КалейдоскопЪ

Коллективизация сельского хозяйства

Предпосылки коллективизации

Коллективизация сельского хозяйства СССР являлась процессом объединения мелких единоличных крестьянских хозяйств в крупные коллективные путем производственного кооперирования.

Большинство руководителей Советского Союза следовало ленинскому тезису о том, что мелкотоварное крестьянское хозяйство «ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе» рождает капитализм. Поэтому они считали опасным продолжительное время базировать диктатуру пролетариата на двух разных основах — государственной (социалистической) крупной промышленности и мелком индивидуальном крестьянском хозяйстве. Мнение меньшинства, считавшего вслед за Бухариным, что крестьянин-единоличник, в том числе и зажиточный (кулак), может «врасти» в социализм, было отвергнуто после бойкота хлебозаготовок 1927 г. Кулака объявили главным внутренним врагом социализма и Советской власти. Экономическую необходимость коллективизации обосновывали тем, что крестьянин-единоличник не в состоянии обеспечить спрос растущего городского населения продуктами питания, а промышленность — сельскохозяйственным сырьем. Введение в 1928 г. карточной системы в городах укрепило эту позицию. В узком кругу партийно-государственного руководства коллективизацию рассматривали в качестве основного рычага перекачки из деревни средств для индустриализации.

Форсированная индустриализация и сплошная коллективизация стали двумя сторонами одного курса на создание независимой военно-промышленной державы с максимально огосударствленной экономикой.

Начало сплошной коллективизации. 1929 г.

К 12-й годовщине Октября в «Правде» Сталин опубликовал статью «Год великого перелома», в которой поставил задачу форсировать колхозное строительство, провести «сплошную коллективизацию». В 1928-1929 гг., когда в условиях «чрезвычайщины» резко усилился нажим на единоличника, а колхозникам были предоставлены льготы, число колхозов выросло в 4 раза — с 14,8 тыс. в 1927 г. до 70 тыс. к осени 1929 г. В колхозы пошли середняки, надеясь переждать в них трудное время. Коллективизация осуществлялась путем простого сложения крестьянских средств производства. Создавались колхозы «мануфактурного типа», не оснащенные современной сельскохозяйственной техникой. Это были главным образом ТОЗы — товарищества по совместной обработке земли, простейшая и временная форма колхоза. Ноябрьский (1929 г.) пленум ЦК партии поставил основную задачу в деревне — в сжатые сроки провести сплошную коллективизацию. Пленум наметил направить в деревню «для организации» колхозов 25 тыс. рабочих («двадцатипятитысячников»). Коллективы заводов, направлявших в деревню своих рабочих, обязаны были взять шефство над созданными колхозами. Для координации работы государственных учреждений, созданных с целью перестройки сельского хозяйства (Зернотрест, Колхозцентр, Трактороцентр и др.), пленум постановил создать новый союзный наркомат — Народный комиссариат земледелия, во главе которого поставил Я.А. Яковлева, аграрника-марксиста, журналиста. Наконец, ноябрьский пленум ЦК высмеял «пророчества» Бухарина и его сторонников (Рыкова, Томского, Угарова и др.) о неизбежном голоде в стране, Бухарин, как «руководитель и застрельщик» «правого уклона» был выведен из Политбюро ЦК, остальные были предупреждены, что при малейшей попытке бороться против линии ЦК к ним применят «оргмеры».

5 января 1930 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «О коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству». Оно наметило завершить сплошную коллективизацию зерновых районов поэтапно к концу пятилетки. В основных зерновых районах (Северный Кавказ, Средняя и Нижняя Волга) ее планировали закончить осенью 1930 г., в остальных зерновых районах — через год. Постановление наметило создание в районах сплошной коллективизации сельскохозяйственных артелей «как переходной к коммуне формы колхоза». При этом подчеркивалась недопустимость приема в колхозы кулаков. ЦК призвал организовать социалистическое соревнование по созданию колхозов и решительно бороться «со всякими попытками» сдержать колхозное строительство. Как и в ноябре, ЦК ни слова не сказал о соблюдении принципа добровольности, поощрив умолчанием произвол.

В конце января — начале февраля 1930 г. ЦК ВКП(б), ЦИК и СНК СССР приняли еще два постановления и инструкцию о ликвидации кулачества. Оно делилось на три категории: террористы, сопротивляющиеся и остальные. Все подлежали аресту или ссылке с конфискацией имущества. «Раскулачиванием стало составной частью процесса коллективизации.

Ход коллективизации

Первый этап сплошной коллективизации, начатый в ноябре 1929 г., продолжался до весны 1930 г. Силами местных властей и «двадцатипятитысячников» началось поголовное принудительное объединение единоличников в коммуны. Обобществляли не только средства производства, но и личное подсобное хозяйство, имущество. Силами ОГПУ и Красной Армии выселяли «раскулаченных» крестьян, в число которых попадали все недовольные. По решению секретных комиссий ЦК и СНК их направляли в спецпоселки ОГПУ для работы по хозпланам, главным образом, на лесозаготовках, в строительстве, горном деле. По официальным данным, было раскулачено более 320 тыс. хозяйств (более 1,5 млн. человек); по данным современных историков, по всей стране было раскулачено и сослано около 5 млн. человек. Недовольство крестьян вылилось в массовый убой скота, бегство в города, антиколхозные восстания. Если в 1929 г. их было более тысячи, то за январь-март 1930 г. — более двух тысяч. В подавлении восставших крестьян участвовали армейские части и авиация. Страна стояла на грани гражданской войны.

