КалейдоскопЪ

«Золотой век» русской Клио

Клио – муза-покровительница исторической науки. Интерес к истории, к месту России в мировой истории можно проследить со времен Древней Руси. В Российской академии наук историей России первоначально занимались немцы Миллер и Шлецер, явно не заслужившие тех камней, которые в них иногда бросают. Исторические изыскания в XVIII в. предпринимали академик М. В. Ломоносов и государственный деятель В. В. Татищев.

В. Н. Татищев. Литография Бореля

Василий Никитич Татищев (1686—1750) родился еще в XVII в. Во время Северной войны 1700—1721 гг. выполнял различные военно-дипломатические поручения Петра I. В 20-30-е гг. XVIII в. он управлял казенными заводами на Урале, основал Екатеринбург. В 1741—1745 гг. служил астраханским губернатором.

Ни один известный историк не достигал столь высокого должностного положения. В то же время ни один губернатор не сделал столько для отечественной исторической науки, сколько Татищев «в свободное от основной работы время». Им подготовлен обобщающий труд по отечественной истории, написанный на основе многочисленных русских и иностранных источников – «История Российская с самых древнейших времен» в 5 томах. Впервые в русской историографии В. Н. Татищев сделал попытку определить закономерности развития человеческого общества, обосновать причины возникновения государственной власти. Естественно, что он явное предпочтение отдавал самодержавию. В 1730 г. Татищев активно выступал против «затейки верховников», стремившихся ограничить власть Анны Ивановны «кондициями». Он впервые предложил периодизацию российской истории: господство единовластия (862-1132), нарушение единовластия (1132—1462), восстановление единовластия (с 1462).

В. Н. Татищев не входит в число главных столпов отечественной исторической науки. Язык его признается несколько архаичным, а некоторые построения сомнительными. Однако он заслужил благодарность в кругах историков за первую русскую публикацию исторических источников, за введение в научный оборот текстов Русской Правды и Судебника 1550 г. Он положил начало источниковедению и этнографии, составил первый русский энциклопедический словарь «Лексикон Российский».

Первым профессиональным историком, получившим в 1803 г. звание историографа, стал Николай Михайлович Карамзин (1766—1826). Он был известен как писатель, автор многих прозаических произведений. «Бедная Лиза», «Наталья, боярская дочь», «Лиадор» и другие творения H. M. Карамзина были весьма популярны в конце XVIII в., положили начало сентиментализму в литературе.

Великим счастьем для отечественной исторической науки стало то, что «История государства Российского» (в 12 томах) стала не только фундаментальной основой отечественной историографии, но и крупным явлением русской художественной прозы.

H. M. Карамзин происходил из старинного дворянского рода и родился в семье помещика Самарской губернии. Он был приписан к Преображенскому полку, но быстро вышел в отставку.

После поездки за границу Карамзин выпустил «Письма русского путешественника», издавал литературные сборники и первый «толстый» журнал «Вестник Европы», где опубликовал ряд повестей и статей на сюжеты из русской истории.

Первые восемь томов «Истории государства Российского», вышедшие в 1818 г. тиражом в 3000 экземпляров, разошлись за три недели. Александр I работу придворного историографа одобрил, а в обществе она вызвала горячие споры. Последний, XII том «Истории…» увидел свет в 1829 г., уже после смерти H. M. Карамзина.

Карамзин дал весьма полное представление о развитии российского государства вплоть до начала XVII в. В советское время его труд относили к монархическо-дворянской, официальной, апологетической историографии. По Карамзину, движущей силой русского исторического процесса всегда была самодержавная власть. Такого подхода ему не могли простить многие авторы от декабристов до некоторых современных историков.

Не стоит забывать о том, что в 1810 г. официальный историограф адресовал своему «заказчику» «Записку о древней и новой России». В ней немало интересных мыслей об истории России до смерти Павла I, а также о правлении Александра I вплоть до 1810 г. Авторитетный историк, проводивший основное время за письменным столом, выступил против реформаторской линии M. M. Сперанского. Первоначально «Записка…» не понравилась Александру I… Но весной 1812 г. M. M. Сперанский получил отставку.

