено более 15 тыс. замков. Каменные стены имели замки феодалов, города и крупные монастыри.

Феодальные замки появились в Х в. в виде огромных деревянных башен. В конце XII в. на смену первоначальным примитивным крепостям пришли мощные каменные сооружения. Внешний вид замка зависел от места расположения, наличия доступных материалов, вкусов хозяина и размеров его состояния.

Общим для большинства замков было наличие главной цитадели (донжона) и окружающей крепостной ограды. Ограда включала в себя несколько башен (высотой в среднем ок. 20 м) и соединяющие их стены (высотой в среднем ок. 15 м). Крепостные постройки имели двойные стены (толщиной в среднем ок. 5 м). Из каменных блоков или кирпичей выкладывались две параллельно стоящие стены, пространство между ними заполняли смесью щебня, гравия и гальки с известковым раствором. Башни строили прямоугольной, многоугольной, но чаще цилиндрической формы, так как углы ограничивали сектор обстрела и были уязвимы для подкопов. Они имели несколько этажей-ярусов, с которых было удобно производить продольный обстрел стен. Иногда башни по верхнему уровню снабжали дверями, деля крепостные стены на секции, для ограничения передвижения забравшегося на стены противника. Сверху башни часто имели перекрытие в виде пирамиды или конуса. На верхних площадках открытых башен устанавливали метательные машины. Верхняя часть башен и стен снабжались зубчатым парапетом для прикрытия стрелков гарнизона. Парапеты башен и стен увенчивали крытыми деревянными галереями, выступающими за внешнюю плоскость стены и снабжённые навесными амбразурами, для поражения противника, подошедшего вплотную к стене и попавшего в «мертвую зону». Так же амбразуры прорезались на нижних ярусах башен и стен, усиливая эффективность огня обороняющихся. Ворота снабжались массивными створками, изготовленными из дубовых досок, обитых железом, подъёмной решёткой и подъёмным мостом. Замок окружали рвом глубиной до 10 м, шириной до 20 м. Если позволяли условия, то ров заполняли водой. В городах, кроме опоясывающей относительно слабой крепостной стены, в центре находился хорошо укреплённый замок. В монастырских укреплениях отсутствовал донжон.

Гарнизон замка состоял из ополчения, осуществлявшего вассальную службу. Ожидая продолжительных военных действий, владелец замка мог нанять наёмников. Гарнизон города состоял из городского ополчения и отрядов наёмников.

В основе строительства лежала необходимость иметь мощные укрепления небольшой протяжённости, расположенные в труднодоступном месте. Большой защитный потенциал закладывался уже при выборе места расположения замка. Для этого использовали особенности местности и строили на вершинах гор или скалистых отрогов, в излучинах рек, на островах. Так нахождение замка на вершине горы не давало возможности провести подкоп, расположение на острове или глубокий ров с водой делали невозможным насыпь, подкоп, использование таранов и осадных башен. Мощные каменные стены не поддавались действию камнемётов, а их большая высота сильно затрудняла применение штурмовых лестниц.

При приближении противника предпринимались подготовительные меры по обороне. В замок свозилось продовольствие, фураж, запасы железа и дерева для ремонта оружия и метательных машин. Усиливали караульную службу, особенно охрану ворот. На подступах к наиболее уязвимым участкам крепости делали замаскированные ямы, в дно которых вкапывали заострённые колья, так называемые «волчьи ямы», а также закапывали пустые глиняные сосуды, которые, лопаясь под тяжестью осадной техники, вызывали оседание земли, в результате – техника обрушивалась или застревала. Для повреждения копыт коней и ног осаждающих по прилегающей к крепости территории разбрасывали железные шипастые шарики так называемый «чеснок», сверху присыпанные землёй.

Непосредственно во время осады применялись проверенные, хорошо себя зарекомендовавшие методы обороны. Например, при проведении подкопа осаждённые рыли контрподкоп, и если галереи оказывались на одном уровне, то после уничтожения сапёров противника подкоп обрушали. Если же контрподкоп был выше, то старались подкоп засыпать или затопить. Против осадных башен и таранов использовали камнемёты, а также пытались их поджечь. Тяжёлые камни и брёвна сбрасывали на тараны. При попытке врага взобраться на стены по штурмовым лестницам на него сбрасывали тяжёлые предметы, лили кипящее масло и смолу, лестницы отталкивали от стен. Если позволяли силы, организовывались вылазки с целью уничтожения осадной техники противника, нанесения неожиданного удара с фланга или тыла по штурмующим, беспокойства осаждающих, держа их в постоянном напряжении.

Все случаи осад крепостей монголами в Европе, про которые известны какие-либо подробности, относятся к городам, а не к феодальным замкам. Всего же в Европе из числа городов, подвергшихся нападению монголов, было захвачено около 60 %. Достаточно уверенно можно предположить, что замков, из числа подвергшихся нападению, было взято намного меньше, так как города обычно строили в местах пересечения наиболее значимых торговых, военных путей и на берегах рек, а не в таких труднодоступных местах как замки. К тому же протяжённость городских стен намного превышала протяжённость замковых, что требовало, соответственно, значительного увеличения количества защитников.

Обладая хорошо налаженной разведкой, монголы знали о большой насыщенности крепостями европейских стран и понимали, что в случае продолжения завоеваний в Европе, их придётся брать с использованием большого количества камнемётов и всех приёмов осадного искусства. Особенно это было заметно в сравнении с другими странами, уже завоёванными монголами. В этих странах каменные стены были только у городов и то не у всех. Например, на Руси к XIII в. каменные укрепления были только у четырёх городов, поэтому монголами были захвачены, практически, все русские города из числа подвергшихся нападению. (Вообще из русских городов и крепостей, оказавшихся в полосе наступления монгольской армии, устояли только три: Данилов, Кременец и Холм.)

Таким образом, можно предположить, что одним из факторов, послужившим причиной отказа монголов от продолжения набегов в Европе послужило большое количество хорошо укреплённых каменных замков и крепостей, штурм которых отнял бы у них неоправданно много времени и сил, а оставлять их в тылу наступавших войск было слишком опасно.

При изучении истории монгольских завоеваний становится ясно, что в большинстве тех случаев, когда монгольская армия не добивалась успеха, причиной этого оказывался какой-либо внешний, чаще всего природный фактор. Например, при попытке завоевания Японии – тайфун, утопивший монгольский флот, во Вьетнаме и на острове Ява – джунгли, препятствовавшие массированному применению монгольской кавалерии и способствовавшие ведению партизанских действий со стороны местного населения. В Европе этот фактор оказался рукотворным – значительное количество каменных крепостей.