Массовое возмущение крестьян насильственной коллективизацией заставило руководство страны временно ослабить нажим. Более того, по поручению Политбюро ЦК в «Правде» 2 марта 1930 г. Сталин опубликовал статью «Головокружение от успехов», в которой осудил «перегибы» и обвинил в них местные власти и рабочих, посланных создавать колхозы. Вслед за статьей «Правда» опубликовала постановление ЦК ВКЛ(б) от 14 марта 1930 г. «О борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении». Среди «искривлений» на первое место было поставлено нарушение принципа добровольности, затем — «раскулачивание» середняков и бедняков, мародерство, поголовная коллективизация, перескакивание с артели к коммуне, закрытие церквей, рынков. После постановления первый эшелон местных организаторов колхозов был подвергнут репрессиям. Одновременно многие созданные колхозы были распущены, их количество сократилось к лету 1930 г. примерно вдвое, они объединяли немногим более 1/5 крестьянских хозяйств.

Однако с осени 1930 г. начался новый, более осторожный этап сплошной коллективизации. Отныне создавались только сельскохозяйственные артели, допускавшие существование личных, подсобных хозяйств. Летом 1931 г. ЦК объяснил, что «сплошную коллективизацию» нельзя понимать примитивно, как «поголовную», что ее критерием является вовлечение в колхозы не менее 70% хозяйств в зерновых и более 50% в остальных районах. К тому времени колхозы уже объединяли около 13 млн. крестьянских дворов (из 25 млн.), т.е. более 50% от их общего числа. А в зерновых районах в колхозах находилось почти 80% крестьян. В январе 1933 г. руководство страны заявило об искоренении эксплуатации и победе социализма в деревне в результате ликвидации кулачества.

В 1935 г. состоялся II Всесоюзный съезд колхозников. Он принял новый Примерный устав сельскохозяйственной артели (вместо Устава 1930 г.). По Уставу, земля закреплялась за колхозами в «вечное пользование», устанавливались основные формы организации труда в колхозах (бригады), его учета и оплаты (по трудодням), размеры личных подсобных хозяйств (ЛПХ). Устав 1935 г. законодательно оформил новые производственные отношения в деревне, названные историками «раннесоциалистическими». С переходом колхоза на новый Устав (1935-1936 гг.) окончательно сложился колхозный строй в СССР.

Итоги коллективизации

К концу 30-х гг. колхозы объединяли более 90% крестьян. Колхозы обслуживались сельскохозяйственной техникой, которая была сосредоточена на государственных машинно-тракторных станциях (МТС).

Создание колхозов не привело, вопреки ожиданиям, к росту сельскохозяйственного производства. В 1936-1940-х г.г. валовая продукция сельского хозяйства осталась на уровне 1924-1928 гг., т.е. доколхозной деревни. А на исходе первой пятилетки она оказалась ниже, чем в 1928 г. Резко снизилось производство мясо-молочной продукции, на многие годы образовалась, по образному выражению Н.С.Хрущева, «мясная целина». Вместе с тем, колхозы позволили значительно увеличить государственные заготовки сельскохозяйственной продукции, особенно зерна. Это привело к отмене в 1935 г. карточной системы в городах и возрастающему экспорту хлеба.

Курс на максимальное извлечение сельхозпродукции из деревни привел в 1932-1933 гг. к смертному голоду во многих сельскохозяйственных районах страны. Официальных данных о жертвах искусственного голода нет. Современные российские историки их численность оценивают по-разному: от 3 до 10 млн. человек.

Массовое бегство из деревни обострило сложное социально-политическое положение в стране. Для прекращения этого процесса, а также для выявления беглых «кулаков» на рубеже 1932-1933 гг. был введен паспортный режим с пропиской в определенном месте жительства. Отныне передвигаться по стране можно было лишь при наличии паспорта, или документа, официально его заменяющего. Паспорта выдавали жителям городов, поселков городского типа, работникам совхозов. Колхозникам и крестьянам-единоличникам паспорта не выдавали. Это прикрепило их к земле и колхозам. С этого времени официально покинуть деревню можно было через государственно организованный набор на стройки пятилетки, учебу, службу в Красной Армии, работу механизаторами в МТС. Регулируемый процесс формирования рабочих кадров привел к снижению темпов роста городского населения, численности рабочих и служащих. По переписи 1939 г., при общей численности населения СССР в 176,6 млн. человек (историки называют цифру в 167,3 млн.), в городах проживало 33% населения (против 18%, по переписи 1926 г.).