КалейдоскопЪ

Кто убил С.М. Кирова?

«Я проверяла все версии, которые существовали, и лишь одна из них документально подтверждена. Николаев убил Кирова, руководствуясь личными мотивами». Этот вывод сделан исследовательницей самого знаменитого убийства в СССР в XX в. Аллой Кириллиной.[123]

С. М. Киров

Кто такой Киров и почему его смерть на протяжении десятилетий остается предметом яростных споров?

Сергей Миронович Костриков (1886—1934) родился в маленьком уездном городе Уржуме Вятской губернии. Рано остался круглым сиротой, с семи лет находился в детском приюте. Окончил начальную школу, городское училище и в качестве земского стипендиата был отправлен в Казанское механико-техническое училище. Знакомство с политическими ссыльными, чтение нелегальной литературы привели его в ряды РСДРП в 1904 г., а в следующем году он перешел на положение профессионального революционера. В Томске занимался устройством подпольной типографии, сидел в тюрьме и перебрался из Сибири на Кавказ, где возглавлял большевистскую организацию во Владикавказе.

В годы Гражданской войны Киров стал участником многих событий, находился на различных партийных и военных руководящих постах в Закавказье. Членом ЦК РКП(б) стал в 1922 г.

С 1926 г. возглавил Ленинградскую организацию ВКП(б), приобрел всесоюзную популярность как энергичный руководитель, внимательный к людям и хороший оратор.

1 декабря 1934 г. был убит Л. Николаевым.

Версия № 1. Убийство организовали белогвардейцы. Информация об этом проскочила сразу после трагедии в ряде изданий. Сообщалось, что в разных местах были расстреляны лица, причастные к данному преступлению. Но впоследствии о белогвардейцах никто не вспоминал.

Версия № 2. Убийство организовано сторонниками Г. Зиновьева и Л. Каменева, занимавших в первое послеоктябрьское десятилетие крупные партийные и государственные посты. В роли сторонников этих известных личностей «оказались» Николаев и еще 13 ленинградцев, объединенных следствием в террористическую группу. 29 декабря 1934 г. их приговорили к высшей мере наказания, и через час они были расстреляны.

В конце 1990 г. пленум Верховного суда СССР признал расстрельный приговор Военной коллегии Верховного суда СССР в отношении Л. В. Николаева, И. И. Котолынова, Н. Н. Шатского, В. В. Румянцева, С. О. Мандельштама, Н. П. Мясникова, В. С. Левина, Л. И. Сосицкого, Г. В. Соколова, И. Г. Юскина, В. И. Звездова, Н. С. Антонова, Л. О. Ханика, А. И. Толмазова незаконным. В отношении 13 человек уголовное дело прекратили за отсутствием в их деяниях состава преступления. В отношении Л. В. Николаева приговор оставлен без изменения, так как он совершил убийство.

Версия № 3. Убийство было подготовлено западными разведками, в частности польской. Версия существует лишь в связи с тем, что практически всем незаконно репрессированным в 1930-е гг. вменялись в вину тесные отношения с какой-либо из зарубежных спецслужб. Все, что известно о деятельности специальных служб одних государств в отношении других, позволяет утверждать, что в XX в., во всяком случае в мирное время, подобные задачи – уничтожение лидеров, глав государств – не ставились. Разведки США, Англии, других стран, конечно, устраивали перевороты. Разведслужбы Запада проводили подобные операции и в крупных государствах, и в «банановых республиках», но до индивидуального террора «опускались» редко. Самый известный в этом смысле пример – «охота» ЦРУ на лидера кубинской революции и главу Кубинской Республики Фиделя Кастро, который, впрочем, пережил многих руководителей ЦРУ. Почему какой-либо западной спецслужбе потребовалось убивать именно С. М. Кирова? Чтобы вызвать какую-то сумятицу в СССР? Очень рискованно.

Версия № 4. Кирова «заказал» сам И. В. Сталин, который видел в нем конкурента. Уже в 1930-е гг. давали срок за частушку, которая отражала народную молву:

Эх, огурчики, да помидорчики!

Сталин Кирова убил в коридорчике.

