КалейдоскопЪ

Проклятие Марины Мнишек

На одной из московских площадей честной народ стал свидетелем необычного зрелища. Казнили четырехлетнего мальчика. Мать его звала Иваном Дмитриевичем и считала законным наследником русского престола. Судьи называли его «Воренком» и приговорили к смертной казни как опасного государственного преступника. В Московском царстве «ворами» называли убийц, разбойников. В чем же заключалось преступление четырехлетнего мальчика? Почему он считался столь опасным для власти? Допускало ли тогдашнее московское законодательство умерщвление беззащитного ребенка-несмышленыша.

Марина Мнишек. Гравюра Н. Уткина

Матерью Ивана Дмитриевича была Марина Мнишек, «первая леди» Московского царства в течение восьми дней. Ее отец, польский шляхтич Юрий Мнишек, являлся воеводой в городе Самборе. Юрий Мнишек, авантюрист по натуре, отличался мотовством и постепенно погрязал в пучине нараставших долгов. Осенью 1603 г. Юрий Мнишек познакомился с молодым человеком, который бежал из Московии и говорил, что он последний сын царя Ивана IV Васильевича Дмитрий, избежавший неминуемой смерти. Подлинность романтической истории вызывала у поляков большие сомнения, однако молодой человек за помощь, предоставленную ему для восстановления своих «законных прав», подписал важные секретные соглашения. Король Сигизмунд III задумал расчленить Московию и присоединить к Польше часть земель. Папа Римский хотел православную Россию сделать католической. А Юрию Мнишеку молодой человек обещал взять в жены его дочь и расплатиться с долгами, в которые самборский воевода продолжал влезать, участвуя в экипировке войска будущего зятя для военного похода в Россию.

Потраченные на «царевича» деньги Ю. Мнишек начал «отбивать» с октября 1604 г., когда вместе с отрядами «Дмитрия» вошел в русские пределы. Война требовала денег. Война приносила трофеи. В то же время военная судьба переменчива. Из-за задержки жалованья в лагере самозванца вспыхнул мятеж, и в начале 1605 г. Юрий Мнишек, считавшийся главнокомандующим, счел более безопасным бежать в Польшу.

Как ни странно, но потенциальный зять стал-таки русским царем. Деньги прислал не все, частично компенсировал недостачу драгоценностями. Положение Лжедмитрия I было шатким. Он вспомнил о Марине Мнишек и ее отце. Личный секретарь Лжедмитрия Ян Бучинский отправился в Самбор и представил старому авантюристу смету «свадебных расходов». Неотложные долги польского магната оценивались в сто с лишним тысяч злотых. На приданое невесте предполагалось столько же. Самой важной статьей расходов должна была стать заработная плата вооруженным наемникам, набрать которых и привести в Москву должен был без пяти минут тесть Ю. Мнишек.

Марина Мнишек не стала невестой холостого царя в результате традиционного конкурса «Мисс Московское царство». По описаниям критически настроенных современников, она вряд ли такой конкурс могла выиграть. Марина была маленького роста и хрупкого телосложения. В те времена девушки-модели типа «вешалка для одежды» были не в моде. Вытянутое лицо Марины украшал слишком длинный нос, она имела тонкие губы и не очень густые черные волосы, выражение лица гордое и мстительное. По-видимому, и в Польше Марина вряд ли смогла бы стать победительницей конкурса красоты.

Боярская дума и православное духовенство были категорически против брака Дмитрия Ивановича с католической «девкой». Юрий Мнишек не входил в высшую польскую аристократию и был известен огромными долгами. Родственники Мнишека находились в оппозиции к польскому королю и чуть ли не готовили вооруженное выступление против него, рассчитывая на будущего зятя. Сигизмунд III обрадовался случаю выпроводить Юрия Мнишека с дочерью и новым войском за пределы Речи Посполитой. Даже отсрочил уплату долгов.

2 мая 1606 г. невеста в сопровождении внушительного воинского отряда прибыла в Москву. Обстановка в столице была напряженной. Юродивая старица Елена предсказывала царю смерть на брачном пиру. Казанского архиепископа Гермогена за требование вторичного крещения польской «девки» заключили в монастырь.

