КалейдоскопЪ

У станка и плуга

Страны, ввязавшиеся в мировую бойню, были далеко не равнозначны в экономическом развитии. В 1914 г. национальный доход на душу населения в России был меньше, чем у основного противника: в 1,5 раза, чем в Австрии; в 2,7 раза, чем в Германии.

Война начала быстро менять облик промышленного и сельского хозяйства в сторону милитаризации. Она стала пожирать 80% лучших сортов железа и стали (на оружие и технику), 70% продукции текстильной промышленности (не просто было одеть в несколько раз выросшую армию). Темпы и объемы промышленного производства выдерживались только до 1916 г. Год спустя валовая продукция промышленности сократилась на одну треть. В 1916 г. уже не хватало каменного угля, пришлось проводить усиленную заготовку дров.

В 1915 г. появились первые признаки нестабильности в сельскохозяйственном производстве. В следующем году сбор зерна сократился на 40%. Причин тому несколько:

– уход основного состава хлебопашцев на войну (2 из 5 работоспособных мужчин были на фронте);

– сдача врагу 15 западных зерновых губерний с урожаем на корню;

– спад промышленного производства сельскохозяйственных машин и удобрений (в 1916 г. сельскохозяйственных машин выпущено в 4 раза меньше, чем в 1913 г.) и т.д.

Хлеба не хватало везде – на фронте и в городах. В начале 1917 г. даже запросы столиц удовлетворялись лишь на 25%.

Продовольственную проблему усугубляли голодные рты беженцев и военнопленных: на начало 1917 г. первых насчитывалось около 10 млн человек, вторых – 2,2 млн человек. И всех их надо было кормить.

Неустройство в сельском хозяйстве вынудило правительство ввести с конца 1915 г. продовольственную разверстку (систему заготовок сельскохозяйственной продукции, обязывающую крестьян сдавать государству все излишки хлеба и других продуктов по твердым ценам). За хлеб, изъятый у крестьян, обещано было щедро расплатиться после войны.