КалейдоскопЪ

«Беспредел» князя Игоря

Говорят, что природа «отдыхает на детях». Смысл данного утверждения в том, что у выдающихся, талантливых и даже гениальных людей чаще всего вырастают заурядные, средние по способностям и иногда даже никчемные дети.

Можно только предположить, что легендарный основатель Древнерусского государства Рюрик стал отцом в последние годы своей жизни. Опекуном и регентом при малолетнем Игоре стал Олег, который не выпускал из своих рук кормила государственной власти до самой смерти. Сын Рюрика Игорь не менее чем тридцать лет имел возможность набираться государственного опыта у своего старшего товарища.[4]

Существует версия, что Игорь был не сыном, а внуком или даже правнуком Рюрика и реально правил непродолжительное время в первой половине 40-х гг. X в. После «вещего» Олега, по мнению ряда авторов, правил «неучтенный» и не очень удачливый Олег II, сын Олега I Приближение Игоря к Рюрику осуществлено летописцами для того, чтобы обеспечить единство правления и четкое наследование от отца к сыну в династии Рюриковичей.

Трудностей и на его княжеский век (912—945 гг.) хватило с избытком. Едва смерть Олега стала известной, древляне и другие племена восстали, но Игорь заставил их смириться. Его воевода Свинельд покорил угличей, взял их город Пересечень, за что и получил их землю в управление. В 914—915 гг. началась борьба с печенегами. Игорь встретил печенегов с многочисленным войском. Печенеги, не решаясь вступить в бой, заключили с Игорем перемирие на пять лет.

Князь Игорь. Художник И. Я. Билибин

Игорь – первый русский князь, о котором сообщают иноземные писатели (Симеон Логофет, Лев Грамматик, Георгий Мних, Кедрин, Зонара, продолжатели Феофана и Амартола, Лев Диакон, кремонский епископ Лиутпранд). В 941 и 944 г. состоялись не очень удачные походы на Византию. В 941 г. Игорь предпринял поход на Грецию. С флотом в несколько сотен ладей Игорь пристал к берегам Вифинии, опустошил по тогдашнему обыкновению значительные территории и подступил к Константинополю. Большая часть греческого флота была в то время в походе против сарацин (арабов). Но остававшиеся суда использовали против флотилии Игоря «греческий огонь» (специальный воспламеняющийся состав) и подожгли множество русских ладей. Игорь смог уйти только с 10 судами.

В 944 г. Игорь при содействии варягов и печенегов возобновил нападение на Грецию, но греческие послы перехватили его до перехода через Дунай. Они предложили выкуп. Игорь согласился и вернулся в Киев. В 945 г. в Киев прибыли греческие послы для подтверждения этого мира. Игорь отправил в Царьград собственных послов, которые и заключили договор, датированный летописцем 945 г. Договор этот неизвестен византийским историкам, что послужило поводом известному историку Шлецеру усомниться в его подлинности.

Серьезной проблемой оставалось сохранение контроля над племенами, которые были подчинены Олегом. В племенных союзах сохранялись достаточно прочные внутренние связи, и местные вожди стремились сохранить максимум самостоятельности в распоряжении местными ресурсами. А местные ресурсы уже были «на заметке» у главного князя, сидевшего в Киеве. В 913—914 гг. Игорь подавил бунт древлян и увеличил дань, взимаемую с их земель. Кроме племен, обитавших по обе стороны Верхнего и Среднего Днепра, владения Руси при Игоре распространялись, по-видимому, на юго-восток до Кавказа и Таврических гор. На это указывала статья договора 945 г., который обязывал Игоря не допускать нападений черных болгар (то есть болгар, обитавших на Нижней Кубани и в восточной части Крыма) на Корсунь и другие гречеческие города в Тавриде. На северном направлении владения Игоря достигали берегов Волхова, что можно вывести из указания Константина Багрянородного (византийского императора и писателя) на то, что при жизни Игоря в Новгороде княжил сын его Святослав.

Неудачная борьба с Византией побудила князя обратить свои взоры на древлян. Дважды дружина Игоря наведывалась с полюдьем в Искоростень.

Но и этого показалось мало. Под давлением дружины или полностью утратив ощущение реальности, Игорь в третий раз отправился в древлянскую землю, чтобы найти здесь свою погибель. «Пойду, еще похожу», – якобы сказал он большей части дружины, отправившейся со Свенельдом в Киев. «Повадился волк за овцами, так всех перетаскает», – прокомментировали поведение Игоря древляне. Дружину перебили, самого Игоря привязали к двум наклоненным деревьям и разорвали надвое.

Власть получила хороший урок. Так проявила себя назревшая необходимость реформ, которые провела вдова Игоря правительница Ольга.