КалейдоскопЪ

Трагическая судьба красных маршалов

После Февральской революции началось быстрое разложение старой русской армии. Надежды большевиков на то, что новую Рабоче-Крестьянскую Красную Армию удастся сформировать на добровольной основе, оказались несостоятельными. Воевать или служить в армии мало кому хотелось. Добровольцев к весне 1918 г. набралось очень мало. При этом значительную часть составляли офицеры царской армии.

Первые маршалы Советского Союза

В условиях полномасштабной гражданской войны большевикам пришлось ввести всеобщую воинскую обязанность «для трудящихся классов», твердую воинскую дисциплину и единоначалие командного состава, за которым все-таки приглядывали комиссары. Старые воинские звания, обращения, жесткая субординация ушли из армейской жизни, но, как показала сама жизнь, армия при любом общественном строе базируется на определенных проверенных основаниях.

В 1935 г. было объявлено о введении высшего воинского звания Маршала Советского Союза и присвоении этого звания пяти популярным военчальникам, героям Гражданской войны: Буденному, Блюхеру, Ворошилову, Егорову, Тухачевскому. Через три года трое из пяти маршалов были расстреляны. Возникает вопрос: за что и почему?

Василий Константинович Блюхер (1890—1938) стал первым кавалером ордена Красного Знамени. Он сумел вывести части революционных рабочих и солдат практически из безнадежного окружения. Затем В. К. Блюхер командовал рядом армейских группировок. Белые офицеры, взятые в плен, иногда спрашивали у Василия Константиновича, не является ли он потомком знаменитого прусского маршала Блюхера, воевавшего против Наполеона. На это Блюхер неизменно отвечал: «У нас вся деревня – Блюхеры». Потому что когда-то деревня принадлежала помещику с такой фамилией.

В 1920—1922 гг. В. К. Блюхер занимал пост военного министра, главнокомандующего Народно-революционной армии Дальневосточной Республики (ДВР). Это была непростая миссия. ДВР играла роль буферного государства между РСФСР и территориями, находившимися под контролем американских, японских и других интервентов на Дальнем Востоке. Формально в ДВР было внепартийное правительство, фактически всем руководили большевики. А вооруженные силы возглавлял Блюхер. Осенью 1922 г. интервентов прогнали, а ДВР вошла в состав Советской России.

После Гражданской войны В. К. Блюхер находился на различных командных постах. В 1929—1938 гг. командовал Особой Краснознаменной Дальневосточной армией. Под его руководством была отбита попытка китайских милитаристов захватить зону Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). В этих действиях Блюхер проявил себя как энергичный, умелый военачальник.

А в 1938 г. его арестовали и расстреляли как японского шпиона. Реабилитирован посмертно.

Александр Ильич Егоров (1883—1939) в 1905 г. окончил юнкерское училище. В Первую мировую войну был полковником. После Октябрьской революции перешел на сторону Советской власти. Во время Гражданской войны командовал крупными воинскими соединениями.

К середине 1930-х гг. стал начальником Генерального штаба, заместителем наркома обороны СССР, одним из первых маршалов Советского Союза. Вместе с группой военачальников был расстрелян по ложному обвинению. Реабилитирован еще при Хрущеве.

Михаил Николаевич Тухачевский является одной из самых ярких фигур периода Гражданской войны и вместе с тем наиболее заметной жертвой среди погибших высших офицеров Красной Армии. Некоторые авторы довольно уничижительно характеризуют полководческие качества ряда высших советских военачальников по состоянию на вторую половину 1930-х гг. Некоторые из былых героев сильно прикладывались к бутылке, не стремились пополнять свой военно-теоретический багаж, предпочитали «стричь купоны» с заслуг периода Гражданской войны.

Тухачевский же и в 1930-е гг. постоянно работал над собой, внимательно и с тревогой следил за развитием военной техники, тактико-стратегического искусства, остро ставил перед руководством страны проблемы перевооружения РККА, постоянного повышения квалификации командного состава. Активность и самостоятельность самого молодого маршала СССР вызывала повышенное внимание как советского руководства, так и руководства стран – потенциальных противников в грядущих военных столкновениях.

Вряд ли кто точно ответит на вопрос, сколько людей Н. И. Ежова было в окружении M. H. Тухачевского. Для любого подозрительного политика талантливый, самостоятельный военачальник – это потенциальный «наполеон», глава возможного «заговора военных». Во многих странах мира вся политическая история состоит из чередования власти военных и гражданских лиц.

Сталин хотел иметь компрометирующую информацию о «заговоре военных» под руководством M. H. Тухачевского. И он ее получил… Спецслужбы фашистской Германии сфабриковали необходимый пакет документов и нашли способ передать (продать) эти документы заинтересованным советским спецслужбам. Тухачевский был обречен. Далее – расследование и суд, скорые и несправедливые. Сталин избавился от потенциального «наполеона», Гитлер – от потенциально опасного противника и большой группы подготовленных офицеров армии противника. А завтра была война!

В одной из публикаций известный военачальник отозвался о Блюхере, Дыбенко, Егорове и некоторых других довольно пренебрежительно. Дескать, это были отжившие свое люди, не понимавшие характера современной войны, злоупотреблявшие спиртным и своим служебным положением. Однако даже в этом случае вряд ли можно оправдать пытки и уничтожение людей по ложным обвинениям. В предвоенный период, по различным подсчетам, подверглись разного рода репрессиям от 40 до 50 тысяч офицеров из 250 тысяч. К счастью, не все погибли. С началом войны 25 тысяч кадровых офицеров, сидевших по лагерям, были возвращены в РККА. Их очень не хватало в июне-ноябре 1941 г.