В полном объеме версию «запустил в оборот» Н. С. Хрущев в рамках кампании по развенчанию культа личности И. В. Сталина. Выступление Н. С. Хрущева выглядело, как заявка на проведение тщательного расследования с вынесением официального вердикта на сей счет. Расследования разного рода проводились, но официального вердикта, из которого бы следовало, что по заданию И. В. Сталина, данному тогда-то в такой-то форме, такие-то конкретные лица подготовили и осуществили убийство Кирова, так и не появилось. Можно, конечно, предположить, что люди, желавшие выслужиться перед Иосифом Виссарионовичем, сделали это сами. Выдвинуть такую гипотезу может только тот, кто не знает, что к 1934 г. окружение Сталина, особенно служилые люди, были им вполне вымуштрованы. «Мнение о соперничестве Сталина и Кирова глубоко ошибочно <…> Сталин настолько доверял Кирову, что не раз приглашал его совместно париться в бане. Среди прочих смертных такой „чести“ удостаивался только начальник его личной охраны генерал Власик. Не следует забывать, что, будучи человеком с физическим недостатком, Сталин фактически никому не показывался в костюме Адама».[124] Киров, один из самых верных сталинцев, один из создателей культа личности Сталина, был убежден, что Сталин является консолидирующей фигурой и без него страна пойдет «вразнос». Позже по этой же причине против Сталина не пошел Г. К. Орджоникидзе, предпочел застрелиться.

Версия № 5. Кирова убили по заданию Л. Д. Троцкого. У этой версии интересное происхождение. Дело в том, что автором идеи о причастности Сталина к убийству Кирова, первым, кто выдвинул именно эту версию (и обнародовал ее), являлся Лев Давыдович Троцкий. А. Кирилина обратила внимание на то, что аргументы в специальной записке об убийстве С. М. Кирова, подготовленной для Н. С. Хрущева П. Н. Поспеловым, зачастую текстуально совпадают с тем, что писал Троцкий в «Бюллетене оппозиции» в 1934—1939 гг. Естественно, что Сталин не мог не сделать Троцкому ответной «любезности», и советская сторона считала его, то есть самого Троцкого, в числе сторонников «террора против вождей СССР».

Версия № 6. Еще в 1993 г. Алла Кирилина опубликовала книгу «Рикошет», которая оказалась почти незамеченной широкой публикой и, видимо, была сознательно проигнорирована средствами массовой информации. Ленинградская исследовательница представила множество убедительных свидетельств, которые указывают на Л. В. Николаева как главного и единственного убийцу. Убийство совершил закомплексованный, ничтожный человек, по-видимому из чувства ревности, а фактически из желания прославиться, «войти в историю».

«Сексуальная составляющая» этой трагедии достаточно хорошо известна и многое объясняет. С. М. Киров как нормальный муж не хотел бросать свою больную жену, но как нормальный мужчина, находившийся между 40 и 50 годами, вряд ли мог на себе «поставить крест». Мильда Драуле, жена Николаева и подавальщица в буфете, обслуживавшем первого секретаря Ленинградского обкома ВКП(б), вряд ли была единственной женщиной, которая на короткое время попала в поле зрения С. М. Кирова, абсолютно занятого на основной работе. Так, многие ленинградцы считали совершенно правильным переименование Мариинского театра в Кировский, так как крепкий и энергичный Сергей Миронович уделял постоянное внимание балеринам прославленного храма искусства. Пресловутый же Л. В. Николаев был, похоже, не только никудышным и в то же время крайне амбициозным работником, но и столь же никудышным мужем и мужчиной.

В одном из документальных фильмов довольно серьезный тележурналист А. Пиманов, далеко не худший из современных телевизионных деятелей, долго тряс кальсонами покойного Сергея Мироновича с якобы остатками спермы. По версии А. Пиманова, Л. В. Николаев застрелил С. М. Кирова прямо во время любовного свидания с М. Драуле, при котором секретарь ЦК ВКП(б) и член Политбюро ВКП(б) был в сапогах, пальто и фуражке, а в силу зимней погоды еще и в кальсонах. Что еще придумают наши телевизионщики?

Пример с Л. В. Николаевым подтверждает явление не только российское, но и международное, общеисторическое: уродов не сеют, не жнут, они сами родятся. Первым таким уродом был Герострат. Самым ярким отечественным уродом XX в. стал Л. В. Николаев. Видных государственных деятелей, первых лиц государства чаще убивают или пытаются убить по идейно-политическим соображениям. На Марата, Авраама Линкольна, Александра II, В. И. Ленина, М. Ганди, И. Ганди, Р. Ганди и многих других покушались разные люди. Все они, посягая на чужую жизнь, оправдывали свои действия серьезными мотивами. А на Николаева даже не хочется тратить никаких ругательных слов. К сожалению, и такой субъект имел место в нашей истории.

«Выстрел в Смольном прошелся рикошетом по всей нашей истории. Он явился трагедией не только для партии, но и для народа. Но он не может быть поводом для злопыхательства, лжи, фальсификации. Уроки и горький опыт драмы страны после трагедии в Смольном, к сожалению, сегодня практически не усвоены многими современными политическими деятелями».[125]

Никто пока не считал материальных и людских потерь, которые стали результатом рикошета еще многих событий, не привлекших достаточного внимания исследователей и общественного мнения.

Можно вспомнить о «хрущевском дембеле», когда офицеров увольняли из армии без пенсии, без права ношения формы.