КалейдоскопЪ

Правительственная чехарда

Николаю II и его жене, как неизменному главному советнику, казалось, что если заменить на министерских постах одних лиц другими, дело на фронте и в стране улучшится. Несомненно, роль личности в истории велика, только если это выдающиеся личности, какими были, например, С.Ю. Витте и П.А. Столыпин. В годы войны такие личности в окружении царя замечены не были. К власти зачастую допускались люди либо случайные, либо некомпетентные.

С начала войны до Февральской революции в России сменилось 4 премьер-министра, 6 министров внутренних дел, 4 военных министра, 3 министра иностранных дел. О четвертом главе правительства, Н.Д. Голицыне, газеты писали: «Без программы, без реформ, без плана действий и вообще без руля и без ветрил!» Поэтому более точного определения кадровой политике России в период 1914–1917 гг. чем чехарда, не подберешь (чехарда – это частые перемещения или изменения где-либо, вызывающие путаницу, неразбериху).

Члены правительства не были подотчетны Думе, поэтому назначались и освобождались только царем. У него имелись близкие советники по кадровым вопросам – жена Александра Федоровна и любимец царицы, «Царев друг» проходимец (человек, способный на всякие нечестные поступки, мошенник) Григорий Распутин. При такой кадровой политике рассчитывать на достойных государственных деятелей не приходилось.

Императрица же считала, что в России просто нет умных людей. «Дорогой мой, как не везет! – восклицала она в письме Николаю II в Ставку. – Нет настоящих «джентльменов», – вот в чем беда… Горько разочаровываться в русском народе – такой он отсталый; мы стольких знаем, а когда приходится выбирать министра, нет ни одного человека, годного на такой пост».