КалейдоскопЪ

Женское ли дело страной управлять?

В современной России многие люди считают, что «любая кухарка может управлять государством». Некоторые приписывают фразу, взятую в кавычки, В. И. Ленину. Но руководитель большевиков в период их борьбы за власть, желая показать огромный потенциал простого народа, в действительности добавлял еще одно важное слово. Он утверждал, что «каждая кухарка» может «научиться управлять государством».

Екатерина I. Литография XIX в.

После смерти Петра I бывшая «портомойка» Марта Скавронская (по другим данным, Веселевская) стала управлять российским государством.

Марта была из крестьянской семьи. Служила прачкой в доме пастора Глюка в шведской крепости Мариенбург (сейчас это латышский город Алуксне). Ее выдали замуж за шведского солдата-трубача, который ушел воевать. Летом 1702 г. Марта стала трофеем русской армии: была служанкой у фельдмаршала Бориса Петровича Шереметева, затем перешла к Александру Даниловичу Меншикову. Ее достоинства достаточно быстро оценил Петр I, брак которого с Евдокией Лопухиной развалился, а союз с немкой, дочерью виноторговца Анной Монс, не состоялся.

После крещения Марта стала Екатериной. Кем бы и кто бы ни считал и ни называл Екатерину, очевидно одно важное обстоятельство: она устраивала Петра Алексеевича как женщина и близкий человек, он к ней со временем привык. Екатерина постоянно была беременна, родила много детей, из которых до зрелого возраста дожили лишь Анна и Елизавета. В 1712 г. Петр и Екатерина венчались, а в мае 1724 г. Петр венчал Екатерину на царство в Успенском соборе Московского Кремля.

После смерти Петра Великого при поддержке Меншикова мариенбургская «портомойка» стала российской императрицей. Научилась ли она «управлять государством», находясь рядом с таким правителем, как Петр Великий, у которого было чему поучиться? Два с половиной года Екатерина наслаждалась жизнью, полностью отдавшись плотским излишествам, а правил за нее Ментиков. Поэтому к известным словам Ленина «каждая кухарка может научиться управлять государством», по-видимому, следует добавить: «если захочет». А зачем ей этого было хотеть?

Умерла Екатерина I 6 мая 1727 г. в возрасте всего лишь 43 лет от скоротечной чахотки. «Портомойка», или «лифляндская Золушка», похоронена рядом с Петром Великим в Петропавловском соборе. В ее честь в 1714 г. Петр учредил орден Святой великомученицы Екатерины – высшую женскую награду в России. Первым кавалером этого ордена стала сама Екатерина. Памятников Екатерине I нет, если не считать замечательную игру Аллы Тарасовой в довоенном фильме «Петр Первый».

Вряд ли хотела, училась и рассчитывала управлять государством, тем более всей Российской империей, родная племянница Петра Великого Анна Ивановна. Ее отцом был Иван V Алексеевич, единокровный, по отцу Алексею Михайловичу старший брат, соправитель Петра Алексеевича, а матерью – Прасковья Федоровна Салтыкова. Родилась Анна Ивановна в 1692 г.

Петр I хорошо относился к вдове брата и его дочерям. Анна Ивановна в государственных интересах была выдана замуж за герцога Фридриха-Вильгельма, правителя Курляндии, которая находилась на территории современной Латвии. (Еще Даниловичи, московская ветвь Рюриковичей, успешно использовали политические браки для расширения своих владений, укрепления союзнических отношений и т. д.)

Злые языки утверждали, что настоящим отцом внушительной по объемам Анны Ивановны был не хилый и глуповатый Иоанн V, а здоровенный спальник его жены, дворянин Василий Юшков.

Почти сразу после свадьбы Анна Ивановна стала вдовой. Муж неожиданно умер на первой же станции по дороге в Митаву, не перенеся российского «алкогольного марафона». Анне велели сидеть в Курляндии правительницей под контролем русского представителя П. М. Бестужева-Рюмина, который по совместительству был ее любовником.

После смерти Петра II в соответствии с известным русским принципом «на безрыбье и рак рыба» члены Верховного Совета пригласили ее стать российской императрицей. Они собирались сами править за нее, поэтому предложили подписать кондиции (условия), которые ограничивали ее власть. Однако желающих «порулить» руками слабого правителя в России всегда было достаточно. Во всяком случае многие не хотели, чтобы узкая группа лиц из высшей аристократии или тогдашней олигархии узурпировала власть в своих руках. Дворянство настойчиво попросило, и Анна Ивановна разорвала кондиции. Но, как это часто бывает в политике, на арене появилась «темная лошадка» – Бирон.

