КалейдоскопЪ

Почему Александр III не продолжил реформы отца?

Усилиями ряда писателей, историков, кинематографистов, телевизионных ведущих финал царствования Александра Освободителя выглядит следующим образом. Утром 1 марта 1881 г. царь-реформатор сделал последний шаг – подписал Конституцию. Но зловредные террористы в это трагическое утро двумя бомбами прервали поступательное прогрессивное развитие страны.

Александр III. Скульптура M. M. Антокольского

Может быть, Желябов, Михайлов, Перовская, Рысаков, Гриневицкий и другие народовольцы, убив царя, составили правительство, порвали «конституцию» и установили свою террористическую диктатуру? Может быть, в стране произошла революция и надобность в конституции отпала?

Любой выпускник школы обязан знать, что ничего подобного в реальности не было. Революции не случилось. Народ не пошевелил пальцем. Террористов повесили. На смену Александру II пришел Александр III. Был Александр Николаевич, стал Александр Александрович. И полиция с жандармерией оставались на месте. Армия получила нового главнокомандующего.

Следует напомнить, что в своем Манифесте о восшествии на престол новый царь обещал продолжить политику своего отца. Почему же он этого не сделал?

Александр Александрович родился 26 февраля 1845 г. и ко 2 марта 1881 г. был вполне зрелым человеком 36 лет от роду. Он мог наблюдать все реформаторские усилия своего родителя и получать исчерпывающие комментарии. Иногда объясняют, что Александр Александрович не получил хорошего воспитания, так как не был официальным наследником престола. Александр Александрович вырос в офицерской среде и называл себя «исправным полковым командиром». Якобы все надежды Александр II связывал со старшим сыном Николаем, который неудачно упал с лошади и умер от скоротечной болезни позвоночника. Это печальное событие произошло в 1865 г. Уже в 1866 г. Александр Александрович, став официальным наследником престола, женился на дочери датского короля Христиана IX, Марии Софии Фредерике Дагмаре, которая после принятия православия стала Марией Федоровной. До трагической смерти Александра II оставалось 15 (!) лет. За это время можно было медведя научить управлять государством и проникнуться проблемами страны. Александр Александрович многим внешне и напоминал медведя. Но горячего, осознанного желания продолжать политику отца у него, как и у сына Петра I Алексея Петровича, так и не появилось.

Консерватизм, отставку либеральных бюрократов из «окружения» отца уже в первые недели царствования, последовавшие контрреформы некоторые биографы объясняют влиянием обер-прокурора Святейшего синода К. П. Победоносцева. Означает ли это, что Россией управлял жалкий зомби, который не мог полагаться на свою голову и управлял страной в загипнотизированном состоянии?

Много больше объясняет поведение Александра III его отношение к довольно щекотливому положению, в которое поставил свою семью Александр II. Александр Николаевич сам выбрал себе жену во время путешествия по Европе. Дочь великого герцога Людвига II Гессен-Дармштадтского принцесса Максимилиана Вильгельмина Августа София Мария (1824—1880) стала женой русского цесаревича в 1838 г. Она приняла православное имя Мария Александровна и родила 8 детей. В возрасте 50 лет царь влюбился в 17-летнюю Екатерину Михайловну Долгорукову, от которой еще до смерти законной жены имел незаконных детей (сына и двух дочерей). Пикантность ситуации заключалась в том, что обе семьи императора с определенного момента жили под одной крышей. Со времен Московского царства такое поведение квалифицировалось российским законодательством как «блуд», и виновные подлежали наказанию. В 1880 г., сразу после смерти законной жены, Александр II вступил в морганатический брак с Е. М. Долгоруковой, которая получила титул светлейшей княгини Юрьевской. Е.М. Долгорукова выступала в роли посредника между царем и соискателями разрешений на строительство железных дорог. Половину концессий царь подписал за взятки, на которые содержалась его вторая семья. Царь был очень деликатен, не хотел тратить государственные или семейные деньги на свои личные прихоти.

Вряд ли все это вызывало теплые чувства у примерного семьянина и ревностного христианина, каковым являлся Александр Александрович. Во всяком случае через некоторых приближенных стало известно, что новый император считал террористов всего лишь слепым орудием справедливого возмездия за поруганное достоинство матери, которое он сам защитить был не в состоянии.

Может быть, Александр III и не относился к Александру II, как Павел I к своей матери Екатерине II, но большого энтузиазма идти дальше по пути ограничения самодержавия – «пилить сук, на котором сидишь», – у преемника не было. Идея созыва Земского собора была отвергнута. Полномочия земств и городских органов самоуправления ограничены. Должность очень популярных в народе мировых судей ликвидировали, зато ввели должность земских начальников, которые назначались только из потомственных дворян и наделялись большими полномочиями. Александр III определил порядок введения чрезвычайного положения и ввел его во многих местах.

В этом контексте все положительное: поощрение российских предпринимателей, отмена подушной подати, прекращение временно-обязанного состояния крестьян, понижение выкупных платежей и т. д. – воспринимается как топтание на месте, как «минимум миниморум».

На вопрос, поставленный в заголовке, есть и более простой ответ. В истории России очень часто оказывалось проще выбить скамейку из-под ног очередных бунтарей или революционеров, заткнуть рот любой оппозиции, чем устранить саму почву для критики, недовольства и революций последовательными и своевременными преобразованиями, от которых народу хотя бы немного становилось легче.