КалейдоскопЪ

Общественное движение

Охранительное направление

Реакцией на неудачу преобразований Александра I и на выступление декабристов было нарастание консервативных настроений в русском обществе. Именно на эти настроения опирался министр народного просвещения граф С.С.Уваров, выдвинув свою теорию "официальной народности". Рупорами правительственной идеологии были популярные журналисты Ф.В.Булгарин и Н.И.Греч, издававшие газету "Северная пчела". Идейно обосновывали и подробно разрабатывали правительственную концепцию профессора Московского университета М.П.Погодин и С.П.Шевырев. Они резко противопоставляли Россию "гниющему Западу": Запад сотрясают революции, в России же царит спокойствие. Связано это было, по мнению сторонников официальной идеологии, с благодетельным влиянием самодержавия и крепостного права — попечительная власть самодержца и патриархальная забота помещика о своих крестьянах обеспечивали России социальный мир.

Либеральное направление

Резкой реакцией на правительственную идеологию стало выступление П.Я.Чаадаева. Блестящий гусарский офицер в прошлом, друг Пушкина и декабристов, Чаадаев был оригинальным и сильным мыслителем. Относительная стабильность российского жизнеустройства была в его глазах свидетельством косности, пассивности общественных сил. В 1836 г. Чаадаев опубликовал "Философическое письмо", в котором высказал мысли, диаметрально противоположные официальным. "России нечем гордиться перед Западом, — заявлял Чаадаев, — напротив, она не внесла никакого вклада в мировую культуру, осталась непричастной к важнейшим процессам в истории человечества". Виной тому, считал Чаадаев, был отрыв России от Европы и в особенности православное мировоззрение. За свое выступление Чаадаев по повелению царя был объявлен сумасшедшим и посажен под домашний арест. Выступление Чаадаева коснулось проблемы, занимавшей лучшие умы России, и способствовало более четкому оформлению исподволь вызревавших идейных течений.

Поражение декабристов показало, что прежде чем браться за коренное переустройство России, необходимо понять, что она из себя представляет — каково ее место в мировой истории, какие силы направляют ее развитие. Обращению общества к подобным вопросам — историософским и философским — способствовало и само правительство, жестко и оперативно пресекавшее любые попытки представителей общества заняться политической деятельностью. Центрами идейной жизни в 1830-40-х гг. становятся не тайные общества, а светские салоны, журналы, университетские кафедры.

К концу 1830-х гг. в русском обществе сложились течения западников и славянофилов. Западники (историки Т.Н.Грановский, П.Н.Кудрявцев, юрист и философ К.Д.Кавелин, литераторы В.П.Боткин, П.В.Анненков, В.Ф.Корш и др.) исходили из мысли о единстве исторического развития человечества, а, следовательно, и о единстве исторических путей России и Европы. Поэтому, считали западники, в России со временем должны утвердиться европейские порядки. Западники были сторонниками конституционной монархии, политических свобод — свободы слова, совести и др., выступали за отмену крепостного права и развитие предпринимательства. Иных взглядов на исторический путь России придерживались славянофилы (А.С.Хомяков, братья И.В. и П.В. Киреевские, братья К.С. и И.С. Аскаковы, Ю.Ф.Самарин). Они считали, что у каждого народа своя судьба и что Россия развивается по пути, отличному от европейского. Это, однако, не делало славянофилов сторонниками правительственной идеологии: они были решительными противниками крепостного права, критиковали деспотизм и бюрократизм, с которыми было связано самодержавие Николая I. Но изжить эти пороки славянофилы намеревались отнюдь не путем европеизации. Власть царя должна остаться неограниченной, считали славянофилы, однако народ должен при этом получить право свободно выражать свое мнение — в печати и на земских соборах, получить свободу совести. Подобное сочетание, по мнению славянофилов, соответствовало исконно русским началам: русский народ никогда не претендовал на участие в политической жизни, предоставляя эту сферу государству, а государство не вмешивалось в духовную жизнь народа и прислушивалось к его мнению. В основе русской жизни, по мнению славянофилов, лежало общинное начало и принцип согласия (в отличие от европейских порядков, основанных на противоборстве индивидуалистических начал и формальной законности) . Глубоко близка русскому национальному характеру была, по мнению славянофилов, православная религия, ставящая общее выше частного, призывающая прежде всего к духовному совершенствованию, а не к преобразованию внешнего мира. Гармоничный уклад русской жизни был, по мнению славянофилов, разрушен реформами Петра I.

А.И.Герцен сравнивал славянофилов и западников с двуликим Янусом: они смотрели в разные стороны, но в груди у них билось одно сердце. Действительно, западников и славянофилов сближали защита прав личности, общественной свободы, протест против деспотизма и бюрократизма, крепостничества. Общим для западников и славянофилов было и решительное неприятие революции.

Революционно-социалистические течения

От западнического крыла постепенно откалывается особое направление, представителями которого были А.И.Герцен, Н.П.Огарев и крупнейший литературный критик В.Г.Белинский. Занимая радикальные позиции в западническом лагере, они постепенно пришли к отрицанию уклада современной им Европы: предоставляя гражданам формальные политические свободы, этот уклад не спасал тысячи людей от нищеты. Спасение Белинский, Герцен и их единомышленники видели в социализме — справедливом общественном строе, в котором отсутствует частная собственность и эксплуатация человека человеком.

В XVIII-XIX вв. социалистические идеи были глубоко разработаны западными мыслителями — А.Сен-Симоном и Ш.Фурье. Однако русские радикалы — в первую очередь Герцен, считали, что первой к социализму придет не Европа, слишком глубоко погрязшая в буржуазной стихии, а Россия, которой буржуазные отношения пока чужды. Опорой же социализма в России станет сохранившаяся с глубокой древности крестьянская община. В советской историографии социализм Герцена и его единомышленников именовался утопическим (научными считались марксистские взгляды, рассматривающие социализм как закономерный плод развития капиталистической экономики). Русские леворадикальные деятели склонялись к революционным методам или прямо признавали их необходимость.

В 1844 г. в Петербурге возник кружок В.М.Буташевича-Петрашевского — чиновника Министерства иностранных дел. На собраниях Петрашевского бывали М.Е.Салтыков-Щедрин, Ф.М.Достоевский. Большинство петрашевцев, в отличие от либералов, выступало за республиканское устройство, полное освобождение крестьян без выкупа. Наиболее популярно в среде петрашевцев было учение Фурье. В кружке обсуждались планы народного восстания.

Революционные и социалистические настроения сильны были в Кирилло-Мефодиевском обществе, действовавшем с 1845 г. на Украине. Члены этого общества, к которому принадлежал и великий украинский поэт Т.Г.Шевченко, выступали за всеславянскую республиканскую федерацию.

В 1847-1848 гг. правительство разгромило общество петрашевцев и Кирилло-Мефодиевское общество. Волна европейских революций 1848 г. повергла правительство в ужас: наступило «мрачное семилетие» — время безудержной реакции, которое с 1855 г. сменилось общественным подъемом.