Взгляды самого Александра I начали меняться непосредственно перед Отечественной войной 1812 гг. Вывод Карамзина о том, что России для процветания требуется не конституция, а лишь 50 умных и добродетельных губернаторов, очень понравился самодержцу. Некоторые россияне аналогичного взгляда придерживаются и через 200 лет. Процесс назначения президентом новых губернаторов почти завершился. Наверное, Россию ждет блестящее будущее. Остается вспомнить, что преемник Александра I Николай I провел негласную проверку 50 губернаторов на предмет получения взяток. Добродетельных оказалось всего два человека. Нынешних губернаторов вроде тоже проверяют.

«История государства Российского» H. M. Карамзина стала любимым чтением, своеобразной «Библией исторических знаний» для многих последующих поколений отечественных историков. Не был исключением и Сергей Михайлович Соловьев (1820—1879), родившийся в семье священника и законоучителя (преподавателя Закона Божия) Московского коммерческого училища.

С. М. Соловьев

Отец будущего историка понял, что сын не пойдет по стопам отца, и выписал его из духовного звания. Соловьев окончил академическую гимназию при Московском университете, а затем и историко-филологический факультет этого университета. В 25 лет С. М. Соловьев защитил магистерскую, а в 27 лет – докторскую диссертацию. В научно-педагогической карьере он за несколько лет прошел от адъюнкта до ординарного профессора Московского университета. Был профессором кафедры русской истории, деканом историко-филологического факультета, выборным ректором Московского университета (1871—1877), избран академиком Российской академии наук (1872).

Кому-то такой путь покажется солидным и внушающим уважение, а кому-то – обычной удачной карьерой трудолюбивого ученого мужа. Если бы не одно существенное обстоятельство. Соловьев читал лекции, вел административную работу. Но при этом в 28 лет задумал, ас 1851 г. стал каждый год выпускать по одному тому «Истории России с древнейших времен». Начал в 31 год, а закончил в 59 лет. Жизни хватило на 29 томов, последний из которых вышел уже после смерти автора. Если H. M. Карамзин «дошел» до начала XVII в., то С. М. Соловьев охватил историю страны с дрейнейших времен до 1774 г.

«Жизнь имеет полное право предлагать вопросы науке; наука имеет обязанность отвечать на эти вопросы», – писал С. М. Соловьев.[102] Этот замечательный труженик показал образец самодисциплины, понимания своего долга перед соотечественниками, настоящего гражданского служения в той области, которая сама по себе признается важнейшей для формирования подлинного гражданского самосознания людей. Из 244 названий печатных произведений С. М. Соловьева, вышедших при его жизни с 1838 по 1879 г., не все представляют интерес для широкой читающей публики. Наряду с многотомной «Историей России с древнейших времен» ему принадлежат «H. M. Карамзин и его „История государства Российского“», «Исторические письма», «История падения Польши», «Император Александр I. Политика. Дипломатия» и другие. Важно почеркнуть, что одним из первых академический историк обратился к популяризации исторических знаний в форме «общедоступных лекций», «публичных чтений» и популярных статей. Его «Публичные чтения о Петре Великом» (1872), «Рассказы из русской истории XVIII в.» (1860—1868), появившиеся в «эпоху великих реформ», давали обширную пищу для размышлений думающим русским людям. Можно ли требовать от историка большего?

«Досье» Николая Ивановича Костомарова (1817—1885) очень непростое. Он был внебрачным, незаконным сыном воронежского помещика и крепостной украинской крестьянки. Родители поженились, но крепостные убили отца будущего историка, который сам оказался крепостным отцовских наследников.

Борьба за освобождение от крепостной неволи и за права на наследство отца увенчалась успехом.

Историческое образование Костомаров получил в Харьковском университете, но защиту магистерской диссертации в 1842 г. отменили по требованию духовной и светской цензуры. Все экземпляры диссертации «О причинах и характере унии в Западной России» были уничтожены. Ведь в ней говорилось о поборах с населения, о восстаниях, о безнравственности духовенства. Через два года Костомаров защитил магистерскую диссертацию на тему «Об историческом значении русской народной поэзии», в 1845 г. (в 28 лет) стал профессором по кафедре русской истории Киевского университета. А еще через два года, в 1847 г., за участие в Кирилло-Мефодиевском обществе начинающего профессора приговорили к годичному заключению в Петропавловской крепости, выслали в Саратов, где он пробыл девять лет.

