КалейдоскопЪ

Первые шаги

Федеральная власть важнейшей задачей считала разрушение прежней и построение новой государственности. Первое получалось лучше, вторая давалась с превеликим трудом. Власти всех уровней увлеклись изменением идеологического фасада (наружной, лицевой части) страны – перименованиями городов, площадей, метро и т.д. – тысячами.

СПРАВКА

Переименования – следствие российской идеологической неустойчивости. В Исландии, например, с 1900 г. не было ни одного переименования, в Великобритании – единичные случаи.

Вы помните, как в нашей истории стирались немецкие названия с городов и т.д. в годы Первой мировой войны (первая волна в XX в.; наиболее громко звучало переименование Санкт-Петербурга в Петроград). Прямо-таки цунами переименований прошла по России после Октябрьской революции (вторая волна; люди засыпали в Петрограде, Царицине, Нижнем Новгороде, Твери и т.д., а просыпались в Ленинграде, Сталинграде, Молотове, Калинине и т.д.). Третья волна сметала с городов, домов, улиц, колхозов память о сталинских вождях, одновременно возвеличивая в названиях новых вождей (г. Брежнев, Андропов и т.д.). Четвертая волна, сродни по размаху второй, только она носила характер уже отлива, – возвращала названия, отвергнутые после Октябрьской революции (так в России 1990-х годов снова вспомнила о Твери, Петербурге, Оренбурге и т.д.).

РЕПЛИКА

Исторически правомерным можно считать возвращение населенным пунктам, предприятиям и т.д. их исконных, т.е. существовавших изначально имен – это торжество справедливости. Но насколько справедливо вычеркивать такие же исконные, изначальные названия, заменяя их новыми? Представьте себе человека, родившегося в сталинские времена и получившего имя тогдашнего вождя – Иосиф. После Сталина у власти закрепился Хрущев, за ним Брежнев, позже Ельцин. Ведь абсурдом станет переименовывать Иосифа то в Никиту, то в Леонида, то в Бориса? А вот новые власти не посчитали абсурдом изменить первые названия различных объектов в угоду политической конъюнктуре. (В Москве даже станцию метро с именем М. Горького не пощадили!)

Созданная Конституционная комиссия приступила к разработке нового главного документа в 1990 г. Согласно проекту, Россия должна была стать парламентской республикой. Но президент и его сторонники отвергли такую идею.

ПЕРВОИСТОЧНИК

«При нынешней расстановке политических сил, в том числе в парламенте, пока еще в зачаточном состоянии многопартийности, да еще в условиях глубокого кризиса переход к парламентской форме правления был бы, конечно, крайне трудным, нежелательным, просто недопустимым… В условиях кризиса такая политика равносильна самоубийству. Я, как президент, никогда на этот вариант не соглашусь».

Из выступления Б.Н. Ельцина на Съезде народных депутатов РСФСР, 1992 г.

С весны 1992 г. началась открытая борьба элит государственных структур власти за реализацию своих принципов управления страной. Ельцина поддерживало правительство во главе с В.С. Черномырдиным (с весны 1993 г.) и сторонники либеральных реформ. Оппозиция объединилась вокруг представительной власти – Верховного Совета РСФСР и Съезда народных депутатов во главе с Р.И Хазбулатовым. Политический кризис в стране все отчетливее просматривался уже в ближайшей перспективе.

Весной 1993 г. в России был проведен референдум о доверии президенту и политике реформ. Доверие президент получил, реформы были поддержаны – народ, хотя и подзатянул пояса, но жил надеждой и обещаниями. Граждане согласились провести досрочные выборы депутатов и президента. Но и после этих шагов противоречия в верхних эшелонах власти не были исчерпаны.

К осени 1993 г. политический кризис достиг критической черты. Президент своим указом приостановил деятельность представительных органов власти, хотя не имел права этого делать, и назначил новые выборы на декабрь текущего года. Верховный Совет с таким решением не согласился и, поскольку он являлся народом избранным органом, собрал Съезд народных депутатов и проголосовал за освобождение Ельцина от обязанностей президента, объявив его действия «государственным переворотом». Функции президента съездом были возложены на вице-президента А.В. Руцкого. Сторонники противоборствующих сил вышли на улицы. Здание Верховного Совета было блокировано воинскими частями, верными президенту.

3 октября 1993 г. Б. Ельцин ввел чрезвычайное положение в столице. По его приказу «Белый дом» (так называлось здание, в котором работал Верховный Совет; в настоящее время в нем располагается правительство) с укрывшимися в нем оппозиционными депутатами был расстрелян из танков. В ходе перестрелки погибло (официально) 152 человека, ранено 878 человек, руководители противостоявших Ельцину сил были арестованы. Таким способом президентская власть укрепила свои позиции. Вне зависимости от правовых оценок действий противоборствующих сторон в эти октябрьские дни была окончательно разрушена система Советов как органов власти.