КалейдоскопЪ

Полководцы, военачальники

Генералы Ельцина

Ни для кого не секрет, что любой дальновидный политик заботится об армии. В советские годы вожди предпочитали в качестве военного министра иметь «своего человека». При Сталине это был Ворошилов, при Хрущеве – Р. Я. Малиновский, при Брежневе – А. А. Гречко, а затем Д. Ф. Устинов.

И у Ельцина имелись «свои» генералы.

Первым приближенным генералом Ельцина стал Александр Владимирович Руцкой. Трудно назвать более близкого человека, если он 12 июня 1991 г. шел в паре с Ельциным на место вице-президента России. Правда, Руцкой был тогда еще полковником, но уже известным всей стране.

А. В. Руцкой

Он родился в 1947 г. в Курской области. Окончил Барнаульское высшее военное авиационное училище, Военно-воздушную академию, Академию Генерального штаба. С 1985 г. состоял в должности командира полка штурмовой авиации, воевал в Афганистане, был сбит, тяжело ранен. В 1988 г. вернулся в Афганистан, его снова сбили, он попал в плен к моджахедам и его обменяли на пакистанского разведчика.

В конце перестройки КПСС начала выдвигать «наверх» людей, которые могли понравиться советскому электорату. В 1990 г. А. В. Руцкой стал народным депутатом РСФСР, членом Верховного Совета РСФСР, председателем парламентского комитета. 1990—1991 гг. оказались для многих, в том числе для активных старших и высших офицеров, временем выбора. Руцкой занял сторону Ельцина, выступил в его поддержку в марте 1991 г. на III съезде народных депутатов РСФСР. И Ельцин оценил потенциал бравого, энергичного и по-мужски красивого полковника. К тому же Руцкой являлся одним из лидеров движения «Коммунисты – за демократию» и мог привлечь голоса колеблющихся членов КПСС. Учитывалось также и то, что напарником, кандидатом в вице-президенты у главного противника Ельцина, Николая Ивановича Рыжкова, был генерал-полковник Борис Всеволодович Громов, который командовал 40-й армией и вывел ее из Афганистана красиво и без потерь 15 февраля 1989 г. Руцкой же лишь занимал должность заместителя командующего ВВС в этой армии.

Руцкой был членом Совета безопасности, руководителем Межведомственной комиссии по борьбе с преступностью и коррупцией.

В апреле 1993 г. президент Б. Н. Ельцин лишил его всех полномочий. В событиях сентября-октября 1993 г. А. В. Руцкой стал «калифом на час». X съезд народных депутатов Российской Федерации избрал его президентом вместо Б. Н. Ельцина. Но по-настоящему возглавить лагерь противников Ельцина А. В. Руцкой не смог. По некоторым сведениям, он находился в несколько «разобранном виде». После обстрела Белого дома из танков 5 октября 1993 г. генерал в третий раз попал в плен, но на сей раз к своим, в Лефортовскую тюрьму.

Руцкой, как и многие участники событий, отделался легким испугом, так как I Государственная дума воспользовалась своими конституционными полномочиями и амнистировала всех лефортовских «сидельцев». Через некоторое время опальный А. В. Руцкой был избран главой Курской губернии, чтобы спустя несколько лет окончательно исчезнуть с политического горизонта.

Один из самых популярных генералов первой половины 90-х гг. XX в. – Александр Иванович Лебедь, бывший десантник, обладавший внешностью настоящего военного человека, который образные, остроумные ответы давал густым, сочным генеральским басом.

Известность пришла к А. И. Лебедю во время событий в Приднестровье. В 1992 г. начались вооруженные столкновения между силами Республики Молдова и Приднестровской Молдавской Республики, руководство которой заявило об отделении от Молдавии. События могли развиваться по известному сценарию: «мы выбили немцев из леса», «немцы выбили нас из леса»… Генерал-лейтенант А. И. Лебедь сразу выступил в роли «лесника»: всех «разогнал». Фактически, решая, казалось бы, частную задачу защиты от разграбления огромных складов с вооружением, размещавшихся на территории ПМР, А. И. Лебедь сыграл политическую роль. Он водворил мир в одной из постсоветских конфликтных зон. Правда, фактически сыграл при этом на руку пророссийскому руководству Приднестровской Молдавской Иеспублики.