В качестве любовника Бирон заменил Бестужева еще в Курляндии. В качестве реального правителя он уже в марте 1730 г. приехал в Москву, и «они уже не расставались ни на один день. Более того, многие современники отмечали, что императрица не могла и часа провести без Бирона, их часто видели шествующими рука об руку <…> Зимой и летом, в дождь и снег они были вместе. Они даже болели одновременно, точнее, болезнь Бирона делала Анну больной, и она не покидала на это время его покоев <…> Примечательно, что, отправляясь по зову верховников в Москву, Анна взяла с собой, кроме необходимых вещей, и годовалого сына Бирона Карла-Эрнста. Есть серьезные основания думать, что Карл был сыном Анны от Бирона, и она брала с собой самое дорогое ей существо. Известно также, что Карл-Эрнст впоследствии пользовался особой милостью при дворе Анны и до самой смерти спал в одной с ней комнате».[64]

Эти слова известного петербургского историка Е. В. Анисимова позволяют утверждать, что десять лет правления Анны Ивановны не случайно назывались «бироновщиной».

Анна Ивановна имела тяжелый нрав, была властной, упрямой, жестокой, энергичной, но могла быть и ленивой, нежной и суеверной; увлекалась совсем неженским делом – стрельбой и охотой. Императрица не любила театр, но могла подолгу слушать пение хора, неприличные рассказы «с перцем» и смотрела представления шутов и шутих. По ее указанию построили ледяной замок, где все предметы были сделаны изо льда. В этом замке устроили свадьбу старой и некрасивой шутихи и шута князя Голицына, внука фаворита правительницы Софьи. В Петербурге императрицу развлекали сотня соловьев, пятьдесят чижей, пятьдесят овсянок, двести канареек и попугаи. По птичкам за окном она метко стреляла из ружей, которые были расставлены по всему дворцу.

В 47 лет она заболела, слегла и, не вставая, умерла со словами: «Простите все». Можно ли считать такую фразу достаточной, чтобы действительно простить?

Одной из самых нелепых фигур на российском престоле была Анна Леопольдовна (Елизавета-Екатерина-Христина). Ее отцом был мекленбургский герцог Карл-Леопольд (поэтому ее можно называть и Анной Карловной), а матерью – Екатерина Ивановна, родная сестра Анны Ивановны, о которой речь шла чуть выше. Екатерина Ивановна вместе с дочерью сбежала от деспотичного мужа и умерла в Петербурге в 1733 г., после крещения дочери в православие. Родилась Анна Леопольдовна в 1718 г. в Ростоке в Германии, а умерла в 1746 г. в Холмогорах, на европейском севере России. Кто виноват в том, что молодая красивая женщина умерла, не дожив до 28 лет? При отсутствии хоть какого-то желания научиться управлять государством испытания, которые пришлись на долю этой эмоциональной натуры, оказались ей не по силам.

Во всяком случае «правила игры» не предполагали, чтобы Анна Ивановна объявила своим наследником Карла-Эрнста, если это был действительно ее сын. На полном «безрыбье» она выдала племянницу замуж за брауншвейгского герцога Антона-Ульриха и 12 августа 1740 г. получила желаемого наследника – правнука Ивана V. Родителей за возможных правителей не считали. «Меня держат только для родов!», – возмущалась Анна Леопольдовна.

Анне Леопольдовне законный муж очень не нравился. Он прибыл в Петербург еще в 1733 г., а под венец она с ним пошла через шесть лет. Под руководством Миниха Антон-Ульрих участвовал в штурме Очакова (1737). В походе на Бессарабию командовал сводным отрядом из трех полков. Проявил себя как храбрый офицер и получил чин генерал-майора. Правда, награждение его голубой лентой ордена Святого апостола Андрея Первозванного уже казалось перебором.

После смерти Анны Ивановны Анна Леопольдовна благословила гвардейских офицеров и солдат на арест Бирона 9 ноября 1740 г. и стала регентом при собственном сыне с титулом «благоверная государыня великая княгиня Анна, правительница всея России». Антон-Ульрих стал генералиссимусом, что выглядит как исторический нонсенс.

Все характеристики Анны Леопольдовны сходятся на том, что она была женщиной красивой и не очень большого ума, а политиком вообще никаким. Зато сразу же объявился новый фаворит – саксонский посол граф М. Линар, которого в свое время под благовидным предлогом высылали из России. Линар участвовал в совещаниях, получил орден Святого апостола Андрея Первозванного, бриллиантовую шпагу и т. п. (А бывшего камер-юнкера бывшей принцессы Анны назначили обер-прокурором Сената.) Со своим супругом герцогом Брауншвейг-Люнебургским, российским генералиссимусом, Анна Леопольдовна собиралась развестись и короноваться в декабре 1741 г., а потом зажить с Линаром по примеру родной тетки. Но «бироновщине» не суждено было смениться «линарщиной». 25 ноября 1741 г. Елизавета Петровна совершила государственный переворот.

В ссылке с ненавистным мужем Анна Леопольдовна продолжала делать то, ради чего ее пригрели в России, – рожала детей. И после очередных родов умерла. Тело перевезли в Петербург и похоронили в Александро-Невской лавре.

Мораль: чтобы управлять государством, этому все-таки надо учиться. Если же кухарка является царицей у себя на кухне, то можно порадоваться за ее родственников, особенно мужчин.