КалейдоскопЪ

Одна голова хорошо, а две… много! Взлет и падение патриарха Никона

Россия на протяжении веков была страной монархической. От Ивана III и особенно его внука Ивана IV до Иосифа Сталина и Владимира Путина вся полнота власти юридически (или фактически) сосредоточивалась в руках одного человека. Высшие правители государства опасались вводить должности, обладатели которых могли бы составить хоть какую-то конкуренцию первому лицу. Так, должности премьер-министра, Председателя Правительства в России не существовало до осени 1905 г. Должность вице-президента СССР просуществовала чуть более полугода, а вице-президента Российской Федерации – немногим более двух лет. В этом контексте судьба Никиты Минова (1605—1681), более известного как шестой патриарх Московский и всея Руси Никон, весьма показательна.

Патриарх Никон

Никита Минов родился в крестьянской семье. Он терпел много зла от мачехи и тайно ушел в Макарьевский Желтоводский монастырь. Затем монастырь был оставлен, так как Никита женился и стал сельским священником. В скором времени все трое детей молодого священника умерли, что было воспринято им как знамение свыше. Он уговорил жену постричься в монахини. Сам принял монашество в Анзерском скиту на Белом море. После ссоры с настоятелем Никону пришлось бежать. В другом, Кожеозерском, монастыре братия избрала его своим игуменом.

В 1646 г. Никон прибыл по монастырским делам в Москву и в ходе бесед с молодым царем Алексеем Михайловичем завоевал его доверие. Царь был моложе Никона на 24 года и видел в священнослужителе своего духовного наставника. Никон стал архимандритом Новоспасского монастыря, принимал все челобитные на царское имя, быстро снискал большой авторитет и влияние.

Крутой, властный и амбициозный характер Никона проявился на посту митрополита Новгородского. Он получил от царя широкие полномочия, вел себя как царский наместник и своими действиями вызвал «хлебный бунт» 1650 г., во время которого даже был избит толпой.

В 1652 г. Никон согласился стать патриархом (царь просил его об этом, стоя на коленях) при условии полного невмешательства светской власти в дела церкви. Никон достиг высшего духовного сана, получил от царя «карт-бланш» и начал коренные реформы, которые вызвали раскол в Русской православной церкви. После Собора 1654 г. противники церковных новшеств подверглись ссылке и заточению.

Церковный раскол стал трагедией русского народа. Раскольниками стали наиболее истовые верующие, фанатично преданные старым порядкам. Царь поддерживал Никона, так как в сопротивлении раскольников видел противоборство политике верховной власти, нажиму сверху.[48]

Никон при поддержке царя стал «ломать через колено» судьбы многих людей, восстановил против себя бояр, духовенство. Он завел огромный придворный штат, сделался недоступен, окружил себя царской роскошью. Подобно старухе, героине «Сказки о рыбаке и рыбке», которая хотела стать «владычицей морскою», патриарх Никон решил стать главным лицом в стране.

«Не от царей начало священства приемлется, но от священства на царство помазуются; священство выше царства. Царь не давал нам прав, а напротив, похитил наши права; церковью обладает; весь священный чин ему работает и оброки дает; завладел церковным судом и пошлинами. Господь двум светилам светить повелел, солнцу и луне, и через них показал нам власть архирейскую и царскую: архирейская власть сияет днем, – и власть эта над душами, царская же в вещах мира сего», – поучал Никон, уверенный в своем огромном влиянии на царя.

Однако, как говорит русская пословица, «дружба дружбой, а табачок врозь». Никон подзабыл, что Владимир I принял христианство от Константинополя, от Византии, где императоры из династии Исавров полтора столетия давили на духовенство до тех пор, пока церковная власть не оказалась полностью подчинена светской. В Западной Европе в XI—XIII вв. высшим авторитетом был Папа, которому и хотел уподобиться патриарх Никон, крестьянский сын. Если говорить современным языком, Никон «зарвался», «пустился во все тяжкие». Он заявил, что слагает с себя обязанности патриарха. Никон думал, что Алексей Михайлович будет снова на коленях умолять его вернуться.

В 1666—1667 гг. Собор с участием православных патриархов разобрался в ситуации и встал на сторону царя, который не пожелал быть «луной» при патриархе-«солнце». Никона лишили патриаршества и священства, сняли клобук и панагию, отправили простым монахом в Ферапонтов монастырь.

Никону удалось перенести все тяготы заточения и пережить царя Алексея Михайловича. Низложенный патриарх даже получил некоторое моральное удовлетворение. Алексей Михайлович незадолго до своей смерти попросил у бывшего наставника прощения, но Никон ему отказал.

Умер Никон в Кирилло-Белозерском монастыре, но похоронен был в Новом Иерусалиме, который сам отстроил в бытность патриархом. Через 19 лет после смерти Никона умер десятый по счету патриарх Адриан, но Петр I не спешил подыскивать кандидата на патриарший престол. Он просто упразднил сам престол и создал Святейший синод для управления делами церкви. Огосударствление Русской православной церкви было осуществлено в самой жесткой форме. Об амбициях Никона русское духовенство вспоминало вплоть до 1917 г., когда патриаршество было восстановлено.