Под огромным нажимом царя и его ближайшего окружения была выработана процедура венчания. Свадьба состоялась 8 мая 1606 г. и носила скандальный характер. В столовой избе придворный протопоп Федор торжественно обручил Марину и «Дмитрия». В Грановитой палате князь Шуйский приветствовал невесту. Затем в Успенском соборе проходила коронация, чего прежде никогда не бывало. Патриарх из греков Игнатий, поставленный Лжедмитрием I вместо Иова, совершил обряд миропомазания. Должно было состояться и причащение, но царица не взяла причастия, как требовала процедура. Папа Римский категорически возражал против перехода Марины в православие, но она его приняла в отсутствие послов и иноземцев. Малорослым молодоженам пришлось встать на скамеечки, чтобы приложиться к высоко висевшим иконам. Свадьба проходила накануне Николина дня, что было за пределами приличий. Сразу после венчания Марина надела привычное платье, что было воспринято как неуважение к обычаям. Марина не пришлась по душе московской знати, а простому народу не нравилось поведение ее конвоя.

16 мая 1606 г. простые москвичи вступили в борьбу с наемниками Мнишека, а русские дворяне взяли штурмом Кремль и расправились с Гришкой Отрепьевым. Он даже не пытался спасти жену, убегая от разгневанных подданных. Польский посол отказался помогать людям Мнишеков. Сам он и вся их родня были ограблены до нитки.

Марина Мнишек проявила характер. Уже в следующем году она «признала» в Лжедмитрии II своего прежнего мужа – Лжедмитрия I. В этом политическом альянсе родился мальчик (в январе 1611), которого Марина называла Иван Дмитриевич. Но в 1611 г. Лжедмитрия II зарезали, и Марина нашла нового покровителя. Это был казачий атаман Иван Заруцкий. Атаман участвовал во втором ополчении, созданном под руководством К. Минина и Д. Пожарского. В августе 1612 г., когда к Москве подходили польские отряды гетмана Ходкевича и нижегородское (и общероссийское) ополчение, Иван Заруцкий вместе с немногими сторонниками бежал из-под Москвы в Астрахань. Оттуда Иван Заруцкий и Марина Мнишек вступили в переговоры с персидским ханом, ногайскими мурзами и турками. Они рассылали «прелестные письма», заявляя о правах на престол малолетнего сына Марины Мнишек от Лжедмитрия II. В Москве мальчика называли «воренком».

Мальчик был обречен. Во все времена новые правители, пришедшие на смену прежним, проводили своеобразную «политическую зачистку», если использовать современную терминологию. Знаменитый Никколо Макиавелли в своем наставлении для правителей «Государь» советовал после прихода к власти полностью уничтожать всех представителей предыдущей династии. В Турции, например, тот из многочисленных сыновей султана, которому удавалось сменить на престоле своего отца, обычно первым делом избавлялся от всех своих многочисленных братьев. На всякий случай!

Возможно, сын Марины Мнишек, которая одна знала, кем в действительности был отец мальчика, мог прожить долгую спокойную жизнь где-нибудь в России или в той же Польше. Но ребенок оказался разменной монетой, игрушкой в руках политических интриганов, которые считали его внуком Ивана Грозного и единственным продолжателем династии Рюриковичей.

Осуждение несмышленыша на смертную казнь стало «делом техники». В таком возрасте в Московском царстве по приговору суда не казнили. Но для Ивана Дмитриевича сделали исключение. С согласия Русской православной церкви.

Ребенка пытались повесить. Веревка оказалась слишком толстой и никак не могла затянуться на худенькой шейке мальчика. Опытный палач ударом дубины по детской головке закончил дело.

Марина Мнишек, узнав о трагической кончине сына, прокляла род Романовых, предсказала ему страшный финал.

Нельзя не признать, что пророчество Марины Мнишек вполне сбылось. Четырнадцатилетнего мальчика Алексея Николаевича Романова расстреляли вместе с семьей бывшего российского императора в подвале дома Ипатьева в Екатеринбурге.