КалейдоскопЪ

Был ли шанс у Е. И. Пугачева, княжны Таракановой и поручика Мировича?

Емельяна Ивановича Пугачева обезглавили в Москве в январе 1775 г.

Княжна Тараканова погибла в Петропавловской крепости при не вполне ясных обстоятельствах.

Поручика Мировича публично обезглавили на площади у Обжорного рынка в Петербурге.

Евдокия Федоровна Лопухина, первая жена Петра I

Что это за люди? Почему они вошли в историю? О каком шансе для каждого из них идет речь? Всех их объединяет одно: они хотели устранить от власти Екатерину II, заменить ее. Казак Емельян Пугачев и авантюристка «княжна Тараканова» желали сами сесть на престол и «порулить». Мирович стремился вернуть на престол Ивана VI Антоновича, который успел немного побыть царем в младенческом возрасте, но после дворцового переворота Елизаветы Петровны провел всю свою жизнь за решеткой, стал русской «железной маской».

Все они считали Екатерину II мужеубийцей, незаконно узурпировавшей императорский престол. И это полностью соответствует фактам. За государственный переворот Екатерине Алексеевне по закону полагалось колесование. За организацию убийства мужа – «окопание», то есть закапывание живой в землю.

В начале правления Екатерины II в Европе появилась молодая женщина, которая объявила себя наследницей российского престола. Женщина утверждала, что является законной дочерью от тайного брака дочери Петра I Елизаветы Петровны и графа Кирилла Разумовского. Ее называли Алиной Эмите, мадмуазель Франк, мадам Треймур, графиней Пиннеберг, Елизаветой Волдомир. В России она получила известность как княжна Тараканова.

Считалось, что ей покровительствует какой-то богатый перс. Для нее нанимались шикарные особняки с многочисленной челядью. Вокруг нее всегда было много народу. Княжна Тараканова разбиралась в политике, искусстве, поэзии и архитектуре, играла на арфе, умела рисовать, вести беседы. В ее поведении просматривались напор, требовательность, сильная воля. Внешне она была весьма привлекательна.

Она объявилась в Европе в то время, когда Россия вела войну с Турцией, а в Поволжье разгорелось восстание Пугачева. Екатерина II не могла стерпеть, чтобы какая-то самозванка смущала Европу. Во время пребывания в Неаполе (Италия) Алексей Орлов, один из фаворитов Екатерины II, влюбил в себя «авантюрьеру», сумел заманить ее на русский корабль и вывез в Россию.

«Росту небольшого, тела очень сухого, лицом не бела, не черна, глаза имеет большие и открытые, цветом темно-карие, и косы, и брови темно-русые, а на лице есть и веснушки», – описывал Алексей Орлов свою жертву. В ходе следствия княжна Тараканова погибла при невыясненных обстоятельствах. Возможно, это была скоротечная чахотка, которую она подхватила в Алексеевском равелине Петропавловской крепости. По легенде, незадолго до смерти Тараканова родила мальчика. По еще более экзотической версии, «Тараканова», как не представлявшая опасности для Екатерины II, была пострижена в монастырь, где под именем Досифеи умерла значительно позже русской императрицы. А ее смерть и похороны инсценировали. Во всяком случае Алексей Орлов через некоторое время почувствовал себя гнусным подлецом, ушел с государственной службы и до смерти почти не выезжал из своего имения.

Дед Василия Яковлевича Мировича, крупный украинский помещик, переяславский полковник, вместе с предателем И. С. Мазепой бежал в Турцию. Его сыновья были лишены имений, а позднее сосланы в Сибирь. Василий Мирович родился в Тобольске (1740), с двух лет жил в Кузнецке, где его отец состоял воеводой. С 20 лет начал воинскую службу. Дважды безуспешно обращался в Сенат с прошениями о возвращении имений деда. Будущий заговорщик отличался непомерным честолюбием, тщеславием, склонностью к мотовству, психической неуравновешенностью (несколько раз покушался на самоубийство).

В ночь на 5 июля 1764 г. Мирович во главе сменной караульной команды захватил крепость Шлиссельбург, в которой тайно содержался Иван VI Антонович. Мирович предполагал арестовать и заточить в крепость Екатерину II. Но офицеры стражи, находившиеся непосредственно в помещении свергнутого царя, в соответствии с секретной инструкцией убили «железную маску». Мирович и сообщники были схвачены и наказаны. Эта попытка дворцового переворота (хотя до самого дворца было далековато) получила название «шлиссельбургская нелепа». Некоторые авторы считают, что Мирович действовал не по своей инициативе, а по чьему-то наущению. Его поведение накануне казни было очень спокойным. Создавалось впечатление, что он уверен в помиловании, так как оказал своими действиями услугу влиятельным лицам. Его действия создали ситуацию, в которой секретный узник Шлиссельбурга был зарезан и больше не являлся проблемой для Екатерины II. Если в этой версии есть рациональное зерно, то становится очевидным, что Мировича ловко «подставили», а его казнью спрятали «концы в воду». Нет и этого человека – нет и этой проблемы.

