КалейдоскопЪ

А разведка доложила точно!?

Трагический день 22 июня 1941 г. стал самым черным для России в XX в. Уничтожение самолетов прямо на аэродромах, последующее пленение сотен тысяч солдат, огромные людские и материальные потери – все это породило дискуссию об ответственности за катастрофическое для нашей страны начало великой войны.

Ким Филби

При этом на протяжении прошедших десятилетий одно важное обстоятельство неизменно отмечалось и подчеркивалось: советские разведчики предоставили убедительную и точную информацию о планах Гитлера и дате возможного нападения.

Информации шло действительно много. Из берлинской резидентуры сообщали источники «Корсиканец», «Старшина», «Лицеист». «Франкфуртер» работал в Польше, а «Лист» и «Кембриджская пятерка» – в Англии.

«Корсиканец» – это Арвид Харнак (1901—1942), активный антифашист, один из руководителей организации «Красная капелла». Имел степени доктора юридических наук и философии. В 1935—1942 гг. работал в германском министерстве экономики. С 1935 г. помогал советской разведке, так как хотел свержения фашистского режима. Вступил в члены нацистской партии, быстро продвигался по служебной лестнице. Он визировал секретные экономические и торговые соглашения Германии. Осенью 1942 г. его арестовали вместе с женой и казнили по приговору военно-полевого суда.

«Старшина» – Харро Шульце-Бойзен (1909—1942). Участвовал в деятельности «Красной капеллы». Был журналистом, но закончил школу авиационных штурманов и в качестве старшего лейтенанта ВВС Германии занимался разведывательной деятельностью в министерстве авиации, имел доступ к государственным секретам. Казнен в конце 1942 г.

«Лицеист» – О. Берлинкс, латыш, агент резидентуры НКГБ. После войны выяснилось, что «Лицеист» являлся провокатором гестапо, специально введенным в окружение резидента советской разведки А. Кобулова с целью дезинформации. О результатах встречи «Лицеиста» с Кобуловым гестапо докладывало Гитлеру.

«Франкфуртер» (Эйкоф Карл) был офицером германской морской разведки, затем работал в СССР инженером на судоремонтном заводе. До 1936 г. сотрудничал с органами безопасности СССР. В апреле 1941 г. контакт с ним возобновили. Он считался добросовестным агентом.

«Лист» был агентом внешней разведки в Лондоне, имевшим доступ к государственным секретам большой важности.

«Кембрижская пятерка» – выпускники Кембриджского университета, занимавшие различные посты в Англии. Самым известным стал Ким Филби.

Следует также упомянуть о Рихарде Зорге и его группе в Японии, также поставлявшей ценную информацию. Рихард Зорге(1895—1944)родился в Баку. Его дед Фридрих Зорге был соратником Карла Маркса. Рихард Зорге с начала XX в. находился в Германии, участвовал в Первой мировой войне и после ранения сблизился с левыми социалистами. В 1924 г. он приехал в СССР, стал разведчиком.

В 30-40-х гг., работая журналистом, благодаря выдающимся личным качествам Зорге добывал очень ценную для СССР информацию. Он одним из первых сообщил достаточно точные данные о количестве немецко-фашистских дивизий, сосредоточенных к лету 1941 г. на границах СССР. Ему удалось сообщить дату вражеского вторжения и общую схему плана военных действий немецко-фашистских войск. В октябре 1941 г. Р. Зорге арестовала японская полиция, но он успел сообщить в Москву важную информацию о том, что Япония не собирается вступать в войну против СССР. Эта информация позволила перебросить крупные воинские силы с Дальнего Востока в период Московской битвы. Р. Зорге был подвергнут жесточайшим пыткам, в сентябре 1943 г. приговорен к смертной казни и через год повешен.

В наши дни японская газета «Асахи» опубликовала фотографии четырех снимков из «Регистрационной книги приведения в исполнение смертных приговоров в тюрьме Исигая и токийском изоляторе Сугамо за 1932—1945 годы». В документах, найденных японским исследователем Томия Ванабэ, записано: «Начальник тюрьмы Итидзима, проверив имя и возраст осужденного, сообщил ему, что, согласно приказу министра юстиции, приговор будет исполнен в этот день, и от него ожидают, что он спокойно встретит смерть. Начальник спросил, не желает ли осужденный что-нибудь добавить к своему завещанию, составленному ранее, относительно своего тела и личных вещей. Зорге ответил: „Мое завещание остается таким, каким я его написал“. Начальник спросил: „Хотите ли вы еще что-то сказать?“ Зорге ответил: „Нет, больше ничего“. После этого разговора Зорге повернулся к присутствовавшим тюремным служащим и повторил: „Я благодарю вас за вашу доброту“. Приговор привели в исполнение 7 ноября 1944 г. между 10.20 и 10.36 утра. Зорге сам встал под виселицу на люк, сделанный в полу. Он поднял по-ротфронтовски над головой кулак и громко произнес по-русски: „Да здравствует Советский Союз! Да здравствует Красная Армия“».[144] Рихард Зорге похоронен в Токио. В 1964 г. ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. В советское время о подвиге Р. Зорге вышел неплохой художественно-документальный фильм.