В «саратовский период» Костомарову запретили печатать свои работы. Историк служил секретарем статистического комитета губернского правления. На основе исторических, этнографических и археологических материалов, которые попадали в его руки, Костомаров подготовил очерк по истории Саратовского края – один из первых в России примеров краеведческой работы.

Только после смерти Николая I Костомарову разрешили переехать в Петербург. В 1859 г. он стал экстраординарным профессором Петербургского университета по кафедре русской истории.

С конца 1850-х гг. появляются наиболее значительные работы Н. И. Костомарова: «Богдан Хмельницкий», «Бунт Стеньки Разина», «Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях», «Севернорусские народоправства во времена удельно-вечевого уклада».

Николай Иванович явно не укладывался в русло официальной историографии. Историю он считал прежде всего историей народа, а не историей царей и государства. «Отчего это во всех историях толкуют о выдающихся государственных деятелях, иногда о законах и учреждениях, но как будто пренебрегают жизнью народной массы. Бедный мужик, земледелец-труженик как будто не существует для истории: отчего история не говорит нам ничего о его быте, о его духовной жизни, о чувствованиях, способе его радостей и печалей».[103]

В истории России он видел борьбу двух начал – демократической федеративно-вечевой формы общественного строя и монархическо-централизаторской, единодержавной тенденции. Он считал, что в начале XVII в. русский народ упустил возможность пойти по пути демократической организации своей жизни. Этой проблеме была посвящена монография «Смутное время Московского государства в начале XVII столетия». Не всем нравилось и изображение Костомаровым украинской казачьей вольницы, демократического казачьего круга как альтернативы жесткой московской централизации. Его работы «Руина», «Мазепа», «Мазепинцы» делали Костомарова не только русским, но и украинским историком.

Преподавательская деятельность Костомарова продолжалась недолго. После студенческих беспорядков он в 1862 г. уходит из Петербургского университета. Как оказалось, навсегда.

Он много работал над источниками. За годы службы в Археографической комиссии им было собрано 12 томов документов. В общей сложности Костомаров подготовил 21 том «Исторических исследований и монографий». Профессионалы «Очерк торговли Московского государства в XVI и XVII столетиях» и в настоящее время считают одной из лучших работ. В библиотеке каждого любителя исторического чтения найдется «Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей». В еще более широких читательских кругах известен роман Н. И. Костомарова «Кудеяр».

В. О. Ключевский

Основательный историк и источниковед в 1876 г. был избран членом-корреспондентом Российской академии наук. Многие русские и украинские читатели благодаря увлекательной, живописной, драматической манере изложения материала мастером исторической популяризации познавали историю «по Костомарову». Жизнь и творчество Костомарова показывают, что в России не только «поэт больше, чем поэт».

Последним великим историком досоветского периода был сын сельского священника Василий Осипович Ключевский (1841—1911). В 20 лет он отказался от духовной карьеры и окончил историко-филологический факультет Московского университета. В 1872 г. защитил магистерскую, а через десять лет – докторскую диссертацию «Боярская дума Древней Руси».

С 1871 по 1906 г. Ключевский преподавал на кафедре Московской духовной академии. Он работал в Московском университете с 1879 г., а также в ряде других вузов. Ключевский читал курс русской истории великому князю Георгию Александровичу. Он являлся председателем Общества истории и древностей при Московском университете. В 1901 г. Василий Осипович был избран ординарным академиком, а в 1908 г. – почетным академиком разряда изящной словесности Академии наук.

Ключевский имел славу блестящего и оригинального лектора. Он отлично знал источники и использовал обширный фактический материал, придавая ему совершенную художественную форму, создавая меткие, сжатые характеристики. В 1889 г. он издал «Краткое пособие по Русской истории». В 1904 г. приступил к изданию полного курса лекций. В четырех томах, охвативших исторические события до времени правления Екатерины II, освещен широкий круг вопросов, среди которых социально-экономическое развитие общества впервые исследовалось с наибольшей тщательностью. «Умственный труд и нравственный подвиг всегда останутся лучшими строителями общества, самыми мощными двигателями человеческого развития», – писал В. О. Ключевский.

В 1906 г. Ключевский был избран членом Государственного совета от Академии наук и университетов, но отказался от этого звания.