Казак Емелъян Пугачев через 10 с лишним лет после воцарения Екатерины II, в 1773 г., выступил под именем Петра Федоровича (Петра III), чудесно спасшегося от рук собственной жены. Он стал уже седьмым самозванцем, взявшим имя Петра III. Емельян родился в 1742 г. и был четвертым сыном. В 14 лет Пугачев остался без отца, стал самостоятельным казаком со своим участком земли. В 17 лет женился на казачьей дочери Софье Недюжевой. Затем началась военная служба. За годы службы «царю и Отечеству» Пугачев участвовал в войнах с Пруссией и Турцией, получил за храбрость младший казацкий офицерский чин хорунжего и при этом ни разу не был ранен. Среднего роста (два аршина 4 вершка с половиной), коренастый, плотный, Пугачев не раз демонстрировал энергию, ум, природную сметку, был жизнерадостным и неприхотливым в быту. Пугачев начал тяготиться службой, видел несправедливость окружающей жизни. И решил поднять народ на борьбу.

Политическая история России заставляет задать вопрос: а кто стоял за Пугачевым? За Григорием Отрепьевым стояли или поляки, или не менее заинтересованные Романовы. За Екатериной I – А. Д. Меншиков. За Елизаветой Петровной стоял, как ему казалось, французский посол Шетарди. А за Емельяном Ивановичем, похоже, никого не было. Он был сам по себе. И стоял за простой народ. Поэтому за Емельяном Ивановичем пошли десятки тысяч казаков, крестьян, работных людей. Восстание охватило значительную территорию в Поволжье и Приуралье. Восставшие с сентября 1773 по сентябрь 1774 г. нанесли ряд ощутимых поражений царским войскам, но и сами стали терпеть поражения. «Все же с Божией помощью надеюсь, что мы возьмем верх, ибо на стороне этих каналий нет ни порядка, ни искусства. Это сброд голытьбы, имеющей во главе обманщика, столь же бесстыдного, как и невежественного. По всей вероятности это кончится виселицами. Европа подумает, что мы вернулись к временам Ивана Васильевича», – сетовала Екатерина II в одном из своих писем.[88]

В советское время было не принято говорить, что после быстрого завершения русско-турецкой войны 1768—1774 гг. против Пугачева для руководства значительными правительственными силами был направлен сам А. В. Суворов. Блестящий русский полководец А. В. Суворов часами шел пешком у телеги с клеткой, в которой везли Пугачева, и часами расспрашивал его о том, как Пугачев воевал. Может быть, Суворов рассказывал об «уроках Пугачева» М. И. Кутузову и другим своим ученикам, и эти «уроки» пригодились во время Отечественной войны 1812 г., когда великий Кутузов «выпустил на волка гончих стаю» (это из басни Крылова «Волк на псарне»), «Пугачевщина» была очевидным и предсказуемым ответом на усиление крепостного права в правление дворянской императрицы Екатерины II, носила ярко выраженную антипомещичью направленность и в советское время определялась как крестьянская война. Восстание охватило территорию более 600 тыс. квадратных километров с участием десятков тысяч человек. Эпический характер восстания под руководством Е. И. Пугачева замечательно передал в своей «Истории пугачевского бунта» А. С. Пушкин. Современные идеологи и некоторые журналисты к месту и не к месту приписывают А. С. Пушкину слова: «Не дай нам бог увидеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный». Это принципиальное убожество, жалкий трюизм, вложенный автором в уста недотепы Гринева, к взглядам Пушкина на «пугачевщину» не имеет никакого отношения. Пушкин с большим пониманием относился к народному гневу. А сдали Пугачева свои.

Екатерина II постаралась уничтожить саму память о Пугаче. Дом в Зимовейской станице, которая была также родиной и Степана Тимофеевича Разина, был сожжен, пепел развеян, место огорожено, сама станица перенесена на другой берег Дона и переименована в Потемкинскую. Река Яик переименована в реку Урал, Яицкий городок – в Уральск, а Яицкое казачье войско, из которого вышло немало пугачевцев, – в Уральское казачье войско. Семье Пугачева было запрещено носить фамилию. Собственно, его семья умерла в заточении в крепости Кексгольм (ныне город Приозерск). Странным образом страшная фамилия обрела новую жизнь в последней трети XX – начале XXI вв. Кто не знает мегазвезду российской эстрады Аллу Борисовну Пугачеву?

Похоже, что у «Таракановой» и Мировича шансов не имелось. В поведении Таракановой эмоции явно преобладали над разумом и волей, что в политической борьбе обречено на поражение. Кто-то за ней стоял, но «проект Тараканова» явно недоработали. У Мировича было слишком мало сторонников, а до Петербурга было слишком много километров и еще больше штыков, через которые предстояло пройти. Предполагают, что за Мировичем кто-то точно стоял. До последнего мгновения он вел себя уверенно, явно ожидая счастливой развязки. Возможно, Мирович был лишь марионеткой в чьих-то руках и его просто использовали, чтобы, пользуясь случаем, избавиться от «железной маски».

А вот у Пугачева некоторые шансы имелись. В истории Китая императорами становились предводители крестьянских восстаний. В 1604—1605 гг. самозванец Григорий Отрепьев сумел-таки сесть на московский трон. Общее число лжецарей, объявлявшихся в России с 1600 по 1850 г., составляет почти сто человек. Оливер Кромвель в XVII в. разбил королевскую армию, казнил короля и стал лордом-протектором Англии. Пугачеву в XVIII в. хватило куража начать восстание, но не хватило времени и стратегического мышления довести его до логического финала.

«Кто ты таков?» – спросил командующий правительственными войсками Панин у Емельяна Пугачева. «Емельян Иванов Пугачев», – последовал ответ. «Как же ты смел, вор, назваться государем?» – продолжал Панин. «Я не ворон; я вороненок, а ворон-то еще летает». В начале XX в. «ворон» народной революции вихрем понесся по России. Предсказание Пугачева сбылось.