КалейдоскопЪ

Выступление генерала Корнилова

Государственное совещание

В России изо дня в день ускорялся процесс поляризации классовых и политических сил. В этих условиях малоэффективные попытки Временного правительства и эсеро-меньшевистских Советов удержать Россию на пути демократии, неведомом ей до той поры, обеспечить коалицию всех партий за исключением двух крайних крыльев (большевиков и открытых противников Февраля), встречали растущее противодействие и левых, и правых.

Большевистская партия на своем VI съезде (26 июля — 3 августа) сняла лозунг «Вся власть Советам». Съезд провозгласил курс на вооруженный захват власти.

На противоположном, правом, политическом фланге росло число сторонников военной диктатуры. Этот фланг объединял весьма разносторонние силы. Здесь было немало людей, намеревавшихся вернуть Россию к дофевральскому положению. Были и те, кто, прикрываясь монархическим знаменем, вынашивал личные амбициозные планы. Находились там и искренне озабоченные судьбой Отечества люди, желавшие остановить прогрессирующий развал государства и такого его важнейшего института, как армия.

Острое недовольство слабостью Временного правительства, его неспособностью — несмотря на обилие деклараций и заявлений — положить конец «революционной анархии» на фронте и в тылу ярко проявилось в работе Государственного совещания (12-15 августа), где присутствовали представители буржуазии, высшего духовенства, офицеров и генералитета, бывшие депутаты Государственной думы, руководство Советов и профсоюзов. Созванное А.Ф. Керенским в надежде заручиться поддержкой в проведении своей «бонапартистской» политики, Совещание ясно и недвусмысленно отказало ему в этом. Центральной фигурой на совещании стал Верховный Главнокомандующий (с 18 июля 1917 г.) генерал Л.Г.Корнилов.

Тайный сговор Корнилова с Керенским

Подготовка к военному перевороту началась еще до Государственного совещания. В ней непосредственно участвовали генералы Ставки Верховного Главнокомандования во главе с Л.Г. Корниловым, офицерские организации (Военная лига, Союз георгиевских кавалеров, Союз офицеров армии и флота и др.), торгово-промышленные круги, общество экономического возрождения России, руководимое А.И.Гучковым и А.И.Путиловым, а также верхи кадетской партии, окончательно убедившиеся в том, что «революция сошла с рельс».

Полной согласованности в планах и действиях этих сил не было. Тем не менее, все они сходились на необходимости роспуска Советов и солдатских комитетов, запрещения большевистской партии. Временное правительство ожидала иная судьба. Кадеты постарались убедить Л.Г. Корнилова провести переворот под «сенью» кабинета, ограничившись затем его реорганизацией, и главное — в союзе с премьер-министром А.Ф. Керенским. Вопрос о конкретной форме диктатуры оставался открытым.

10 августа Верховный главнокомандующий вручил Керенскому докладную записку. В ней определялся круг тех неотложных мер, которые могли явиться основой для первого совместного шага к «твердой власти». Генерал предлагал восстановить дисциплинарную власть офицеров, ограничить компетенцию войсковых комитетов «интересами хозяйственного быта армии», распространить на тыловые части закон о смертной казни, расформировать неповинующиеся воинские подразделения с направлением нижних чинов в «концлагеря с самым суровым режимом», перевести железные дороги, большую часть заводов и шахт на военное положение с запретом митингов и забастовок.

А.Ф.Керенский долго колебался, но после фиаско на Государственном совещании все же решил осуществить меры, предложенные генералом. 24 августа в Могилев, где находилась Ставка, прибыл его личный представитель Б.В.Савинков, бывший эсер-террорист. Соглашение было достигнуто быстро: Керенский принимал к исполнению все пункты докладной записки Корнилова, а генерал обязывался направить в Петроград верные ему воинские части для подавления «возможных беспорядков», иначе говоря — для репрессий против всех неугодных власти сил. К моменту прибытия войск в столицу премьер должен был объявить в городе военное положение. Верховный главнокомандующий тут же отдал приказ о движении к столице конного корпуса и двух конных дивизий в эшелонах по железной дороге.

