КалейдоскопЪ

Социально-экономическая политика большевиков

До революции будущая социалистическая экономика мыслилась большевистскими теоретиками как экономика нерыночного, директивного типа, где отсутствует частная собственность на средства производства, проведено их тотальное обобществление, где все хозяйственные связи основываются не на товарно-денежных отношениях, а на принципе административного продуктораспределения из единого центра.

Национализация предприятий

Продвигаться к этому типу экономики большевики поначалу намеревались постепенно, шаг за шагом преобразовывая отношения собственности. Так, в промышленности в качестве первоочередной меры планировалась национализация синдикатов, а на остальных частных предприятиях — принудительное синдицирование и введение рабочего контроля. Причем, сама национализация мыслилась в форме не столько конфискации (безвозмездного отчуждения в пользу государства), сколько принудительного выкупа средств производства у крупных собственников.

Положение о рабочем контроле, было принято СНК и ВЦИК 14 ноября 1917 г. Многие промышленники встретили рабочий контроль в штыки. Началась массовая остановка заводов и фабрик. В этой ситуации уже с ноября 1917 г. развертывается национализация не синдицированных предприятий. Принимаются декреты о национализации частных банков, железнодорожного транспорта, вводится монополия внешней торговли, аннулируются огромные внутренние и иностранные государственные займы, сделанные царским и Временным правительствами. Напористые и бескомпромиссные действия властей в сфере экономики в конце 1917 г. и первые месяцы 1918 г. В.И.Ленин позже образно назвал «красногвардейской атакой на капитал».

8 декабря 1917 г. был создан Высший совет народного хозяйства (ВСНХ), на который возлагалось управление госсектором экономики. С каждым месяцем масштаб национализации — практически исключительно в форме конфискации — нарастал. В мае 1918 г. Советская власть принимает решение о национализации отдельных отраслей промышленности, а в июне — всей крупной промышленности. Однако главная задача большевиков скоро стала смещаться из области «экспроприации экспроприаторов» в область налаживания эффективной работы разросшегося государственного сектора экономики.

«Нам истерические порывы не нужны. Нам нужна мерная поступь железных батальонов пролетариата», — заявил В.И.Ленин в своей брошюре «Очередные задачи Советской власти», опубликованной в апреле 1918 г. Он призвал организовать «строжайший всенародный учет и контроль за производством и распределением продуктов», ввести хозрасчет для предприятий и принцип материальной заинтересованности в труде для работников, укрепить дисциплину труда, привлечь буржуазных специалистов, использовать новейшие достижения науки и техники. С помощью этих и других мер предполагалось в обозримом будущем добиться высшей по сравнению с капитализмом производительности труда, без чего, по убеждению Ленина, невозможна была прочная победа нового общественного строя.

Аграрная политика

Весной 1918 г. началась реализация Декрета оземле, который мог удовлетворить вековые чаяния многомиллионных масс трудового крестьянства России. Оно получало безвозмездно более 150 млн. га земли, принадлежавшей помещикам, буржуазии, монастырям, царской семье. Крестьян освободили от ежегодных платежей за аренду земли, был ликвидирован их трехмиллиардный долг банкам.

Декрет предписывал руководствоваться в деле «великих земельных преобразований» крестьянским «Наказом». Этот документ, составленный эсерами на основе 242 крестьянских пожеланий I съезду Советов, был опубликован в августе 1917 г. и затем включен большевиками в Декрет о земле. Наряду с требованием безвозмездной отмены права частной собственности на землю, «Наказ» содержал и другой важный принцип эсеровской аграрной программы, дружно поддержанный деревней: уравнительное распределение земли среди «всех граждан Российского государства, желающих обрабатывать ее своим трудом» при одновременном запрещении наемного труда.

В феврале 1918 г. публикуется принятый III Всероссийским съездом Советов Основной закон о социализации земли, конкретизирующий и дополняющий Декрет о земле. Он явился плодом крупного компромисса между большевиками и левыми эсерами. Помимо традиционного эсеровского положения об уравнительном распределении земли по трудовой или потребительной норме, детального расчета этих норм в зависимости от качества земли, закон включал большевистский принцип коллективного ведения сельского хозяйства как способа утверждения там социализма.

Проведение в жизнь аграрной реформы вызвало усиление напряженности в деревне, так как каждая социальная группа крестьян стремилась провести раздел земли в свою пользу. Советская власть выступила на стороне бедняков, видя в ней своего естественного союзника. В ответ зажиточные и богатые крестьяне (кулаки), главные держатели товарного хлеба, стали отказываться сдавать его государству. Положение с продовольствием резко обострилось.

Большевистское правительство попыталось сначала взять хлеб через товарообмен с деревней. Но эта попытка провалилась вследствие нехватки запасов промтоваров и сопротивления кулачества. Тогда большевики отказались от поиска каких-либо иных способов взаимовыгодного сотрудничества с сельскими товаропроизводителями и перешли к политике жесткого государственного давления на них. Правящая партия сделала ставку на углубление социально-политического раскола деревни. В мае 1918 г. была объявлена продовольственная диктатура: наркому продовольствия А.Д.Цюрупе были предоставлены «чрезвычайные полномочия по борьбе с деревенской буржуазией, укрывающей хлебные запасы и спекулирующей ими», была запрещена свободная торговля хлебом, на него вводились твердые цены. Были провозглашены новые формы заготовки зерна. Его владельцы, имеющие излишки и не вывозящие их в указанные властями места ссыпки, объявлялись «врагами народа». Им грозили заточение в тюрьму на срок не менее 10 лет и конфискация всего имущества. В реквизиции хлеба широко использовались специально снаряженные продовольственные отряды из городских рабочих и красноармейцев. Их опорой в деревне служили комбеды и около 4 тысяч организованных к тому времени сельскохозяйственных коммун и совхозов.

В результате первого мощного большевистского натиска на российскую деревню у кулаков было изъято 13 млн. пудов хлеба и почти 50 млн. га земли, переданной сельской бедноте. Позиции наиболее хозяйственной и предприимчивой группы крестьянства оказались серьезно подорванными, что наносило ощутимый удар по производительным силам деревни в целом. Действия Советской власти вызвали острое недовольство у всех держателей товарного хлеба, включая середняков.