КалейдоскопЪ

Милюков: почему хороший историк провалился как политик?

Известный историк и профессор Павел Николаевич Милюков (1859—1943) в этой книге вполне мог бы проходить по другой «категории». Талантливый ученик В. О. Ключевского П. И. Милюков прочно вошел в отечественную историографию фундаментальным трехтомным трудом «Очерки истории русской культуры». В советское время его как историка упоминали редко. Для большевиков Милюков был прежде всего политическим конкурентом и противником.

П. Н. Милюков

Он был приверженцем буржуазного развития России и либералом по убеждениям. В 1904—1905 гг. П. Н. Милюков стал основателем и одним из лидеров партии народной свободы, или партии конституционных демократов. Милюков редактировал центральный печатный орган кадетов – газету «Речь». Он являлся депутатом III и IV Государственной думы, руководителем кадетской фракции.

Все свои усилия П. Н. Милюков напралял на то, чтобы убедить самодержавную власть в необходимости проведения постепенных, но последовательных реформ в сторону превращения страны в конституционную монархию. Он был готов идти на компромиссы, однако власть делать встречные шаги отказывалась. В 1915 г. П. Н. Милюков из представителей умеренных фракций в Думе создал «Прогрессивный блок», настаивая на создании «ответственного министерства», то есть правительства, подчиненного Думе, а не пьянице и развратнику Гришке Распутину.

Как показала практика, даже у лояльного либерала терпение может лопнуть. 1 ноября 1916 г. при возобновлении регулярных заседаний Государственной думы Милюков разразился речью, в которой сравнил правительство с пьяным шофером, ведущим машину по горной дороге. Перечисляя многочисленные провалы в работе правительства «распутинского назначения», Милюков повторял: «Что это – глупость или преступление?»

Через три месяца Милюков стал министром иностранных дел в первом составе Временного правительства, сформировавшегося 2 марта 1917 г. после Февральской революции. Когда журналисты спросили Милюкова: «Кто вас выбрал или назначил?», профессор гордо ответил: «Нас выбрала Революция». Трудно было найти более подходящего министра иностранных дел. Он в совершенстве знал французский, английский, немецкий и итальянский, владел турецким и некоторыми другими языками. Павел Николаевич был известен в политических кругах Европы как человек, который объясняется с представителями чуть ли не всех наций на их родном языке.

Милюков считался лидером, стратегом, теоретиком и идеологом новой власти. Он стремился к этому больше двадцати лет, а готовился всю жизнь. Всех критиковал. Рассказывал, как и что надо делать. Самого же Милюкова хватило на полтора месяца. 18 апреля 1917 г. он заявил, что Россия будет верна своим союзникам и продолжит войну до победного конца, пока не завоюет Босфор и Дарданеллы. После многотысячных демонстраций и протестов противников продолжения войны знатоку международных отношений пришлось уйти в отставку. Свой шанс Милюков упустил.

Разумеется, Милюков продолжал политическую деятельность, принял активное участие в Белом движении на юге России. В советской России ему места не было, а в эмиграции появилось достаточно времени, чтобы осмыслить происшедшее. Жизнь политического эмигранта скрасила любовь к молодой красивой женщине, которая стала наградой и утешением ветерану политических битв. К чести русского историка Петра Николаевича Милюкова следует упомянуть, что он отказался от сотрудничества с фашистской Германией и умер во Франции в возрасте 84 лет.

Хороший историк Милюков не обладал данными политика, способного действовать в экстремальной обстановке. К тому же в первом составе Временного правительства он едва ли не единственный не являлся масоном. И оказался лишним.