КалейдоскопЪ

Герои и антигерои

Idea fix Нестора Махно

«Идеей фикс» называют некую сверхзадачу, которую ставит перед собой тот или иной человек (например, абсолютно во всем походить на какую-нибудь «звезду»), правитель (завоевать определенные земли, войти в историю), организация (КПСС, которая намеревалась построить коммунизм). Ради достижения этой задачи (реальной или, возможно, иллюзорной) человек, правитель, организация не жалеют своих и чужих сил, ресурсов, совершают многочисленные действия, которые сторонним аналитикам кажутся пустыми, нелепыми, напрасными.

Н. Махно в эмиграции

Нестор Иванович Махно был одним из сыновей бывшего крепостного крестьянина. Он родился в 1889 г. в Екатеринославской губернии, в деревне Шагаровой, недалеко от села Гуляй-Поле. Екатеринослав сегодня называется Днепропетровском и входит в состав Украины.

Отец Нестора был конюхом и воловником у местного помещика, затем кучером у богатого заводчика. Нестору не исполнилось и года, когда отец умер, и матери поденным трудом пришлось содержать своих детей. После окончания начальной школы Нестор работал у местных помещиков, в крестьянской мастерской, на гуляйпольском чугунолитейном заводе учеником столяра.

Несправедливости жизни вызывали протест у юноши с сильным характером, и уже в 1906 г. он вступил в «кружок молодежи Украинской группы хлеборобов анархистов-коммунистов».

Махно в 1906—1907 гг. принимал участие в террористических актах, подвергался арестам, в 1910 г. Одесским военно-окружным судом в г. Екатеринославе был приговорен к смертной казни через повешение. 52 дня он находился в камере смертников, но смертную казнь ему заменили бессрочной каторгой. В Бутырской тюрьме в Москве Нестор отсидел в общей сложности 8 лет и 8 месяцев вплоть до освобождения Февральской революцией. Тюрьма «отшлифовала» властный, стойкий, энергичный и упорный характер молодого революционера.

В марте 1917 г. Махно объявился в Гуляй-Поле. Здесь начинается его многоплановая, противоречивая и в чем-то сумбурная деятельность, которая получила отражение в художественном телевизионном сериале, увиденном зрителями летом 2007 г.

Главным делом для Махно в условиях гражданской войны в России стала война. Он воевал против Временного правительства, немцев, петлюровцев, деникинцев, большевиков. С большевиками он трижды заключал союз и трижды этот союз расторгал. Под началом И. И. Махно собиралось до 50 тысяч бойцов. Он контролировал значительные территории Украины. Главной заботой Махно было обеспечение своих бойцов всем необходимым. Смелый, умелый, хитрый командир, он 14 раз получал ранения. Советская власть наградила Махно орденом Красного Знамени за большой вклад в разгром Деникина.

У «батьки Махно» была светлая мечта. Он возглавлял различные организации, собирал съезды, вел агитационно-пропагандистскую работу. Он мечтал о создании безвластной территории, о «вольных Советах», о воплощении в реальной жизни анархистского учения. На встречах с Я. М. Свердловым и В. И. Лениным в июне 1918 г. Махно называл себя «анархистом-коммунистом бакунинско-кропоткинского толка». Кстати, в отличие от многих, кто сразу ничего не понял, Махно приветствовал Брест-Литовский договор большевиков с немцами и считал его умным тактическим маневром.

Idea fix гуляйпольского атамана стала реализовываться в ноябре 1919 г., когда махновские отряды, нанеся существенные поражения деникинцам, заняли Екатеринослав и сделали его столицей «вольной территории». В основе идеи «вольных Советов» имелась некоторая социальная база. Украинские крестьяне во время Гражданской войны потеряли экономические связи с городом, перешли к натуральному хозяйству. Любую власть они связывали с налогами, мобилизациями в армию и реквизициями скота. Но создать «безвластное государство» в соответствии с принципом «моя хата с краю, я ничего не знаю» было нереально. Крестьяне не изготавливали пулеметов, пушек, снарядов и боеприпасов. Чтобы все это и многое другое иметь, Махно на протяжении всей своей деятельности совершал массу беззаконий, грабежей. Промышленные предприятия не работали. Денежные средства банков были разграблены. Вместо «вольных Советов без коммунистов и продразверстки» возникла атаманщина, военная диктатура Махно и его командиров.

В начале 1920 г. Махно отказался выступить против белополяков и весной-летом доставил немало неприятностей частям Красной Армии и советским органам на территории Екатеринославской, Таврической, ряда уездов Донецкой и Харьковской губерний. Но 2 октября 1920 г. состоялось подписание последнего соглашения между махновцами и Советской властью, и отряды Махно приняли участие в борьбе против Врангеля и освобождении Крыма. 16 ноября 1920 г. белые были полностью разгромлены, Крым освобожден.

Батьке предложили реорганизовать повстанческие отряды и слить их с регулярными частями Красной Армии. План создания вольного общества оказался под угрозой. Махно «закусил удила» и отказался выполнить требование Реввоенсовета. 26 ноября 1920 г. М. В. Фрунзе приказом по Южному фронту объявил махновцев врагами Советской Республики.

Погоня за Махно красных конников с использованием автомобилей, самолетов, мотоциклов продолжалась более полугода. В борьбе с махновщиной в разное время участвовали Ф. Э. Дзержинский, М. В. Фрунзе, Р. П. Эйдеман, А. И. Корк, воинские части под руководством С. М. Буденного, А. Я. Пархоменко, Г. И. Котовского, П. П. Григорьева. Махно потерял почти всех своих соратников, большую часть оружия, казну. 28 августа 1921 г. под красноармейским огнем атаман с несколькими десятками человек переправился через Днестр и сдался румынским властям.

После концентрационного лагеря в Румынии и Варшавской крепости Махно удалось добраться до Парижа. Для Советской власти он был изменник и бандит, а для русской эмиграции – революционер, коммунист-анархист и явный враг. Пришлось работать простым рабочим, декоратором на киностудии. Жена Галина Андреевна Кузьменко подрабатывала прачкой. Многочисленные ранения и туберкулез сделали свое дело – 24 сентября 1934 г. Нестор Махно умер в одном из парижских госпиталей.

После 1945 г. жена Махно оказалась в Советском Союзе, где просидела в лагерях до смерти Сталина. Позже работала инженером. На родине оказалась и дочь Махно Елена Нестеровна.

«Не гуляйпольские просторы, не Крым, а уголок на Пер-ля-Шез стал для Махно той „вольной территорией“, о которой он так мечтал», – написал автор биографической работы о Махно.[134] Урна с его прахом захоронена в колумбарии кладбища Пер-ля-Шез, неподалеку от могилы парижских коммунаров.