КалейдоскопЪ

«Салтычиха» как зеркало крепостного права в России

В последние десятилетия некоторые российские граждане стали проявлять к истории специфический интерес. Стали составляться родословные. Почти засохшие корни, стволы и ветви генеалогических дерев стали обильно поливаться животворной водой семейных преданий и легенд. Перед читающей и смотрящей публикой предстали образы благородных дворянских семейств, верой и правдой служивших Отечеству.

А было ли вообще крепостное право? Разве оно было таким уж плохим? Может быть, это и есть единственно правильная форма политико-экономических отношений в родном Отечестве?

Дарья Николаевна (1730—1801) вышла замуж за офицера Салтыкова. Вскоре она овдовела. В 1768 г. помещица Подольского уезда Московской губернии Дарья Салтыкова была приговорена к смертной казни, замененной пожизненным заключением в монастыре. Она умерла через 33 года, так и не раскаявшись в содеянном преступлении. Следствие по ее делу проводилось по личному указанию Екатерины II.

В чем же было преступление несчастной вдовушки? В общем-то, «сущая ерунда». Она забила до смерти, замучила или приказала замучить несколько десятков своих крепостных.

Следует заметить, что со времен Петра Великого его указами дворянам запрещалось крепостных убивать, наказывать кнутом и… насильно женить. Убивать было нехорошо, так как государство сразу теряло плательщика подушной подати. Нет души – нет подати. Во всяком случае после ближайшей ревизии (переписи наличных крепостных душ). Бить кнутом было тоже не очень хорошо. Первый же удар кнута распарывал кожу и мясо наказуемого до кости. После нескольких ударов кнута человек мог отправиться на тот свет. И душа, с которой можно было брать подушную подать, отправлялась к праотцам.

Дарья Салтыкова относилась к тем помещикам, для которых царев указ был вовсе не указ. Ведь с 1763 г. Екатерина II запретила крестьянам жаловаться на помещиков. Их обращения к властям рассматривались как «извет», то есть клевета, наказывались ссылкой в Сибирь.

В ноябре 1825 г. дворовые люди зверски убили любовницу фаворита Александра I Аракчеева. Всемогущий Алексей Аракчеев жил с Настасьей Минкиной, которая была низкого происхождения, но стала полной хозяйкой его имения в Грузино. Свое дурное настроение она вымещала на сенных девушках, безжалостно наказывая их по поводу и без повода. Настасью считали колдуньей. Одна из горничных рассказала подругам, что видела, как в спальню к Настасье прилетел… змей. На девушку донесли, и разгневанная Минкина решила лично вырвать у сплетницы язык. Брат девушки, бывший поваром, нанес Минкиной ножом множество ударов и отрезал голову.

По приказанию графа Аракчеева брат и сестра были засечены до смерти. Десятки других дворовых также были жестоко высечены. Позже за беззаконные расправы в Грузине пострадал новгородский губернатор: его разжаловали и сослали в Сибирь.

Крепостное право являлось систематическим, варварским насилием меньшей части населения в отношении значительного большинства. Жестокость с одной стороны рано или поздно должна была вызвать соответствующую реакцию.