КалейдоскопЪ

Первые действия Временного правительства

Внутренняя политика

Свою программу Временное правительство изложило в Декларации, опубликованной 3 марта, а затем в обращении «К гражданам России» 6 марта. В этих документах провозглашался курс на широкую демократизацию страны и подготовку выборов в Учредительное собрание на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования. Правительство отменило смертную казнь и военно-полевые суды. Был узаконен разгром народными массами аппарата полиции, политического надзора, сыска, арест членов царского Совета министров. Упразднялись каторга и ссылка, объявлялась амнистия «всем страдальцам за благо Родины». 12 апреля был принят закон о свободе собрания и союзов.

Обязанности местной администрации (губернаторов, градоначальников) возлагались на председателей губернских и уездных земских управ, получивших ранг комиссаров Временного правительства. Правительственные комиссары были направлены и в действующую армию, где они занимались укреплением дисциплины. Вместе с тем, Временное правительство провозгласило принцип «преемственности власти» и «непрерывности права». Это выражалось в сохранении большинства старых государственных учреждений, действия основных положений 16-томного свода законов Российской империи.

В аграрной политике Временное правительство ограничилось указом о передаче государству кабинетских и удельных земель, составлявших собственность царской фамилии. Одновременно были отданы распоряжения о привлечении крестьян к уголовной ответственности за участие в аграрных беспорядках. 19 марта правительство в специальном воззвании признало необходимость земельной реформы, но объявило всякие самочинные захваты земли противозаконными. В апреле оно издало закон «Об охране посевов», гарантировавший землевладельцам возмещение убытков в случае народных волнений. В целях подготовки материалов по аграрному вопросу для Учредительного собрания создавалась система земельных комитетов.

Столь же неспешными и ограниченными были меры по рабочему вопросу. Временное правительство под давлением пролетариата одобрило в апреле закон о фабрично-заводских комитетах и объявило о начале разработки законопроектов о профессиональных союзах, продолжительности рабочего дня, охране труда, страховки и т.п. Вновь образованное Министерство труда пыталось регулировать взаимоотношения между трудом и капиталом. Все это было бы шагом вперед до Февраля, сейчас же рабочие справедливо рассматривали проводимые преобразования как запоздалые и недостаточные. Пролетариат и его организации шли гораздо дальше в своих требованиях.

Петроградский Совет добился в марте введения на предприятиях столицы 8-часового рабочего дня; этому примеру последовали Советы в Москве, Харькове и других промышленных центрах. Правительством же так и не был принят закон о 8-часовом рабочем дне. Более того, оно усмотрело в этом требовании еще один шаг к усилению разрухи в экономике. Зато без колебаний проводились реформы, расширявшие свободу действий фабрикантов и заводчиков (разрешение на открытие явочным порядком акционерных обществ, политика протекционизма и финансовых льгот по отношению к частному предпринимательству и т.п.). Одним из первых актов Временного правительства было подтверждение всех кредитных обязательств царизма, а так же казенных заказов.

20 марта Временным правительством был принят закон «Об отмене вероисповедальных и национальных ограничений». Для всех граждан провозглашались одинаковые права независимо от веры и национальности. Закон разрешал также употребление родного языка в частных учебных заведениях, частично — в делопроизводстве. Были сняты со своих постов наиболее одиозные фигуры царской администрации в национальных районах.

17 марта Временное правительство опубликовало декларацию, в которой объявило о согласии на создание в будущем независимой Польши (в то время полностью оккупированной германскими войсками) при условии, что она будет находиться в «свободном военном союзе» с Россией. Обсуждение национально-политических требований других народов бывшей империи откладывалось до Учредительного собрания.

Тем временем выборы в Учредительное собрание и, следовательно, его открытие явно затягивались. Обычного в таких ситуациях срока (три-четыре месяца) новой власти хватило лишь на учреждение Особого совещания по составлению проекта избирательного закона.

