КалейдоскопЪ

Белое и черное в жизни и деятельности Н.С. Хрущева

Никита Сергеевич Хрущев (1894—1971) происходил из крестьян Курской губернии. Согласно официальной биографии, в молодости трудился на заводах и шахтах Донецкого бассейна. В 1917 г. ему было 23 года, революция открыла для него большие перспективы. Хрущев стал членом партии большевиков, активно участвовал в Гражданской войне. Серьезного образования Никита Сергеевич так и не получил, хотя и учился в Промышленной академии.

В те годы для продвижения по лестнице партийной иерархии высшего образования не требовалось. Умения понимать «генеральную линию партии» и личной преданности вождю «товарищу Сталину», а также некоторых других специфических качеств было вполне достаточно.

H. С. Хрущев на отдыхе

На руководящей партийной работе возглавлял организации ВКП(б) в Москве и на Украине, стал членом Политбюро ЦК ВКП(б). В годы, когда (во многом по инициативе Н. С. Хрущева) развернулась кампания критики «культа личности Сталина» и началась реабилитация жертв сталинских репрессий, собственная активность Никиты Сергеевича по разоблачению «врагов народа» не получила должного освещения. Лишь в период горбачевской «перестройки» появились материалы об этой «черной странице» в биографии «оттеплителя», так как главный критик Сталина сам был инициатором репрессий в отношении десятков тысяч людей. Во время войны Хрущев был членом Военного совета ряда фронтов. Его старший сын, военный летчик Леонид Никитович Хрущев, погиб в одном из боев.

После смерти Сталина в сложной борьбе Хрущев утвердился как первое лицо в СССР – Первый секретарь ЦК КПСС, а в 1958—1964 – Председатель Совета Министров СССР. С Хрущевым связывают «оттепель», критику культа личности Сталина на XX съезде КПСС (1956) и после него, реабилитацию жертв сталинских репрессий, освоение целинных и залежных земель в 1954—1960 гг., успехи СССР в науке и технике, другие явления, события, достижения, а также просчеты.

Хрущева часто называют «кукурузником». Действительно, после поездки в США он стал большим поклонником этой высокоурожайной и ценной (особенно для животноводства) культуры. Однако в СССР кукурузу заставляли высаживать даже там, где она расти в принципе не может. Автору приходилось видеть жалкие ростки кукурузы на полях юга… Архангельской области. Хрущев, в частности, утверждал, что за Полярным кругом кукуруза не потому не растет, что не может, а потому, что за Полярным кругом… плохие коммунисты. И это не анекдот, а реальная печальная действительность. Хрущев, пропагандируя кукурузу, выступал против травопольной системы, которая во многих районах складывалась веками в условиях недостатка удобрений. Не нравились ему и «чистые пары» на целине, он выступал против того, чтобы земля «гуляла», отдыхала.

Стремление ускорить темпы развития сельского хозяйства и экономики осуществлялось методом «кампаний», введением различных новшеств. В 1958 г. ликвидировались МТС, а их технику колхозы в принудительном порядке выкупали по завышенным ценам. В том же году были ликвидированы приусадебные участки, чтобы не мешали колхозникам трудиться на колхозных полях, а они давали 42% совокупного семейного дохода крестьян. По примеру «передового рязанского опыта» с большим шумом развернулась «кампания»: в 3 года «догнать и перегнать Америку» по производству мяса и молока на душу населения (в 1956 г. в СССР потреблялось 33,6 килограмма мяса, в США – 126). Вся эта «кампанейщина» привела к печальным последствиям. Руководитель Рязанской области Ларионов пустил «под нож» все поголовье скота у себя в области. Когда в Москве стало известно, что для выполнения принятых на себя обязательств он стал правдами и неправдами завозить мясо из других регионов, ему пришлось застрелиться. Финансовое положение большинства колхозов в результате закупки техники было подорвано. Лишенное стимулов сельское население в очередной раз «порушило скотину», забило значительную часть поголовья домашнего скота. Страну сотрясали «мясная» и «молочная» лихорадки.

Очень многие инициативы Хрущева вполне укладываются в поговорку: «Добрыми намерениями вымощена дорога в ад». Он заменил пятилетки семилетним планированием. Вместо отраслевых министерств появились территориальные органы управления – совнархозы. Органы управления подверглись делению на городские и сельские. «Чем войдет Н. С. Хрущев в историю?» – задавали вопрос «армянскому радио». «Он разделил партию и соединил ванную с унитазом», – последовал ответ. Речь идет о домах, которые строились быстро, на период эксплуатации 30—40 лет, и получили название «хрущевок»: планировка в них действительно была чрезмерно экономной.[116]

Во внешней политике Хрущев продолжал противоборство с США, НАТО, Западом (Карибский кризис 1962 г.), не допускал чрезмерной десталинизации в социалистических странах (Венгрия и Польша в 1956 г.), поддерживал национально-освободительное, антиколониальное движение. При нем был подписан Договор о прекращении испытаний атомного оружия на земле, в космосе и под водой (Англия, СССР и США). Часто Хрущев действовал довольно рискованно, блефовал.

Хрущева отличала многоречивость. В СССР шутили, что в газету с опубликованной речью Никиты Сергеевича можно завернуть слона. Он был остер на язык, часто грозил западному лагерю: «Мы вас закопаем». В конце своего правления Хрущев имел звания Героя Советского Союза и трижды Героя Социалистического Труда. В апреле 1964 г. отмечалось 70-летие Никиты Сергеевича. Главное поздравление зачитал Председатель Президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежнев. В октябре 1964 г. Брежнев со своими сторонниками сместил Хрущева. В связи этим советские люди вдумались в содержание терминов «субъективизм» и «волюнтаризм», которыми был обозначен стиль руководства Никиты Сергеевича. Собственно, этими терминами можно охарактеризовать правление любого советского вождя, так как для них всех не существовало «таких крепостей, которые не могли бы взять большевики» (слова принадлежат Сталину).

На пенсии отставной политик продиктовал объемные «Воспоминания», впервые изданные на Западе. Никита Сергеевич был женат, сын Сергей и дочь Рада заметной роли в политической жизни не играли. Умер незаметно в 1971 г. Похоронен на престижном Новодевичьем кладбище в Москве.