«Однако необходимо отметить, что в предвоенный период план „Барбаросса“ как документ ни внешней разведкой органов госбезопасности, ни разведкой Красной Армии не был добыт. Политическое решение Гитлера о войне против СССР, сформулированное им в августе1940 г. и принятое в виде военного плана в декабре 1940 г., не было положено на стол Сталина.

Советская разведка и контрразведка не разгадали суть операции вермахта по дезинформации советского руководства, в соответствии с которой перемещения огромного количества немецких дивизий объяснялись ничем иным, как передислокацией перед нанесением окончательного удара по Англии. Германские спецслужбы через английское посольство в Швейцарии, лиц из окружения советского консула в Кенигсберге, завербованных советских разведчиков, захваченных в Польше, дезинформировали советское руководство», – утверждают авторы солидной монографии.[145]

Авторы интересного, редко цитируемого сборника документов со ссылкой на «современников Гитлера» утверждают, что день подписания акта о капитуляции Франции 22 июня 1940 г. фюрер посчитал для себя счастливым и поэтому решил напасть на СССР 22 июня, но в 1941 г. 18 декабря 1940 г. он подписал секретную директиву № 21 – план «Барбаросса». 31 января 1941 г. главное командование сухопутных войск «Третьего рейха» издало директиву по стратегическому сосредоточению и развертыванию войск в целях осуществления плана «Барбаросса». 30 апреля 1941 г. на узком совещании высшего военного руководства Гитлер окончательно назвал дату нападения на СССР – 22 июня 1941 г. 10 июня 1941 г. начальник генерального штаба сухопутных войск Германии объявил армии срок нападения на СССР – 22 июня.

«К сожалению, как показывает изучение архивных материалов, внешняя разведка и контрразведка не получили полной информации об этих важных политических акциях германского руководства. Однако анализ хранящейся в ЦА ФСБ (Центральный архив Федеральной службы безопасности) информации, добытой разведкой и контрразведкой в тот период, свидетельствует: в своей совокупности она позволяла и всесторонне осуществляла подготовку к нападению на Советский Союз <…> Однако внешняя разведка и контрразведка тогда не оценили совокупности добытых сведений, не проанализировали поступавшей информации, не сделали необходимого вывода. В те времена существовал порядок докладывать руководству страны каждый материал в отдельности, как правило, в том виде, в каком он поступал, без аналитической оценки и комментариев. Определялась лишь степень надежности источника и достоверность полученных данных. Информационно-аналитического подразделения в структуре разведки попросту не существовало», – характеризуют ситуацию компетентные комментаторы.[146] А «личный компьютер» товарища Сталина в формате целого аналитического управления в данном случае дал сбой.

Поневоле вспоминается замечательная фраза кота Матроскина из известного мультфильма про Простоквашино: «Средства у нас есть, у нас мозгов не хватает».

В результате первоклассно проведенной фашистским руководством кампании по дезинформации И. В. Сталин, от которого в стране зависело все и вся, «тихо, сам с собою» решил, что Гитлер придвинул свои войска к границам СССР для того, чтобы предъявить СССР какой-то ультиматум. Например, о пропуске немецких войск через территорию СССР на Ближний Восток для борьбы с Англией. Этот ультиматум, как когда-то Ленин принял Брестский мир, Сталин тоже примет, выиграет время и к весне 1942 г. будет полностью готов к войне с Гитлером. Сталин хорошо знал о плачевном состоянии своих Вооруженных Сил, о неподготовленности командного состава, выкошенного репрессиями, к ведению серьезных боевых действий. Он панически боялся войны, не хотел верить сообщениям разведчиков, которые расходились с его собственными оценками и планами. «Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад», – написал великий поэт. Вот Сталина и обманули.

Книги В. Суворова, написанные в духе геббелъсовской пропаганды о якобы готовившемся на 6 июля 1941 г. нападении СССР и необходимости «превентивной войны», не выдерживают никакой критики. Достаточно вспомнить о советско-финской войне и катастрофическом состоянии армии, выявленном при передаче дел от К. Е. Ворошилова к новому наркому обороны С. К. Тимошенко и проведении различных проверок в первой половине 1941 г.

Большинство разведчиков погибло. Не сразу оценили возможности пеленгаторов, с помощью которых немцы и японцы быстро устанавливали местонахождение радистов.