КалейдоскопЪ

М.А. Суслов: «делатель царей» или второй Победоносцев?

В январе 1982 г. советскому народу сообщили о смерти Михаила Андреевича Суслова. «Серого кардинала» похоронили с почестями, которые, по мнению внимательных наблюдателей, были ранее оказаны только Сталину. Думается, что мнение несколько преувеличенное. Остроумцы из числа советских людей отозвались на смерть Суслова исчерпывающей характеристикой: «великий почин». В то время все знали, что «великим почином» Ленин назвал первый коммунистический субботник, состоявшийся в 1919 г. В контексте событий начала 1982 г. слова «великий почин» обозначали надежду на то, что опостылевшие всем старики, засевшие в высшем партийном и государственном руководстве, хотя бы естественным путем уйдут с насиженных мест, и страна перестанет топтаться на месте.

Л. И. Брежнев вручает награду М. А. Суслову

Михаил Андреевич Суслов родился в 1901 г. В возрасте 20 лет вступил в РКП(б). Михаил Андреевич окончил рабочий факультет, что позволило ему поступить в Московский институт народного хозяйства им. Г. В. Плеханова. Суслов закончил экономическое отделение Института красной профессуры. Трудовую деятельность он начал преподавателем политической экономии в Московском университете и в Промышленной академии.

В обстановке «ежовщины», которая многим открыла перспективы карьерного роста, М. А. Суслов в 1938 г. стал секретарем Ростовского обкома ВКП(б), а в 1939 г. – секретарем Ставропольского краевого комитета партии. В этой должности Суслов был избран членом ЦК ВКП(б).

С 1944 г. он возглавил специальное бюро ЦК ВКП(б) по Литовской ССР и занимался «советизацией» Литвы и всей Прибалтики.

В марте 1946 г. Михаил Андреевич избран в Организационное бюро ЦК ВКП(б). По некоторым данным, он являлся ключевой фигурой в проведении насильственного перехода Восточной Европы от многопартийной системы к однопартийной, использовал при этом свой прибалтийский опыт. В начале 1982 г. в качестве причины смерти Суслова называли волнение, которое он пережил, пытаясь остановить развитие очередного политического кризиса в Польше, переставшей слушаться «старшего брата».

Карьерный рост Суслова выглядит достаточно стремительным. В 1947 г. он возглавил Управление агитации и пропаганды ЦК ВКП(б). На посту главного идеолога страны Михаил Андреевич находился после смерти А. А. Жданова вплоть до собственной кончины. После смерти Сталина Суслов поддержал Хрущева, которого Брежневу помог убрать от власти в октябре 1964 г. Именно Суслов делал доклад об ошибках Никиты Сергеевича (в присутствии самого «именинника») на расширенном заседании президиума ЦК КПСС. В западной советологической литературе долгое время Суслова считали инициатором свержения Хрущева, главным «мотором» заговора, называли «делателем царей».

Влияние Суслова не следует преувеличивать, но и нельзя недооценивать. Дело в том, что после Ленина, Бухарина, Троцкого и затем «на безрыбье» Сталина марксистско-ленинскую теорию развивать было по существу некому. В руководстве страны преобладали люди без серьезного теоретического образования, все больше становилось «технарей», инженеров. Большинство выпускников Института красной профессуры, которых начали учить во второй половине 1920-х гг., к концу 1930-х гг. подверглись репрессиям за принадлежность к различным антипартийным группам, но в принципе – за самостоятельность мышления. С момента смерти Сталина на протяжении длительного времени для большинства советских обществоведов главной гарантией спокойной жизни было умение пересказывать максимально близко к тексту последние редакции учебников по истории КПСС, диалектическому и историческому материализму, политической экономии и научному коммунизму. А то, какими именно будут учебники в вузах и в школе, газеты, программы телевидения, какие будут выпускаться художественные и документальные фильмы, куда будут ездить деятели советской культуры и какие деятели будут ездить в СССР, а также многое другое определял главный идеолог страны, лидер идеологического фронта Михаил Андреевич Суслов. Поэтому «великий почин» М. А. Суслова в январе 1982 г. многие советские интеллигенты встретили с надеждой на новую «оттепель». И ведь дождались.