КалейдоскопЪ

От харизмы до маразма один шаг. 1917 год в жизни А. Ф. Керенского

Некоторые авторы в начале 1990-х гг. вполне серьезно говорили о сговоре двух уроженцев Симбирска – Владимира Ильича Ульянова (1870—1924) и Александра Федоровича Керенского (1881—1970). Суть сговора – приход к власти большевиков в 1917 г., разорение России и т. д. в зависимости от фантазии конкретных авторов. Сенсационными все эти утверждения выглядят только для тех, кто не хочет знать реальных фактов и «не ориентируется в датах». История же достаточно точная наука, и даты, хронология событий, их сопоставление являются основой для каких-то реконструкций и выводов.

А. Ф. Керенский в 1917 г.

Да, правда! Оба политических деятеля родились в Симбирске (ныне Ульяновск, но не Керенск или Керенскград).

Еще одно суперсовпадение: оба родились 22 апреля! Но Александр родился на 11 лет позже, чем Владимир. Да, директором симбирской гимназии, в которой учился Владимир Ульянов, был отец Александра Федоровича Керенского А. Ф. Керенский. Да, в момент окончания В. И. Ульяновым Симбирской гимназии документы ему подписывал отец A. Ф. Керенского. Саше было всего 7 лет, и он вряд ли мог интересовать 17-летнего Володю Ульянова, у которого только что казнили любимого старшего брата. Но уже в 1889 г. Керенские перебрались в Ташкент, где А. Ф. Керенский и окончил Ташкентскую гимназию. В. И. Ульянов никогда не был в Ташкенте и, во всяком случае, в этом месте сговориться по поводу 1917 г. они не могли.

Да! Как и В. И. Ленин, как и В. В. Путин, как и Д. А. Медведев, как и многие другие выдающиеся и даже гениальные люди России, Александр Керенский окончил юридический факультет Петербургского университета (в 1904 г.).

В. И. Ульянов, который, пока А. Ф. Керенский еще учился в Петербургском университете, уже стал превращаться в В. И. Ленина и в это время перемещался между Восточной Сибирью (Шушенское в Красноярском крае) и Западной Европой (Швейцария, Германия и т. д.), вряд ли интересовался студентом Керенским. В декабре 1905 г. в ящике письменного стола у А. Ф. Керенского полицейские нашли револьвер, посадили на несколько месяцев в тюрьму, но доказать его принадлежность к эсерам и то, что он оказывал мелкие услуги боевой организации партии эсеров, не смогли.[96]

Юрист по образованию, А. Ф. Керенский после первой русской революции стал присяжным поверенным, то есть адвокатом. С этого же в свое время начинал и юрист по образованию В. И. Ульянов. А. Ф. Керенский прославился красноречием в судебных процессах, особенно по делу армянской националистической партии Дашнакцутюн. В 1912 г. он стал депутатом IV Государственной думы и возглавил фракцию трудовиков. Избирался Керенский по городу Вольску Саратовской губернии. С этого момента он становится политиком. В IV Государственной думе работает в комиссии по расследованию знаменитого Ленского расстрела, выступает с протестом в связи со сфабрикованным царским правительством делом Бейлиса, ездит по России с публичными лекциями. Полиция за ним приглядывает. Но его защищают депутатская неприкосновенность и приобретенные связи.

Дело в том, что уже в 1912 г. Керенскому предложили вступить в масонскую организацию «Верховный совет народов России». Очень скоро Керенский уже вербовал новых членов в организацию, инспектировал уже созданные ложи. А в 1916 г. его избирают генеральным секретарем «Верховного совета народов России». Стоит сразу подчеркнуть, что ни Ленин, ни сколько-нибудь известные большевики в масонские организации не входили. А почти все члены первого состава Временного правительства, кроме П. Н. Милюкова, масонами были. Сторонники теории большевистско-жидомасонского заговора в России в 1917 г. забывают о важном принципе: «мухи отдельно, компот отдельно, котлеты отдельно!». Большевики не были масонами, среди масонов было очень мало евреев, у евреев были свои узконациональные организации, но евреи активно участвовали в деятельности самых различных политических партий. У каждой названной группы была своя «свадьба». Сам Керенский о своей принадлежности к «Верховному совету народов России» публично признался только в 1965 г. в своих мемуарах. За пять лет до смерти.

В дни Февральской революции он находился в нужном месте (в Таврическом дворце, где заседала Государственная дума) и в нужный момент. Керенский не был бедным человеком: адвокаты относились к одной из наиболее хорошо оплачиваемых групп российской интеллигенции. Содержание депутата Государственной думы тоже было очень приличным. Керенский выглядел вполне: черный сюртук или черный костюм-тройка, черный галстук, белая рубашка со стоячим крахмальным воротником с отогнутыми уголками, а также черное пальто, трость и по официальным случаям цилиндр. В дни Февральской революции Керенский на глазах у всех оторвал отогнутые кончики своего накрахмаленного воротничка и все пять дней Февральского восстания ходил в таком виде. Народу понравилось!