Внешняя политика

В обращении к населению 6 марта Временное правительство заявило, что будет свято хранить «связывающие его союзы» и «приложит все силы к обеспечению нашей армии всем необходимым, чтобы довести войну до победного конца». 9 марта США первыми признали новое правительство России. Вскоре последовали аналогичные заявления из столиц других великих держав. Были взаимно подтверждены и секретные договоры о территориальных и финансовых претензиях к противнику после войны. Временное правительство, принявшее на себя кредитные обязательства царизма, начало получать новые займы от своих богатых союзников, усугубляя подчиненное положение России по отношению к странам Антанты. «Ни для кого не тайна, — признавал в апреле 1917 г. министр финансов М.И.Терещенко, — в какой зависимости и в военном смысле, и в вопросе о средствах на дальнейшее ведение войны мы находимся от наших союзников и, главным образом, от Америки».

27 марта Временное правительство под давлением Петроградского Совета приняло еще одну декларацию. В нее, наряду с прежними обязательствами, были включены пункты, пробуждающие в российском обществе надежды на скорое прекращение войны: отказ от аннексий и контрибуций, утверждение мира на основе самоопределения народов. Декларация вызвала серьезную обеспокоенность в столицах государств Антанты и усилила их нажим на Временное правительство с целью активизации боевых действий русской армии на Восточном фронте, в чем союзники были весьма заинтересованы.

Апрельский кризис Временного правительства

20 апреля апреля министр иностранных дел П.Н. Милюков, стараясь сгладить неблагоприятное впечатление на союзников декларации от 27 марта, обратился к ним с нотой. В ней опровергались слухи, будто Россия собирается заключить сепаратный мир, с новой силой подчеркивалось намерение Временного правительства «довести мировую войну до решительного конца». Это вызвало правительственный кризис.

П.Н.Милюков и военный министр А.И.Гучков вынуждены были уйти в отставку. В начале мая в состав Временного правительства вошли лидеры умеренных социалистов (эсер В.М.Чернов, меньшевик И.Г.Церетели и др.), стремившиеся авторитетом своих партий укрепить позиции буржуазной власти. Петроградский Совет выразил полное доверие новому составу кабинета.

Первое коалиционное правительство

Временное правительство стало коалиционным, что, однако, никак не сказалось на характере его политики. 6 мая появилось правительственное заявление. В нем декларировались скорейшее достижение мира без аннексий и контрибуций; проведение «подготовительных работ» к аграрной реформе с предоставлением Учредительному собранию права «решить вопрос о переходе земли в руки трудящихся»; борьба с хозяйственной разрухой посредством установления государственного и общественного контроля над производством и распределением продуктов; усиление налогообложения имущих классов; давались обещания «защитить труд».

Эта декларация сразу же подверглась критике со стороны промышленных кругов как «опасная», стесняющая предпринимательскую деятельность. Умеренные социалисты, в свою очередь, настаивали на усилении государственного вмешательства в экономическое развитие, чтобы остановить разруху. 16 мая эсеро-меньшевистский Исполком Петроградского Совета принял резолюцию, содержавшую программу «регулирующего участия государства» почти во всех отраслях промышленности, в распространении сырья, готовой продукции, фиксации цен и т.д. Но под давлением промышленного лобби на правительство эти пожелания не стали законом. Также остались на бумаге правительственные заявления о началах планирования в промышленности и указ об увеличении налогообложения предпринимателей. Последний просто саботировался фабрикантами и заводчиками — они сокращали производство, закрывали предприятия и т.п. Развалу в экономике способствовала и начатая А.Ф.Керенским, военным и морским министром в новом кабинете, подготовка к наступлению русской армии на фронте. Поглощая огромные суммы из госбюджета, в том числе предназначенные на социальные программы, такая политика давала плачевные результаты. В Ставку из разных мест потоком стекались сообщения о «полном упадке военного духа среди значительной части солдатских масс», об их недоверии к офицерам. Тем не менее, подготовка боевых операций не свертывалась, поскольку над правительством довлели не только требования союзных держав, но и надежда, что наступление кардинально оздоровит внутриполитическую ситуацию.