КалейдоскопЪ

Социальная политика и культурная революция

Одним из первых решений Советской власти явилось установление 8-часового рабочего дня (декрет 29 октября 1917 г.); для подростков был определен сокращенный рабочий день. Стала обязательной выплата пособий по безработице и болезни. Декрет от 10 ноября 1917 г. ликвидировал сословное деление общества. Вводилось единое для всего населения России наименование граждан Российской республики. Уравнивались права мужчин и женщин. В феврале 1918 г. страна была переведена на общеевропейский григорианский календарь: следующий после 31 января день стал считаться 14 февраля.

19 января 1918 г. был издан декрет об отделении школы от церкви, а церкви от государства. Этим решением закреплялось равноправное положение всех вероисповеданий в России, а также право государства на ведение широкой атеистической пропаганды. Декрет был болезненно воспринят в церковных кругах. Поместный Собор Русской православной церкви; работавший с августа 1917 г., поначалу воздерживался от оценки Октябрьского переворота. Но уже 20 января 1918 г. Тихон, возведенный Собором в ноябре 1917 г. впервые с петровских времен в сан патриарха, предал советских правителей церковному проклятию — анафеме.

Начало культурной революции

Сразу после Октября на базе Министерства народного просвещения формируется новое центральное ведомство — Наркомат просвещения во главе с А.В.Луначарским. Уже к середине 1918 г. это ведомство сосредоточило управление дошкольным воспитанием, начальной, средней и высшей школой, политическим просвещением населения и издательским делом; профессиональной подготовкой рабочих, научными и культурными учреждениями.

Появление наркомпроса было вызвано стремлением как можно быстрее реализовать главную цель большевиков в начатой ими «культурной революции»: опираясь на государственную власть, политизировать культуру, превратить систему образования, гуманитарную науку, литературу, искусство, театр в инструмент воздействия правящей партии на народные массы, утвердить в обществе безраздельное господство марксистской идеологии.

Вместе с тем было бы ошибкой не видеть и другой стороны «культурной революции», обращенной на решение давно назревших задач в области духовного развития российского общества. После Октября устраняются сословно-классовые препоны, мешавшие трудящимся пользоваться благами культуры и просвещения. Общественным достоянием стали крупнейшие художественные и книжные собрания, музеи и дворцы, киностудии и театры. Конституция законодательно закрепляла за государством обязанность «предоставить рабочим и беднейшим крестьянам полное, всестороннее и бесплатное образование». Они получили значительные преимущества при поступлении в учебные заведения, включая самые престижные университеты.

Важнейшей задачей культурной революции являлась ликвидация неграмотности. Соответствующий декрет Совнаркома был издан в самом трудном для Советской власти году — 1919. Грамоте должны были обучаться все не умевшие читать и писать граждане России в возрасте от 8 до 50 лет. В 1920 г. была начата широкая кампания по обучению грамоте взрослого населения страны. Если до революции грамотным было 25% населения России, то к 1926 г. — более 50%.

На первый план в политике большевиков в области культуры выдвинулась также проблема российской интеллигенции — малочисленной (около 2,2% населения), но особо значимой общественной группы. Подавляющая часть российской интеллигенции заняла нейтральную позицию, по отношению к большевикам, объявив себя стоящей «вне политики», хотя поначалу в ее среде преобладали антибольшевистские на- строения. Как и откровенных противников режима, интеллигенцию не удовлетворял и сам факт насильственного государственного переворота, и политика властей, которая кардинально расходилась с укоренившимися в этой среде идеалами либерализма и демократии.

Подобные настроения отразила статья Максима Горького, увидевшая свет в петроградской газете «Новая жизнь» 10 января 1917 г.: «Вообразив себя Наполеонами от социализма, ленинцы рвут и мечут, довершая разрушение России — русский народ заплатит за это , озерами крови. Сам Ленин, конечно, человек исключительной силы, человек талантливый; он обладает всеми свойствами «вождя», а также и необходимым для этой роли отсутствием морали и чисто барским, безжалостным отношением к жизни народных масс...». В дальнейшем колеблющаяся интеллигентская масса постепенно склонялась к большей лояльности властям.

Первые представители беспартийной интеллигенции стали сотрудничать с Советской властью вскоре после Октября. Среди них были выдающиеся деятели науки и культуры: ученые К.А.Тимирязев, И.В.Мичурин, М.М. Губкин, К.Э.Циолковский, Н.Е.Жуковский; литераторы А.А. Блок, В.Я.Брюсов, В.В.Маяковский; театральные режиссеры Е.В.Вахтангов, К.С.Станиславский, В.И.Немирович-Данченко, В.Э.Мейерхольд и др.

Сильное впечатление в кругах интеллигенции произвело принятое в марте 1918 г. решение Российской Академии Наук предложить Совнаркому свое содействие в изучении природных богатств страны. В.И. Ленин тут же поставил перед учеными задачу разработать план реорганизации промышленности и экономического возрождения России. К лету 1918 г. на службу к большевикам добровольно перешло около 8 тыс. генералов и офицеров старой армии. Некоторые из них позднее стали крупными советскими военачальниками (М.Д.Бонч-Бруевич, И.И.Вацетис, С.С. Каменев, Б.М.Шапошников, А.И.Егоров, М.Н.Тухачевский и др.)