В результате Февральской революции Александр Федорович Керенский стал заместителем председателя Петроградского совета и министром юстиции в первом составе Временного правительства. Пост во Временном правительстве он получил самым наглым демагогическим образом, выступив стоя на столе на заседании Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. Вскоре Керенский заявил о вступлении в партию эсеров и стал первым русским «социалистом» в буржуазном правительстве. (Впервые в состав буржуазного правительства Франции еще в конце XIX в. в качестве министра вошел социалист Мильеран, что вызвало большие споры в социалистическом движении). В случае с Керенским вопрос был предварительно решен в «Верховном совете народов России». В. И. Ленин в эти дни еще в Швейцарии – думает, как поскорее добраться до России, куда пишет: «Никакой поддержки Временному правительству, Керенского особенно подозреваем». В другом послании Ленин высказался еще выразительнее: «Керенский – балалайка в руках буржуазии».

А что же делает «балалайка»? Министр юстиции в это время охотно позировал перед объективами фотоаппаратов и кинокамер. Его стрижка «бобриком» становится узнаваемой. Он улыбается, кланяется налево и направо, все больше нравится дамам. Однако плоха та балалайка, которая не хочет стать дирижером! Керенский в первом составе Временного правительства пытается играть роль «заложника демократии». По собственной инициативе, несмотря на сопротивление П. Н. Милюкова и некоторых членов правительства, он официально заявляет 27 марта о том, что Россия не ставит своей целью захват чужих территорий. Но Милюкова хватает всего на 20 дней, и своим заявлением о «войне до победного конца» 18 апреля он дал повод большевикам заметно укрепить свои позиции. Керенский отсиделся дома, нигде не появлялся в ходе всего апрельского кризиса, но выступил с инициативой приглашения в состав Временного правительства новых министров из числа членов исполнительного комитета Петроградского Совета. П. Н. Милюков и А. И. Гучков ушли из правительства. И на кого надеяться испуганному российскому истэблишменту?

«Неужели Русское государство есть государство взбунтовавшихся рабов? Я жалею, что не умер два месяца назад! Тогда бы я умер с великой мечтой о свободе. <…> Вы умели ждать годами, а теперь не можете подождать несколько месяцев до Учредительного собрания?» – бросает Керенский в лицо делегатам с фронтов, собравшимся на совещание в Таврическом дворце. «Ну, подождем еще немного», – подумали делегаты. «Вот наш спаситель», – подумали кадеты и октябристы, совсем было приунывшие.

Во втором составе Временного правительства (с 5 мая) Керенский стал военным и морским министром. Он сменил цилиндр и черный костюм, галстук и стоячий крахмальный воротничок на черную тужурку с глухим воротником. Затем появились защитный френч и фуражка с матерчатым козырьком, желтые краги и английские ботинки. А дамам он нравится еще больше. Но Ленина-то Керенскому не обмануть. У него позиция простая: призывать Временное правительство к прекращению войны и началу мирных переговоров – это примерно то же самое, что обращаться к содержателям публичных домов с проповедью добродетелей и нравственности. Правда, пока Ленина слушают меньше, чем Керенского.

В качестве военного и морского министра Керенский в мае – первой половине июня 1917 г. объехал многие фронты, выступал по пять-шесть раз в день. Он был отличным оратором. В момент выступления у большинства солдат создавалось впечатление, что «наш министр» говорит то, что и они думают в этот же момент. Но министр уезжал, а солдаты оставались в окопах. Хорошо, что благодаря большевикам уже несколько месяцев не было стрельбы, начались братания, ненавистных генералов и командиров стали убирать. Были выбраны солдатские комитеты. Самые смелые уже рванули домой от этой бесконечной войны.

18 июня 1917 г. для многих солдат наступил «момент истины». По приказу военного и морского министра А. Ф. Керенского их погнали в наступление на немецкие позиции. В результате – полный провал, 60 тысяч погибших, мощные выступления 2-4 июля 1917 г. в Петрограде. В этот момент Керенский на короткое время «переиграл» Ленина. Министры-капиталисты из Временного правительства вышли. Председатель правительства Г. Е. Львов не стал марать руки, отказался запускать «утку» о Ленине как немецком шпионе и ушел в отставку. А. Ф. Керенский никуда не ушел и «уткой» про своего земляка решил воспользоваться. 8 июля он стал председателем третьего состава Временного правительства. Рука по-наполеоновски ложится на френч. Восторг дам достигает апогея!

