КалейдоскопЪ

Социальный строй

К концу XIX в. Россия была самой большой по территории и населению страной мира. В 1897 г. в ней насчитывалось 126 млн. чел.., что равнялось населению Франции, Германии, Англии, вместе взятых, и в 1,7 раза превышало население США.

В 1897 г. 71 % населения России принадлежал к сословию крестьян, 11 % — мещан, по 0,5% — купцов и духовенства, 1,5% — к сословию дворян. Однако сословное деление во многом уже не отражало социальной структуры общества.

Крестьяне, которые не могли прокормиться со своего надела, составляли массу пролетариев и полупролетариев. Продолжалось формирование кадрового промышленного пролетариата — людей, которые проживали со своими семьями в промышленных городах и потомственно работали на фабриках и заводах. К 1897 г. промышленный пролетариат насчитывал 5,1 млн. чел. Вместе с тем многие русские рабочие не порывали связей с землей, с сельским хозяйством.

Разбогатевшие крестьяне формировали слой сельской буржуазии. Нередко они вкладывали деньги в промышленность: деревенские корни были у многих промышленных магнатов России — Морозовых, Гучковых, Рябушинских. Среди русской буржуазии было много и представителей купечества (Мамонтовы, Губонины). В предпринимателей-буржуа превращались и многие дворяне — владельцы латифундий и фабрик (Бобринские, Браницкие, Потоцкие). Экономический вес буржуазии рос, предприниматели объединялись в союзы. Однако численность буржуазии, размеры ее капиталов, ее общественный авторитет и политический вес все же были недостаточно велики.

Капиталистическая трансформация русского общества способствовала росту города: к 1897 г. в них проживало уже 13,4% населения страны. Население Петербурга составляло 1,3 млн. чел., Москвы — около 1 млн. чел. Богатые кварталы городов застраивались многоэтажными домами, освещались электричеством. А рядом росли трущобы, переполненные рабочим людом, люмпен-пролетариатом — босяками и бродягами. Развитие капитализма обострило и умножило социальные язвы России, создав много трудноразрешимых проблем.