Мало кто тогда вспоминал, что Лебедь уже играл политическую роль. По решению ГКЧП он со своими десантниками находился в Москве, в окружении Белого дома 19—20 августа 1991 г. И первым перешел на сторону Ельцина, Руцкого и Хасбулатова.

Вновь вспомнили о генерале перед вторыми президентскими выборами, которые предстояли в 1996 г. В течение короткого времени Лебедь взлетел очень высоко, хотя полет его был весьма извилистым. В конце апреля 1995 г. он вошел в руководство Конгресса русских общин (КРО), который выдвинул его кандидатом в президенты России. Лебедь в одном из выступлений презрительно отозвался о Ю. Скокове, председателе КРО, и лишился финансовой поддержки. В период безденежья Лебедь занял вполне прокоммунистическую позицию:

вошел в группу «Народовластие» во II Государственной думе и проголосовал за избрание спикером Думы кандидата КПРФ Геннадия Селезнева. Затем генерал сблизился с руководителем службы безопасности президента Коржаковым и главным финансистом президента Б. А. Березовским. У Лебедя появились помещения, штаб, деньги, выходы на телевидение, мощная рекламная «раскрутка». Впоследствии оказалось, что рекламные кампании Ельцина и Лебедя проводила одна и та же организация. Лебедь занял третье место в первом туре президентских выборов 1996 г., получил от Ельцина пост секретаря Совета безопасности и призвал своих сторонников во втором туре проголосовать за Ельцина. Смешно, но в противоположном лагере некоторые питали иллюзии, что Лебедь поддержит Зюганова.

А Лебедя несло еще выше. Он выступил в роли миротворца в Чечне, подписал с A. Масхадовым Хасавюртовские соглашения, которые ему позже вспоминали чуть ли не как предательство. Хуже был другое. Он уподобился птичке, которая «оторвалась от коллектива». В период болезни и операции на сердце у Б. Н. Ельцина во время выступления в Туле на явно провокационный вопрос: «А скоро ли Вы сами будете Президентом?» Лебедь ответил положительно. И стал никем.

Ему позволили стать губернатором Красноярского края, но амбиции по-прежнему распирали генерала. Вскоре после того как В. В. Путин стал президентом, вертолет, на борту которого находился А. И. Лебедь, запутался в проводах. Жизненный полет генерала закончился. Возможно, кто-то по этому поводу с облегчением вздохнул. Как говаривал товарищ Сталин, «нет человека – нет проблемы».

В феврале 1993 г. президентом Республики Ингушетия стал генерал-майор Руслан Султанович Аушев. С ноября 1992 г. он был главой временной администрации Ингушской Республики, появившейся в качестве нового субъекта Российской Федерации после разделения Чечено-Ингушской АССР на две части.

Аушев родился в 1954 г. в Казахстане, куда в свое время по решению Сталина вместе со всем ингушским народом были выселены его родители. В Казахстане Руслан окончил военное училище и начал службу в Советской Армии. Во время афганской войны командир батальона Р. С. Аушев получил высокое звание Героя Советского Союза. Затем Военная академия им. М. В. Фрунзе, снова Афганистан, ранение, служба на Дальнем Востоке.

В условиях начавшейся перестройки Р. Аушев стал народным депутатом СССР, председателем Комитета по делам воинов-афганцев.

Красивый, статный генерал в Ингушетии пользовался огромной популярностью. Он выступил с идеей сохранения национальной самобытности Ингушетии. Одним из первых указов разрешил многоженство. Аушев стремился встать над местными кланами, группами влияния, построил новую столицу республики – Магас. В связи с начавшейся войной в Чечне ситуация для Аушева осложнилась. В республику хлынул поток беженцев. Безусловно, понимая проблемы Д. Дудаева, такого же советского генерала, как он сам, Аушев вел себя осторожно. Некоторые российские военные считали, что президент Ингушетии ведет двойную игру.

Аушеву удалось использовать ситуацию и добиться учреждения в Ингушетии свободной экономической зоны. Москве требовалась лояльность авторитетного регионального политика.

В начале XXI в. Аушева в Ингушетии сменил генерал Зязиков из КГБ-ФСБ. И у него работы и хлопот хватает.