«Правительство спасения страны» под председательством Керенского ввело смертную казнь на фронте, «военно-революционные суды», начало расформировывать революционные части, отряды Красной гвардии. Были запрещены два десятка большевистских газет, главный автор которых спрятался от своего разбушевавшегося земляка в Разливе, под Петроградом. Под давлением справа Керенский на место верховного главнокомандующего авторитетного генерала А. А. Брусилова назначает Л. Г. Корнилова, про которого один из коллег сказал: это человек с сердцем льва и мозгами овцы! В верности этой характеристики Керенскому вскоре пришлось убедиться.

25 июля 1917 г. был сформирован третий состав Временного правительства, или второе коалиционное правительство во главе с А. Ф. Керенским. «Достиг я высшей власти», – мог следом за Борисом Годуновым сказать о себе А. Ф. Керенский. Эту власть он делил со старыми и новыми масонами, с членами «Верховного совета народов России». Керенский старался везде посадить лично ему известных и преданных людей. Кумовство и групповщина в период «керенщины» достигли не меньшего размаха, чем в период «распутинщины». Оставалось решить самую сложную проблему: Ленин и большевики.

27 августа 1917 г. Корнилов двинул на Петроград войска, в которых он был уверен: казаки, Дикая дивизия из представителей горцев Кавказа и т. п. Но Керенский испугался диктаторских замашек Корнилова и объявил его вне закона и контрреволюционером. Некоторые дамы ничего не поняли, а большевики на 100% использовали ситуацию. К заблудившимся в лесах и застрявшим воинским эшелонам (постарался заместитель министра путей сообщения А. В. Ливеровский) двинулись сотни большевистских агитаторов и без единого выстрела погасили «корниловщину». Вождь мятежа был смещен с поста, арестован, но позже бежал. А главнокомандующим стал сам А. Ф. Керенский.

Ленин называл поведение Керенского бонапартизмом. Суть такой политики – в лавировании между различными социальными группами и политическими силами. Под знаком бонапартизма 1 сентября 1917 г. Россия провозглашается республикой. Керенский приступил к формированию четвертого состава Временного правительства. 25 сентября оно было сформировано.

«Керенский понимал безнадежность своего положения во Временном правительстве. Спасти последнее мог только сепаратный мир с Германией. Но как раз этого Керенский сделать не мог. Не потому, что не хотел, а потому что дал обещание французским социалистаммасонам и английским лейбористам-масонам не покидать их в войне и не нарушать масонской клятвы <…> „Масонство Керенского“ практически помогло большевикам и Ленину», – писала исследовательница масонства H. H. Берберова. Керенского уговаривал пойти на уступки и американский посол (пригласить в правительство большевиков, пообещать крестьянам землю и солдатам мир). Керенский обиделся. На что он рассчитывал? Может быть, думал, что успеет собрать Учредительное собрание, выборы в которое были назначены на 12 ноября? Уже заседал так называемый Предпарламент, который готовил повестку дня Учредительного собрания.

24 октября 1917 г. Временный Совет республики (Предпарламент) по инициативе эсеровской и меньшевистской фракций призвал Временное правительство заявить о немедленной передаче земли в руки местных земельных комитетов и о начале мирных переговоров. Однако Керенский отказался поддержать эти предложения, которые были направлены на перехват инициативы у большевиков. К этому времени одна часть дам вступила в женский «батальон смерти», расположилась в Зимнем дворце и ждала штурма. Другая часть отвернулась от былого кумира. Некоторые дамы ничего не понимали.

Утром 25 октября 1917 г. председатель правительства А. Ф. Керенский в автомобиле американского военного атташе со звездно-полосатым флажком уехал с Дворцовой площади, пообещав министрам вернуться с надежными войсками. В ночь на 26 марта Керенский доехал до Пскова. Здесь он собрал несколько тысяч казаков, бронепоезд и несколько батарей полевых орудий. Вместе с генералом Красновым Керенскому удается захватить с ходу Гатчину и Царское Село. Но у большевиков значительно больше сил и резервов. 30—31 октября казаки потерпели поражение и отошли к Гатчине. Здесь все могло бы и закончиться. Краснов сдался на милость председателя Центробалта П. Е. Дыбенко и позже был «под честное офицерское слово» отпущен с обещанием более никогда не поднимать руку против народа. Краснов обещание нарушил, воевал и в Гражданскую войну, и под командованием Адольфа Гитлера. Попал в руки СМЕРШ, осужден и повешен.

Керенского спрятали офицер Лужского гарнизона Беленький, сын богатого лесоторговца, и некий матрос Ваня. Его скрывали в разных местах. Он изменил внешность. В сопровождении эсера В. Фабриканта Керенский добрался до Мурманска и ступил на борт французского крейсера «Адмирал Об». Началась длительная эмиграция бывшего главы «Верховного совета народов России», бывшего председателя Временного правительства, бывшего Верховного главнокомандующего.

Керенский участвовал в организации антисоветского движения. Он прожил долгую жизнь и постепенно оказался в полной изоляции. От него отказались даже собственные сыновья. Керенский написал воспоминания.[97] Умер и похоронен в Нью-Йорке.