Мятеж

После возвращения Б.В.Савинкова в Петроград Керенского вновь обуяли сомнения. Он вдруг ясно представил себе, что произойдет в бурлящем городе после ввода туда войск (в том числе «Дикой дивизии», набранной из мусульман, почти не владевших русским языком), какая кровь прольется при разгоне большевистской партии, Советов и других организаций «революционной демократии». Да и отважатся ли корниловские части на это кровопролитие, настолько ли они надежны? Этим сомнениям А.Ф.Керенского положили конец полученные им известия о планах Л.Г.Корнилова: сместить Временное правительство и взять на себя всю полноту военной и гражданской власти. Современные историки оспаривают достоверность этих известий. В любом случае они скорее отражали общее настроение монархического окружения Корнилова, чем твердое намерение его самого. Но в зыбкой и полной неопределенности атмосфере августа 1917 г. Керенский не стал доискиваться до истины. Он тут же решил, что называется с головой, выдать генерала левым и ценой его устранения с политической арены упрочить собственные позиции.

Утром 27 августа в Ставку ушла правительственная телеграмма, отзывавшая Л.Г. Корнилова с должности Верховного Главнокомандующего, а в вечерних газетах появилось официальное сообщение за подписью Керенского с обвинением Корнилова в попытке «установить государственный порядок, противоречащий завоеваниям революции». В качестве главного доказательства указывалось на движение корниловких войск к Петрограду. Министры-кадеты, не желая участвовать в расправе над генералом, подали в отставку. Правительство фактически распалось, и у власти стала Директория, куда наряду с политиками (А.Ф.Керенским, М.И.Терещенко, A.M. Никитиным) впервые вошли военные (генерал А.И.Верховский, адмирал Д.Н.Вердеревский).

Премьер-министр, сделав крен влево,, сразу получил мощную поддержку Советов, профсоюзов, соцпартий (включая большевиков), учредивших Комитет народной борьбы с контрреволюцией. Железнодорожники приступили к саботажу перевозок корниловцев. В Петрограде энергично формировались вооруженные отряды рабочей Красной гвардии. Перед заключенными в июльские дни членами РСДРП(б) раскрылись двери тюрем.

Л.Г. Корнилов отказался сложить с себя обязанности Верховного Главнокомандующего и отозвать дивизии. В своем обращении «К русским людям», переданном из Ставки утром 28 августа, он расценил действия главы правительства «как великую провокацию», которая ставит на карту судьбу Отечества. Эти действия превращали продвижение корниловских частей к Петрограду, поначалу вполне легитимное, санкционированное сверху, в открытое антиправительственное выступление, мятеж. К подобному повороту не были готовы ни войска, ни их командиры. Неразбериха усугублялась «разъяснительной» работой революционных агитаторов, беспрепятственно проникавших в воинские эшелоны по пути их следования к столице. В итоге корпус и две дивизии были остановлены и рассеяны, Корнилов и его сподвижники арестованы, а непосредственно командовавший военной экспедицией генерал A.M.Крымов застрелился.

Третье коалиционное правительство

А.Ф. Керенский попытался, опираясь на широкую антикорниловскую волну, укрепить свое положение и стабилизировать обстановку в стране. С тем, «чтобы дать моральное удовлетворение общественному мнению», Россия 1 сентября была провозглашена республикой. 14 сентября было созвано Демократическое совещание., призванное, по мысли его устроителей, консолидировать российское общество на основе сплочения всех противников военной диктатуры. В нем участвовали представители политических партий, земств, городских дум, профсоюзов, Советов, армии. На Совещании было решено избрать постоянный орган — Временный совет Российской республики, (Предпарламент) и наделить его правом контроля над правительством до Учредительного собрания.

Одновременно А.Ф.Керенскому путем сложных закулисных маневров удалось добиться согласия группы политиков из числа эсеров, меньшевиков, кадетов и беспартийных войти в третье по счету коалиционное правительство. Его состав, пополненный военными чинами, и был одобрен Предпарламентом. С 25 сентября новый кабинет министров приступил к работе. И почти сразу он освободил себя от подотчетности Предпарламенту, превратившемуся после этого в бесправное учреждение, место бесплодных и изнурительных дискуссий.

Итак, А.Ф. Керенский одержал победу над мятежными генералами и восстановил официальные структуры государственной власти. Но хрупкий баланс сил в стране был необратимо нарушен. Поражение корниловского выступления вызвало в рядах правых, прежде всего офицеров, смятение и дезорганизацию, ненависть к Керенскому, которого обвиняли в беспринципности и политическом коварстве, в окончательном подрыве боеспособности русской армии. Утратив поддержку правых, власти оказались перед прямой и молниеносно нараставшей угрозой удара с левого, большевистского фланга.