КалейдоскопЪ

Кризис политики перестройки (1989–1990)

Руководству и народу стало понятно, что перестройка буксует, не идет в задуманном русле, а причина в том, что советская система требует коренной реконструкции; «больше демократии» – как необходимость отказа от централизованного управления и догматической зашоренности в выборе путей развития.

Один из таких путей – построение рыночного общества по образцу Китая (рыночные реформы, но при руководящей роли коммунистической партии). Однако реформаторы решили идти к подъему экономики через демократизацию общества во всех сферах его жизнедеятельности.

Видные экономисты (академик Л. Абалкин и др.) пытались вразумить руководство СССР, что путь демократизации возможен и плодотворен в условиях экономического подъема, в противном случае демократизация политической сферы может привести не только к экономической, но и к политической катастрофе. Академиков не послушались: было принято решение безотлагательно обновить власти на альтернативной основе; превратить Советы в учреждения парламентского типа; отлучить партийные органы от вмешательства в деятельность государственных структур и т.д.

В результате на политической арене заявили о себе партии и движения, оппозиционные КПСС: Демократический союз, Социал-демократическая партия и др., народные фронты Литвы, Латвии, Эстонии, Молдовы, Украины, Армении, Грузии. Межрегиональная депутатская группа во главе с Ельциным способствовала формированию политических движений либерального толка.

Партия коммунистов, которая в свое время сумела отстоять Октябрьскую революцию, организовать разгром немецко-фашистского агрессора в годы Великой Отечественной войны и восстановить разрушенное народное хозяйство, начала сдавать свои позиции. Из нее стали выходить люди, попавшие туда по меркантильным (расчетливым) соображениям: в 1989 г. вышло 140 тыс., в 1990 г. – 2 млн. 712 тыс. чел. Покидали КПСС в полном составе республиканские коммунистические партии, фактически прекратили существование компартии Грузии, Молдавии, Армении. Эти и другие причины вынудили руководство КПСС официально отказаться от монополии на власть, руководящей и направляющей роли партии в обществе – из Конституции была изъята соответствующая статья.

Началась перестройка информационного порядка в стране. Символом перестройки в духовной и политической сцене стала гласность. Ее носителями выступали средства массовой информации: газеты, журналы, радио, телевидение. Масса политиков, историков, экономистов, философов всех мастей принялись публично оценивать историю СССР – его прошлое, настоящее и будущее. В прессе шла отчаянная борьба за выбор пути развития страны, в которой участвовали «либералы», «демократы», «неокоммунисты», «патриоты» – так они себя называли. Превалировали при этом публикации западной ориентации, направленные на реализацию в СССР модели государственного и экономического устройства по образцу США.

На прилавках магазинов и в газетных киосках появились ранее недоступные широкому читателю произведения Б. Пастернака, А. Солженицына, А. Платонова и др. Можно было приобрести «Очерки русской смуты» А. Деникина, воспоминания А. Керенского и Н. Хрущева и т.д.

Началась новая волна разоблачений сталинизма. Поток информации был настолько мутный, что выбирать из него зерна правды простому человеку было нелегко. Специально созданная комиссия Политбюро ЦК КПСС приступила к изучению материалов, связанных с репрессиями. Были выявлены фальсификации в отношении крупнейших государственных и партийных деятелей, таких как Бухарин, Рыков, Зиновьев, Каменев и др. Комиссия обнародовала итоги сталинского беззакония с 1930-х до начала 1950-х годов: 3 млн 778 тыс. 234 человека репрессированных, из них 786 тыс. 98 человек было расстреляно. Большинство теперь подлежало реабилитации.

Новый прилив гласности произошел в связи с введением Закона о печати, отменявшего цензуру. Теперь острие критики переносилось из прошлого к настоящему – против КПСС и инициатора перестройки и гласности Горбачева. Критика порой была настолько не объективной, что, уже будучи президентом СССР, Горбачев вынужден был издать Закон о защите чести и достоинства главы государства.

В таких условиях кардинальная политическая реформа в стране стала неизбежной, но трудно выполнимой. Гласность все активнее превращалась в орудие, нередко грубое, политической борьбы за власть.

Кризисное состояние в стране усугублялось межнациональными конфликтами: военные действия Армении с Азербайджаном за территорию Нагорного Карабаха; противостояние на национальной почве в Фергане и Ошской области в Киргизии; попытки вооруженного укрощения властями Грузии своих автономий – Абхазии и Южной Осетии; обострение отношений между Кишиневым и входящим в Молдавию Приднестровьем и т.д. Попытки руководства страны восстановить стабильность в горячих точках с помощью военной силы (Тбилиси, Баку, Вильнюс) еще более усугубили положение.

С лета 1989 г. в стране началось забастовочное движение экономического и политического характера. Состояние экономики катастрофически ухудшалось. Многие показатели стали ниже уровня многолетней давности.

Конец перестройки (весна 1990 – август 1991 г.)

Этот период характеризуется тремя факторами: переход страны к президентской форме правления (первый президент СССР – М.С. Горбачев); дальнейший спад в экономике; разраставшийся кризис в федеративных отношениях.

С целью выхода из всеобъемлющего кризиса в стране впервые в многовековой истории России – СССР был проведен референдум о будущем страны. 76,4% из числа голосовавших выступили за сохранение единого федеративного государства. Однако глас народа остался не услышанным руководителями ряда республик, которые вели борьбу за обретение суверенитета любой ценой (в первую очередь Латвия, Литва, Эстония, Молдавия, Армения, Грузия). Поиски компромисса между центром и республиками продолжался в ходе «новоогаревского» (Новоогарево – подмосковная резиденция президента) переговорного процесса, на котором предполагалось выработать приемлемый для всех республик новый союзный договор.